Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Ведра помоев — для бывших. Для своих — закон

С первых же дней прихода к власти правящая сила разразилась громкими, сенсационными обвинениями в адрес своих предшественников различного ранга. Одно за другим возбуждались уголовные дела, в которых, как правило, известные деятели из «бывших» обвинялись в хищениях и злоупотреблениях. Телеканалы, страницы газет, сайты пестрели фотографиями «злоумышленников». Одним словом, со всем усердием вырубался образ преступника, врага народа.

В РЯДЕ случаев обвинение позже отказывалось от первоначальных заявлений, количество преступных эпизодов резко сокращалось. Делалось это так просто и непринужденно, словно именно так и должно быть и нет во всем этом ничего предосудительного. Одним из первых примеров такого рода стала история с директором Всеармянского фонда «Айастан» Ара Варданяном. Его арестовали 4 июля 2018 года по подозрению в присвоении и злоупотреблении полномочиями служащим общественной организации. Якобы, располагая банковской картой с выделенными фонду 25 миллионами драмов, он использовал деньги в личных целях, в том числе делал ставки в онлайн-казино. В самом неприглядном виде Варданяна демонстрировали в мировом телеэфире мирового армянства, он был представлен буквально раздавленным и опозоренным. Но в самом скором времени стало известно (причем из заявлений его адвокатов, следствие отмалчивалось), что присвоений и злоупотреблений не было, Варданян в личных нуждах использовал свои деньги, а не казенные. Вскоре экс-директор вышел на свободу, но никаких объяснений, а тем более извинений со стороны следственного органа так и не последовало.

Частично подобная ситуация сложилась и вокруг еще одного директора — Молодежного фонда Армении Александра Тер-Овакимяна. Кстати, полномочия последнего, обвиняемого в хищениях и отмывании денег, несмотря на его содержание под стражей, насколько известно, до сих пор не прекращены.

Как бы то ни было, машина очернения людей запущена, видимо, чтобы у неискушенной части нашего общества никаких сомнений в активной борьбе «бархатных» с коррупционерами из бывших не возникало. Громогласно заявили, что с коррупцией в стране покончено. Ну а как же иначе, если на смену прежним, «скомпрометированным» кадрам пришли новые, сознательные и, главное, незапятнанные.

ВПРОЧЕМ, воодушевление от кадровых перестановок вскоре стало иссякать. Часть новых задержалась ненадолго: помощники, советники, руководители структур, деятели в марзах и другие выдвиженцы отправлялись в отставку и исчезали из поля зрения общественности. Более того, некоторые оказались замешаны в каких-то злоупотреблениях. Только вот процесс этот особого пафоса и красноречия почему-то не получил.

Одним из таких характерных проявлений стала ситуация в Государственной контрольной службе (ГКС). Так, 15 апреля появилась информация о том, что в отношении ее начальника, в прошлом непримиримого оппозиционера-активиста Давида Санасаряна, соответственно, обласканного новой властью, выбрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Последний, насколько известно, получил статус подозреваемого по уголовному делу, где обвиняемыми проходят сотрудники руководимого им ведомства. Еще недавно Д. Санасарян позиционировал себя ярым борцом с коррупцией, заявляя, что будет бороться с этим явлением даже с того света. Что же с ним случилось на этом свете?

Дело, по которому обвиняются чиновники ГКС, находится в динамике. Обществу стало известно о нем в конце февраля сего года с легкой руки министра здравоохранения Арсена Торосяна. Министр без всякого предупреждения написал в СНБ, что в работе ГКС «усматриваются подозрительные проявления», а именно: сотрудники содействуют определенным лицам в победе на тендерах. СНБ начала проверки, возбудила уголовное дело по статьям 38-308 и 325 УК РА (злоупотребление должностными полномочиями и подделка документов). В итоге вскоре были арестованы начальник управления по контролю за госзакупками Государственной контрольной службы Самвел Адян и Геворг Хачатрян.

Согласно официальной информации, известно, что и.о. начальника управления контроля за госзакупками Государственной контрольной службы Самвел Адян и главный специалист того же управления Геворк Хачатрян, вступив в предварительный сговор, исходя из личной заинтересованности и используя свое должностное положение вопреки интересам службы, в 2018-2019 годах незаконным образом вмешивались в процедуру закупок необходимого для нужд Минздрава и целого ряда медицинских центров медоборудования с целью обеспечить победу спонсируемых ими торговых организаций в объявленных тендерах.

Также отмечалось, что в случае противодействия незаконным действиям служащих, участвующих в процессе закупок, должностные лица ГКС угрожали проверками, а если угрозы не помогали, инициировали их. Вследствие этих действий в технические характеристики были внесены изменения, посредством которых занижались качественные характеристики подлежащих поставке товаров.

СОГЛАСНО следственному органу, «действия такого рода повлекли не только сбой в деятельности госорганов и организаций, направленной на обеспечение и повышение качества медицинской помощи, но и поставили под угрозу реализацию закрепленного Конституцией РА права на охрану здоровья многочисленных лиц».

