Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В Армении нет ни малейших признаков парламентской республики, страна уверенно движется к диктатуре одного лица

Никол Пашинян назначил дату  внеочередных парламентских выборов, нарушив устные  договоренности с парламентскими силами. Договоренности состояли в том, что выборы пройдут на основе нового избирательного законодательства и в условиях действия нового закона о партиях.

НАРУШИТЬ УПОМЯНУТЫЕ ДОГОВОРЕННОСТИ Никола вынудили заокеанские архитекторы смены власти, которые откровенно форсировали проведение досрочной кампании со ссылкой на то, что после формирования нового парламента откроются большие возможности для урегулирования проблемы Арцаха. Достаточно вспомнить известные заявления Джона Болтона, Ричарда Миллса и др.

Окружение Тер-Петросяна тоже форсировало досрочные выборы, упорно внушая Николу, что отсрочка смерти подобна, а если сроки выборов максимально приблизить, то это позволит оставить за стенами парламента традиционные партии РПА и АРФ «Дашнакцутюн». Для реализации заокеанского сценария по урегулированию отсутствие в составе депкорпуса партий с национальной повесткой было необходимым и обязательным условием. В итоге  досрочные выборы состоялись по действующему ИК, то есть по системе рейтингового голосования, которую Никол и прочие представители блока «Елк» до и после выборов 2017 г. подвергли резкой критике.

Выборы состоялись в неравных условиях

Сначала все шло по плану. Работала комиссия по разработке нового проекта ИК, были устные договоренности с ППА и АРФ «Дашнакцутюн» относительно примерных сроков избирательной кампании.

НО ВДРУГ ПАШИНЯН пошел на откровенное нарушение Конституции: 2 октября он инициировал осаду парламента, выгнал представителей вышеупомянутых партий из своего правительства и объявил о намерении максимально приблизить дату внеочередных выборов. Поводом стало голосование по проекту изменений в Регламенте парламента. Премьер назвал проект антиконституционным. Позже КС подтвердил соответствие документа Основному Закону.

Досрочные выборы состоялись в неравных условиях: большинство политических сил не успело полноценно представить избирателям свои программы и провести предвыборную агитацию во всех марзах. В итоге Никол получил желаемый парламент без РПА и АРФ «Дашнакцутюн». В нынешнем парламенте нет ни одной партии с национальной повесткой. В ходе предвыборной агитации соратники Никола использовали административный ресурс, в результате РПА не хватило мизерного количества голосов для преодоления необходимого барьера. Ставленники новой власти на местах не столько агитировали за предвыборный блок «Мой шаг», сколько вели агитацию против РПА.

Тихий парламент — шумные улицы

В идеале все должно было быть иначе: шумный парламент — тихие улицы. По итогам досрочных выборов страна получила парламент без оппозиции. Минувший год показал, что фракции меньшинства ППА и «Лусавор Айастан» не вполне соответствуют этому определению, хотя и выступают время от времени с критикой в адрес правительства.

ПО ИТОГАМ ГОДА можно однозначно заявить о том, что количественное большинство в парламенте так и не стало политическим, а партия «Гражданский договор» так и не смогла за год трансформироваться в правящую политическую силу.  Ее и партией-то можно назвать с большой натяжкой. Это клуб сторонников Никола, куда затесались представители фондов Открытого общества, причем интересы отдельных представителей партийного руководства не всегда совпадают с интересами людей Джорджа Сороса, но пока эти противоречия удается сглаживать. В дни заседаний правительства у здания на площади Республики  регулярно проводятся акции протеста. За истекший год мощные акции протеста прошли в целом ряде городов.

Премьер-министр на днях объявил, что страна завершила переход от полупрезидентской модели правления к парламентской. На самом деле никакого перехода не было, ибо парламент одного человека не может представлять законодательную ветвь власти в парламентской республике. Этот парламент не в состоянии реализовать даже малую часть полномочий, которыми наделила его Конституция, в частности, по контролю над деятельностью правительства. Как, скажите, может контролировать правительство  парламентское большинство, сформированное по воле одного человека! Все представители фракции «Мой шаг» оказались в парламенте только благодаря воле Пашиняна, а потому  фракция действует в точном соответствии с его указаниями.

Парламент не соответствует требованиям парламентской республики. Такие парламенты существуют при диктаторских режимах. При авторитарной президентской модели правления Тер-Петросяна и  полупрезидентской модели правления Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна правящее большинство всех созывов обладало гораздо большей самостоятельностью, нежели фракция «Мой шаг». Парламентское большинство  1995 г. розлива однажды даже преодолело вето президента. Во всех парламентах предыдущих созывов большинство (хотя бы наполовину) было политическим, в парламенте Пашиняна фракция «Мой шаг» представляет собой типичный образчик «кнопочного» количественного большинства, которое послушно ратифицирует все решения правительства.

В Армении нет ни малейших признаков парламентской республики, а парламент — самое наглядное свидетельство того, что страна уверенно движется к диктатуре одного лица. Пашинян подчинил себе правительство, парламент и судебную власть, исключение составил КС, который внутри и за пределами Армении называют островком демократии и против которого всеми доступными способами борется парламентское большинство.

 

Источник: Марина Мкртчян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.

Copyright © 2018 Армянский интернет портал Arm-portal.ru. All rights reserved. При использовании материалов Arm-portal.ru - прямая, открытая, индексируемая поисковыми системами активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА. Мнение авторов публикаций на сайте может не совпадать с позицией редакции. Правообладателям