Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Закон о веттинге: Как скажут, так и будет

Быть или не быть закону о веттинге в Армении? Ответа на данный вопрос у нынешней власти нет. По крайней мере из уст ее представителей за последние полтора месяца пришлось услышать самые разные, противоречащие одно другому заявления. Причем настолько противоречащие, что за это время методично складывалось впечатление: власть и сама не знает, будет ли в Армении закон о веттинге или нет, как скажут, так и будет.

Самый свежий такой пример — кардинально противоречащие одно другому заявления министра юстиции Рустама Бадасяна и спикера НС Арарата Мирзояна. Первый говорит, что отдельный закон о веттинге будет, второй — что не будет. Впрочем, прежде приведем хронологию заявлений на эту тему за последние менее чем полтора месяца. Читатели же пусть судят сами.

ПОСЛЕ ТОГО как премьер Никол Пашинян «придумал» это новое для нашей реальности понятие, заявив о необходимости веттинга судей в день блокирования судов, 20 мая, депутаты фракции власти стали активно внедрять идею в массы. Хотя подавляющее большинство из них, по крайней мере в первые пару недель, имело весьма туманное, мягко говоря, представление о том, что такое веттинг вообще.

На следующий  после этого «знаменательного» события день фракция «Мой шаг» созвала закрытое заседание, и после трехчасовых бурных обсуждений в тот же день, 21 мая, руководитель фракции «Мой шаг» Лилит Макунц заявила журналистам, что они начнут работать над законопроектом о веттинге. «Принято решение разработать законопроект о веттинге, и теперь мы будем работать более интенсивно и активно в этом направлении», — сказала Макунц 21 мая.

А уже 29 мая, то есть спустя всего лишь 8 дней вместе с выходными и праздниками, выяснилось, что законопроект почти готов. И Макунц оппозиционным фракциям и общественным организациям предложила представить свои предложения и замечания. «Как известно, фракция «Мой шаг» инициировала процесс разработки проекта о веттинге, который стартовал еще месяцы назад. В данный момент он находится на завершающей стадии. Прошу фракции в течение недели представить письменно предложения и замечания. Мое предложение касается также заинтересованных общественных организаций», — заявила она 29 мая.

То есть заявления Макунц с разницей всего лишь в 8 дней уже противоречат одно другому! То она говорит, что «принято решение разработать законопроект о веттинге», то «как известно, фракция «Мой шаг» инициировала процесс разработки проекта о веттинге, который стартовал еще месяцы назад». К тому же из поднявшегося после этого шума выяснилось, что, кроме фракции власти, никому из коллег по парламенту об этом не известно! Да и мойшаговцы вряд ли могли похвастаться, что знали об этом. Посему сложилось устойчивое впечатление, что документ (если таковой и имеется) мойшаговцам подкинули.

ЭТИ ПОДОЗРЕНИЯ усилились еще и потому, что аккурат посередине — 24 мая — состоялись парламентские слушания по теме «Перспектива применения инструментов переходного правосудия в Армении», где в качестве гвоздя программы был представлен сотрудничающий с разработчиками политики переходного правосудия Непала, Индонезии, Ирака, Палестины, Либерии, Ганы, Кении эксперт Международного центра переходного правосудия (ICTJ) Рубен Каранза.

Прошла пара недель. Однако парламентские фракции за это время периодически сетовали, что никакого документа они и в глаза не видывали. А посему, мол, непонятно, к чему вносить предложения, относительно чего делать замечания. Фракция власти не только не опубликовала пусть даже сырой проект о веттинге или концепции, чтобы коллеги из оппозиции могли внести свои предложения и замечания, но даже не назвала имен тех, кто вошел в рабочую группу по разработке документа, чтобы коллеги из оппозиции могли сотрудничать с ними.

Так и не дождавшись ответа от фракции власти, оппозиционная фракция «Светлая Армения» 21 июня опубликовала свою концепцию веттинга судей, которая по замыслу авторов может стать подспорьем при разработке закона о веттинге. Мойшаговцы никак не отреагировали. Проигнорировали.

Зато 24 июня Лилит Макунц заявила радио «Азатутюн», что веттинг судей будут осуществлять Высший судебный совет и вновь создаваемая комиссия — орган по профилактике коррупции, подчеркнув, что отдельный закон о веттинге принят не будет. «Есть вопросы, которые должен решать, обсуждать Высший судебный совет, и основной процесс веттинга будет осуществлять именно Высший судебный совет. Но есть вопросы, которые выходят за рамки его компетенции, следовательно, они должны быть изучены и рассмотрены в другом органе, которым будет орган по профилактике коррупции», — сказала Макунц. По ее словам, инициированный спикером НС Араратом Мирзояном пакет законодательных изменений является началом формирования этого института.

25 ИЮНЯ в ходе обсуждения в НС того самого законодательного пакета, о котором говорила Макунц, спикер Арарат Мирзоян заявил, что веттинг в нашем случае не предполагает отдельного законопроекта. «Мы решили пойти путем регулирующих этот вопрос поправок в отдельных законах, что приведет нас к конечной цели», — сказал он. На доводы оппозиции об обратном Мирзоян, не приведя аргументов, заявил: «Необходимости в новом органе для веттинга нет и тем более — в отдельном законе. Предполагаемые изменения в различных законах позволяют соблюсти Конституцию и взятые перед Европой обязательства». То есть выходит, что месяц назад, 29 мая, Макунц говорила, что проект о веттинге находится в завершающей стадии, а уже 24-25 июня Макунц и Мирзоян друг за другом заявляют, что отдельного законопроекта о веттинге не будет! И что власть решила обойтись внесением законодательных поправок в отдельные законы! Первые из которых, кстати, парламент принял в первом чтении 25 июня. Вернее, фракция власти, не заботясь о необходимости консенсуса в вопросе веттинга, протащила законопроект, задавив большинством!

И вот на этом фоне новоназначенный министр юстиции Рустам Бадасян 27 июня заявил на  брифинге журналистам, что отдельный проект закона о веттинге… будет. Правда, он затруднился сказать, какой конкретно проект будет, поскольку сейчас документ находится в стадии разработки, ожидаются обсуждения с заинтересованными сторонами. По его словам, Министерство юстиции только приступает к разработке концептуальных подходов к веттингу и вытекающих из этого законодательных изменений.

ЗДЕСЬ, пожалуй, следует отметить, что на непозволительность без обсуждения концептуальных подходов переходного правосудия, инструментом которого является веттинг,  принимать касающиеся веттинга законодательные изменения говорила и оппозиция. Но сам спикер и вся фракция власти оказались глухи к здоровой критике и приняли детище Арарата Мирзояна. То есть приняли, по определению министра юстиции, законодательные изменения, вытекающие из пока не существующих концептуальных подходов к веттингу!

Более того, выходит, что министр юстиции Рустам Бадасян не знает не только об этом, но и о том, что правительство дало положительное заключение по проекту Арарата Мирзояна, а представлял его в парламенте его первый заместитель Артак Асатрян!  Теперь вопрос на засыпку: почему представители фракции власти и министр юстиции противоречат самим себе и друг другу? Почему за столь короткий период, с 21 по 27 июня, они сделали столько взаимоисключающих заявлений? Ответ в самом начале статьи…

 

Источник: Аревик Чилингарян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.