Обвинение в злоупотреблении служебным положением и в подделке документов было предъявлено двум чиновникам ГКС 27 февраля. Суд избрал для них в качестве меры пресечения арест. А 3 апреля Геворг Хачатрян, как известно, вышел на свободу под подписку о невыезде. Согласно формулировке Генпрокуратуры, «мера пресечения была изменена ввиду того, что отпала необходимость в содержании его под стражей из-за снижения риска воспрепятствования следствию и уклонения от него».

На деле же вполне логично предположить, что, как бывает в подобных случаях, Г. Хачатрян решил пойти на сотрудничество со следствием, дал показания против вышестоящего. А на днях появилась информация об очной ставке между Давидом Санасаряном и Самвелом Адяном. И очевидно, что тучи над головой главы ГКС сгущаются. Одним словом, дело это находится в динамике.

Но известно: в соответствии с нормами УПК та или иная мера пресечения применяется только в отношении имеющего процессуальный статус лица — подозреваемого или обвиняемого. Однако ни орган следствия, ни генпрокурор, которого журналисты прямо спросили об уголовном статусе Санасаряна в деле сотрудников ГКС, четкого и конкретного ответа не дают. Артур Давтян отговорился необходимостью молчать «в интересах дела», пообещав со временем предоставить информацию. Одним словом, компетентные источники уклоняются. И непонятно, в чем конкретно подозревают Д. Санасаряна? Также очень интересно, кто является потерпевшим в данном деле, ведь уголовные дела по вышеназванным статьям не обходятся без потерпевших…

И ВОЗНИКАЕТ логичный вопрос — почему компетентные органы молчат? Отчего мы не слышим победных труб и звона литавр? Разве подозрения (пусть даже всего лишь подозрения) в причастности высокопоставленного должностного лица, призванного по роду деятельности обличать и призывать к ответу, к проявлениям коррупции, недостаточно для очередного победного марша? Между тем в недалеком прошлом этого хватало для категоричных громких публичных обвинений и заявлений. Примеров множество, начиная с дела «1 марта». Взять хотя бы широко разрекламированную часть дела со взяткой, возбужденного со слов предпринимательницы Сильвы Амбарцумян. Последняя, кстати, вскоре заявила, что никогда не давала Р. Кочаряну никаких взяток. Потому совершенно непонятно, на чем держится это обвинение, еще до начала судебного процесса дважды отвергнутое судьями. Но на сей счет — тишина. Ведь речь идет о Роберте Кочаряне, триумфально назначенном главной мишенью новой власти.

Вспомним неподтвержденные обвинения в неуплате налогов и отмывании денег, высказанные в адрес сына второго президента, Седрака Кочаряна, попытки обвинить во всех возможных и невозможных преступлениях не только генерала Манвела Григоряна, но и членов его семьи. Список легко можно продолжить, но логика властей и так предельно ясна. БЫВШИХ следует заведомо давить и очернять, а СВОИХ — ни в коем случае.

В вышеуказанных и в других подобных случаях опровержений за необоснованные публичные обвинения мы так и не услышали. А сейчас все наоборот. Дело чиновников ГКС — громкое, резонансное, а информация — мизерная. Что же касается самого Давида Санасаряна — он скромно молчит.

Похожая ситуация и с уголовным делом вокруг Минздрава. Замминистра из назначенцев новой власти Арсен Давтян сидит за историю со взяткой в особо крупных размерах. Взяли, что называется, с поличным. Говорят, дело ведет к самым верхам ведомства. Но официальная информация скупа. Фиксировать внимание общества на этой истории, видно, не очень-то с руки…

P.S. И еще несколько слов вокруг самого громкого на сегодняшний день уголовного дела — по «1 марта». В беседе с журналистами 17 апреля наш, прямо скажем, не слишком красноречивый генпрокурор заявил, что продолжает усматривать основания для содержания под стражей Р. Кочаряна. По его словам, основания ареста Роберта Кочаряна связаны с теоретической возможностью его воздействия на процесс и они остаются в силе и в ходе судебного слушания. То есть Артур Давтян уже дал установку, провозгласил, что второй президент должен оставаться под арестом и на весь период судебного следствия.

Но если усматриваемые им основания — теоретические, почему бы и следствие не проводить теоретически? И суд? И Роберта Кочаряна почему бы не держать в заключении чисто теоретически?

До сих пор правило состояло в том, что процесс должен развиваться от теории к практике. А у нашего генпрокурора, как видим, наоборот. С чем нас всех и поздравляем.

 

Источник: Лана Мшецян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.

Copyright © 2021 Армянский интернет портал Arm-portal.ru. All rights reserved. При использовании материалов Arm-portal.ru - прямая, открытая, индексируемая поисковыми системами активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА. Мнение авторов публикаций на сайте может не совпадать с позицией редакции. Правообладателям