Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Явка с повинной

Столкновения между сторонниками и противниками второго президента Роберта Кочаряна у здания суда 12 сентября тут же получили оценку со стороны близких к власти пропагандистов. Оценку, адекватную их понятиям об элементарных правилах приличия. Провластная пресса и соцсети буквально наводнены материалами о «кочаряновском терроре», атмосфере агрессии и ненависти, которую якобы насаждают «контрреволюционные силы», старающиеся отвлечь внимание общественности от судебного разбирательства.

НЕ БУДЕМ требовать от пропагандистов чрезмерного ума, не предусмотренного инструкцией. Каждый добывает свое ведерко икры на хлеб насущный как может. Но нельзя не заметить, что подобные обвинения, звучащие со стороны власти, являют собой любопытный оксюморон. Ведь агрессия и ненависть с самого начала были присущи именно сторонникам Пашиняна.

Любой, кто осмелится критиковать варчапета, должен быть готов к тому, что узнает много нового о себе. С одинаковой легкостью вас назовут импотентом, растлителем малолеток, вором, наркоманом, потенциальным серийным убийцей, у вас появятся брошенные внебрачные дети, мать превратится в содержательницу борделя, отец — в уголовника, страдающего венерическими болезнями и алкоголизмом, жена — в проститутку, ваш диплом о высшем образовании окажется купленным, найдутся люди, которые видели вас в психиатрической больнице, где вы безрезультатно лечились от маникально-депрессивного психоза и родовой горячки. Здесь, кстати, позволительно вспомнить правило риторики, согласно которому то, что Погос говорит о Петросе, зачастую характеризует не столько Петроса, сколько Погоса.

Поиск врага как способ переложить свою вину на другого, стремление приписать политическому противнику свои пороки, помыслы, желания для сегодняшней армянской  власти основной вид деятельности. И эти люди сегодня обвиняют других.

Мы, естественно, категорически против любого насилия и осуждаем упоминавшийся выше инцидент у здания суда. Но кто в действительности спровоцировал столкновение, кому это было нужно?

Пример поведения митингующих перед зданием суда, где проходило заседание по делу Роберта Кочаряна, наглядно показывает, что возвращение в первобытное состояние — дело недолгое и не всегда обратимое. Причем превращение в варваров происходит в том числе и под самыми привлекательными лозунгами. Свобода, равенство, братство. Законность и справедливость. Долой эксплуататоров! Грабь награбленное! Или, как говорили доны в сицилийской мафии, «грабить грабителей, являющихся грабителями грабителей, не грабеж».

Но эти люди не только смешны и нелепы. Они еще и опасны, и непредсказуемы. Определенные меры предосторожности здесь совсем не помешают, тем более что некоторые из них обнаруживают вполне очевидные симптомы бешенства. Дело дошло до того, что один из активистов в прямом эфире обратился к своим сторонникам: «Гордые сограждане, берите на руки младенцев, под локти — стариков, над головой — плакаты «Кочарян — убийца!», Конституцию — под мышку и к зданию суда — требовать смертной казни для Кочаряна!»

Бывают и вовсе маразматические случаи. Помнится, летом один из революционных активистов пришел к зданию суда с большим пакетом и достал оттуда целый набор предметов: кепочку с надписью «Духов», коврик туриста, рулон целлофана, завернутый в бумагу завтрак и пачку детских долларовых банкнот, которые продаются во всех канцелярских магазинах. Большинство предметов, входящих в набор, вопросов не вызывало: кепка — опознавательный элемент униформы уличных активистов, на коврике активист отдыхает и набирается сил для борьбы, завтраком подкрепляется,  фальшивые долларовые банкноты можно кидать в сторону лагеря противников, намекая тем самым, что Кочарян своим соратникам платит. Кстати, долларовые банкноты, если, конечно, они настоящие, высоко ценятся не только контрреволюционерами, но и самыми ярыми революционерами.

Неясно было лишь, зачем активисту понадобился рулон целлофана, — как оружие освободителя страны от остатков преступного режима он вряд ли годится. При том, что в амуницию стоящего у суда и требующего смертной казни для Кочаряна активиста рулон должен входить, но не целлофана, а туалетной бумаги. У революционера должны быть холодная голова, горячее сердце и чистые руки, чему и способствует туалетная бумага.

Кстати, некоторые из участников антикочаряновской акции, на месте опрошенные журналистами, так и не смогли вспомнить, какого рожна они пришли к зданию суда и против чего именно митингуют. Не будем опять-таки требовать от людей невозможного. Да и какая разница? Пойти к зданию суда и требовать смертной казни для бывшего президента Арцаха и Армении, Героя Арцаха — их законное право, за неимением других прав и мозгов.

Повторяем, мы категорически против любого насилия, от кого бы оно ни исходило. То, что всякая война, в том числе и между согражданами, не может принести ничего хорошего, что при прочих равных условиях мир предпочтительнее и лучше не воевать, чем воевать, — об этом всегда уместно напомнить. Но воспользоваться незначительным инцидентом у здания суда и, мгновенно забыв о том, как именно власть вот уже  полтора года делит общество на «черных» и «белых», «чужих» и «своих», насаждая атмосферу ненависти и агрессии, вопить о «кочаряновском терроре» — уже верх цинизма и попрание всех правил приличия. Что заставляет думать, что столкновения у здания суда спровоцировала сама власть с целью приписать политическим противникам свои  собственные грехи.

Если же приглядеться, то все это весьма похоже на явку с повинной, но зачем приглядываться? Побережем глазки. А ненавистью и агрессией эта власть в нашем общем доме надышала действительно крепко. Сама она вполне придышалась, да и запах для нее свой, так что чувствует себя довольно комфортно. Оттого-то всякая попытка проветрить помещение заканчивается властными криками «закройте окно, сквозит!» и самозабвенной борьбой со сквозняком.

 

Источник: Гагик Мкртчян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.