Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Болото будет само по себе, Армения — сама по себе

«Севан — око космоса для нас, как мы отнесемся к озеру, так космос отнесется к нам», — считает эколог Карине Даниелян.

— Расскажите о ситуации с Севаном. Она действительно уже критическая?

— Я бы сказала: критическая на пике. К сожалению, цветение водорослями на Севане опять активизировалось, а впереди еще июль, август, и дальше процесс будет идти еще более активно и масштабно. Влияет масса факторов: среди них то, что Севан продолжает принимать сточные воды всего водосборного бассейна, и не только сточные воды, но и отходы. Коммунальными отходами забиты реки, впадающие в Севан. В итоге вся эта загрязненная вода втекает в озеро.

Например, река Масрик под завязку напичкана тяжелыми металлами, поскольку там работает Сотский золотоносный рудник. С Шоржей такие же проблемы. И, хотя все проекты разработаны, программы расписаны, вперед мы не продвигаемся. И постоянно наносим все новые и новые удары озеру. Кроме того, начиная с 2012 года мы три раза брали дополнительный водозабор из Севана помимо разрешенных 170 млн кубометров. Негативные процессы также усугубляются изменением климата, температура выше нормы, и вода прогревается практически до дна, что тоже работает против озера. В 2008 году, когда мы обнаружили, что зимой происходят попуски воды из Севана, хотя закон это запрещает, мы подняли большой шум, обратились в правительство, в парламент. В итоге была создана межведомственная комиссия при президенте Армении с привлечением экспертов, неправительственных организаций и т.д., которой руководил Владимир Мовсисян. К сожалению, после его смерти в ноябре 2014 года комиссия перестала нормально работать, а потом и вовсе прекратила деятельность.

А ведь сколько реальной пользы приносила работа этой комиссии! Шаг за шагом решались какие-то вопросы, касающиеся состояния и характеристики воды в озере, ситуация явно улучшилась, запустился процесс самоочищения Севана. А потом комиссия перестала функционировать плюс добавились все вышеупомянутые факторы — и пошло резкое ухудшение.

— Что надо делать без промедления?

— На мой взгляд, совершенно необходимо срочно вновь создать комиссию с привлечением разного рода специалистов и решить, что делать. Дальше тянуть нельзя. Если так будет продолжаться, мы вскоре будем иметь болото вместо озера, потому что процесс заболачивания идет очень быстрыми темпами. Для Армении это будет необратимым ударом по всем фронтам. Воду из болота невозможно использовать ни в рекреационных целях, ни для орошения. О туризме я вообще молчу. То есть, понимаете, болото будет само по себе, Армения — сама по себе!

— Кроме того, ведь все водные ресурсы взаимосвязаны.

— Совершенно верно. Дальше отравление перекинется на другие водные ресурсы. Поэтому к решению проблемы Севана надо подойти очень серьезно и незамедлительно. Повторюсь, нужно собрать специалистов разных профилей, которые хорошо знают озеро, и понять, что следует срочно делать.

— Правда, что при наличии проблем, о которых вы сказали, купание в озере может нанести вред здоровью?

— Дело в том, что в прошлом году в ходе исследований там были обнаружены также токсические водоросли. Правда, в небольшом количестве, но они были. В местах, где происходит такой активный рост водорослей, лучше в воду не заходить.

— А как понять, что в том или ином месте этот процесс происходит?

— Опять же — надо исследовать. И понять, можно ли как-то избавиться от этих водорослей? Я говорила с химиками, они утверждают, что определенными химическими веществами можно воздействовать. Но тут возникает другая проблема: потом вся эта химия может остаться в воде, и неизвестно, что выйдет в итоге. Другой вопрос: можно ли избавиться от водорослей механическими способами? Так или иначе, а самое главное на сегодняшний день — сочетание двух процессов, которые обязательно помогут Севану. Нужно продолжать повышать уровень воды, чтобы не нагревались придонные слои. При этом повышение должно осуществляться за счет чистой воды, а не того, что мы сейчас заливаем в озеро. И надо срочно решать вопрос сточных вод. Возможно, имеет смысл обратиться к диаспоре с просьбой помочь финансово, информационно и т.д. Все программы есть, нужно запустить строительство очистных сооружений, перестать сточными водами заливать Севан. То же самое касается отходов — опять же программа разработана. Но сегодня по всему берегу можно наблюдать неконтролируемые свалки.

— Сколько у нас времени?

— Несколько лет, не больше. Многое зависит от объективных обстоятельств: изменения климата, других явлений. Обнадеживает то, что Севан фантастически реагирует на улучшения. Как только чуть-чуть улучшаешь условия для озера, оно моментально откликается, запуская процесс самоочищения.

— Как любой живой организм…

— Да, Севан — живой организм. Пусть это звучит не по-научному, но, по моему восприятию, Севан — око космоса для нас. И в зависимости от того, как мы будем относиться к озеру, так космос будет относиться к нам. Сейчас мы должны сигнализировать SOS. Конечно, начиная с 1964 года озеро периодически зацветало. Но, во-первых, после того как мы поднимали уровень, этот процесс прекращался. А во-вторых, таких масштабных негативных изменений никогда не было, были только локальные процессы, небольшими местами. В феврале мы обсуждали вопрос Севана на заседании экологической комиссии в Общественном совете, обратились в правительство с призывом не делать в этом году дополнительных попусков воды из озера и срочно заняться оросительной системой, приведя ее в порядок. Наши потери в оросительной системе огромные, мы больше теряем, чем берем из озера. Вроде пока речи о дополнительных попусках нет, но кто знает, что будет дальше, учитывая тяжелую ситуацию в сельском хозяйстве. Было несколько совещаний по состоянию оросительной системы, куда меня позвали принять участие.

— Совещание совещанием, а есть ли реальные шаги?

— Реальных шагов не видно, того, что делается, совершенно недостаточно. У нас оросительная сеть — это нечто существующее формально. Правда, в свое время большое финансирование под это дело предоставили американцы. На запрос, куда делись деньги, нам объяснили, что средства потрачены на основные каналы, основные водные пути. Между тем ответвления пребывают в страшном состоянии. По Еревану недавно была информация о том, что люди разбивают канализационные стоки и поливают этой водой сады. Я сама была свидетельницей подобного ужаса в разных регионах Армении, в том числе в Араратской долине. Скажем, река течет, но она ниже, чем поля. Для того чтобы работало орошение, необходима станция, обеспечивающая подъем воды. Но станция не работает. А рядом канализационные трубы. Что делают крестьяне? Разбивают трубы и поливают этой канализационной водой овощи-фрукты. А мы потом их покупаем и едим. Вы представляете, какое это загрязнение — и химическое, и биологическое?! Очевидно, что параллельно с решением всех вышеуказанных проблем надо еще поднимать экокультуру населения — тоже серьезнейшая задача.

 

Источник: Зара Геворкян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.