Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Договор с ювенальными элементами

«Весь комплекс вопросов, касающихся малоимущих семей и детей, по сути, переходит под контроль международных организаций и НКО», — заявила в интервью «ГА» координатор инициативы «Армянские матери во имя семьи» и член ОО «Адеквад» Армине СААКЯН.

— События последнего времени, в частности, лоббирование властями вопроса ратификации Стамбульской конвенции, закрытие детских интернатов и т.д. наталкивают на мысль о продвижении в Армении ювенальной юстиции. Это так? Каковы факты на сегодняшний день?

— Настораживающие факты относительно продвижения имеются, однако я бы не связывала Стамбульскую конвенцию и ювенальную юстицию (не путать с правосудием для несовершеннолетних) потому, что они могут существовать совершенно отдельно одна от другой. В некоторых странах, даже не подписывавших конвенцию, имеется устоявшийся институт ювенальной юстиции и распространена практика изъятия детей из семей.

Если говорить о фактах, то в мои руки попал договор, который представители международных организаций и НКО в прямом смысле слова подсовывают семьям под предлогом оказания помощи. Договор содержит в себе откровенно ювенальные элементы, от которых семья не может отказаться, например, право обращаться в иные организации и органы опеки, тотальный контроль за семьей, сбор и хранение данных о семье. Формулировки в документе относительно детей неконкретны и больше относятся к сфере субъективных оценок отдельно взятого социального работника, и такое ощущение, что, собственно, для этого он так и составлен. Причем если были бы проведены действительно основательные исследования нужд семьи, то под каждую конкретную группу составлялись бы свои договоры. Однако этого не происходит, как отсутствует пока и та самая помощь, под предлогом которой эти документы подписываются.

Единственное сходство  между процессом, протекающим в рамках ликвидации государственных интернатов, и Стамбульской конвенцией, — это передача ответственности и контроля за определенными сферами под внешнее управление при минимальном участии самого государства. Так, весь комплекс вопросов, касающихся малоимущих семей и детей, по сути, переходит под контроль международных организаций и НКО. А в случае ратификации Стамбульской конвенции над страной нависают целых два контролирующих органа: GREVIO, который в данный момент возглавляет турчанка Фериде Акар, и восстановленная в этом году должность «независимый эксперт по вопросам SOGI» (SOGI расшифровывается как sexual orientation, gender identity).

— На днях министр юстиции Рустам Бадасян заявил, что в Венецианской комиссии рассматривались два вопроса относительно Армении: ратификация Стамбульской конвенции и пакет изменений в Судебный кодекс. «И мнения по обоим вопросам были утверждены». Если нет прямой связи между конвенцией и ювеналкой, то какова связь опосредованная?

— Обратившись к опыту соседней Грузии, можно увидеть, что после ратификации там начался процесс лоббирования однополых гражданских союзов. В дневные центры ухода за детьми из малоимущих семей ввели тренинги и семинары, посвященные гендерным вопросам и развитию толерантности среди детей к определенным видам ориентации. Стоит также подчеркнуть, что все эти центры находятся в ведении тех же организаций, которые возглавляют у нас шествие за ликвидацию государственных интернатов.

Для Армении кроме внедрения подобного «неформального образования» это может обернуться еще и тем, что даже при желании службы опеки не смогут отказать однополым парам в возможности стать фостерными (платными) родителями или напрямую работать с детьми в этих центрах, так как это будет считаться дискриминацией. Хотя, конечно, при недобросовестной работе сотрудников такое и сейчас не исключено.

Нужно ли это Армении? Каких граждан мы хотим видеть в будущем? Думаю, каждый из нас должен над этим задуматься.

— Что делать в сложившейся ситуации? Какие шаги нужно предпринять незамедлительно?

— В первую очередь, чтобы обезопасить детей от подобного возможного развития событий, необходимо восстановить решение правительства от 2008 года, отмененное в июне 2019-го, о том, что платное родительство может быть применено исключительно в случае детей, лишенных родительского попечения. Нужно также ввести во внутренний устав передачи детей в семьи пункт, по которому фостерными родителями могут быть только семьи, которые живут в официальном браке не менее 3 лет. Ведь мы стремимся сделать так, чтобы дети, оставшиеся без родителей, жили в семьях? Значит, надо это обязательно прописать, если опекун не является родственником ребенка.

И последнее: следует сохранить государственный контроль и государственные учреждения ухода за детьми из малоимущих семей. Провести необходимые реформы для усовершенствования госучреждений – начиная от ремонта и заканчивая контролем за работой, образовательными программами и необходимыми навыками, которые должны получать выпускники для дальнейшего развития и профессионального роста.

Недопустимо передавать целую стратегическую область под иностранный контроль, тем более сферу, относящуюся к семье и детям. Для этого необходимо, чтобы люди, заинтересованные в нормальном будущем наших детей, вплотную занялись этим вопросом и не допустили развитий, способных нанести вред государству, в первую очередь —  нашим детям.

 

Источник: Зара Геворкян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.

Copyright © 2018 Армянский интернет портал Arm-portal.ru. All rights reserved. При использовании материалов Arm-portal.ru - прямая, открытая, индексируемая поисковыми системами активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА. Мнение авторов публикаций на сайте может не совпадать с позицией редакции. Правообладателям