Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Умышленная жестокость – смысл и цель властей

Пандемия коронавируса затронула все сферы нашей жизни. Не стала исключением и уголовно-исполнительная система, где содержатся осужденные, а также те, в отношении кого приговор пока не вынесен. В общей сложности их 2262 человека, людей с подорванным здоровьем, содержащихся в условиях, мягко говоря, весьма далеких от европейских стандартов. Совершенно очевидно: заболеет один — заразит весь этаж. И дальше, по цепной реакции.

КАК СТАЛО СЕГОДНЯ ИЗВЕСТНО, парламент Турции принял закон — из-за коронавируса из тюрем будут освобождены десятки тысяч заключенных для ослабления нагрузки в уголовно-исполнительных учреждений и защиты здоровья заключенных. Согласно закону, временно выпустят около 45 000 заключенных до конца мая, а Минюст получит право продлевать срок освобождения заключенных дважды с максимальным сроком на два месяца.

Подобная практика в сегодняшних условиях не новость. Из тюрем Ирана освобождено более 80 000 заключенных. Примеру этой страны последовали Италия, Канада, США и т.д. Теперь серьезность ситуации осознала и Турция, между прочим, страна, не только далекая от либерализма, но наоборот — известная своей жестокостью по отношению к заключенным.

А что же Армения? Ведь, как известно, коронавирус добрался и до нашей уголовно-исполнительной системы, несколько человек из охраны УИУ «Вардашен» больны, десятки изолированы. А с какой скоростью распространяется заражение этим злосчастным вирусом, приводящим к серьезнейшим осложнениям, мы видим воочию.

К сожалению, власти нашей страны по-прежнему глухи к происходящему. Ни один человек у нас не вышел из тюрьмы в связи с коронавирусом. Министр юстиции несколько дней назад сделал формальное заявление, призвав избегать арестов, по возможности заменяя их альтернативной мерой пресечения, что некоторые судьи, к их чести, делали и без его призывов. А в остальном — никаких действенных мер с целью обезопасить людей за решеткой не осуществляется.

ОТНОШЕНИЕ ВЛАСТИ К ЗАКЛЮЧЕННЫМ поражает своей безответственностью. Так, 13 апреля адвокат героя Арцаха, бывшего замминистра и депутата Манвела Григоряна Левон Багдасарян распространил заявление, в котором сообщает, что состояние генерала резко ухудшилось и он находится в крайне тяжелом состоянии.

По словам адвоката, врач, профессор Н. Аветян считает, что в Армении медицина приложила все усилия, чтобы помочь больному генералу, но из-за отсутствия оборудования пациент может скончаться. Более того, несмотря на то, что в мире, в том числе и во Франции, бушует коронавирусная эпидемия, тем не менее, больница во Франции, где в свое время лечился и прооперирован Манвел Григорян, ознакомившись с историей его болезни, сообщила о том, что больного нужно срочно отправить в их клинику.

«А что сделал министр? Министр говорит, что поскольку дело в суде, он не может ничего решать, и советует обратиться в суд. А что делает суд? Суд говорит, что не занимается вопросами здравоохранения и не обратится в министерство здравоохранения, а министерство здравоохранения не обращается в суд»… — говорится в заявлении.

Замкнутый круг – до боли знакомая ужасающая своей чудовищной жестокостью картина. Полтора года адвокаты М. Григоряна во всех судебных инстанциях ходатайствуют об изменении меры пресечения генералу, так как он серьезно болен, у него зашкаливает сахарный диабет, тяжелая форма онкологии и ряд заболеваний, несовместимых с пребыванием в тюремной камере, но их не слышат! Судьи, как по команде, раз за разом отклоняют ходатайства защиты, подкрепленные медицинскими эпикризами. Судьи Марине Мелконян, Арсен Никогосян — в досудебной производстве, затем, председательствующий на процессе Мнацакан Мартиросян жестоки и неумолимы. Будет сидеть, и точка.

Лишь после того, как прокуратура выступила с ходатайством о замене меры пресечения генералу, М. Мартиросян «прозрел» и немедленно вынес решение о его освобождении. Чем было продиктовано ходатайство прокуроров – очевидно: чтобы генерал, жизнь которого на тот момент висела на волоске, не скончался за решеткой. Пусть уж, что случится, будет на свободе, подальше от ответственности судебно-правовых органов.

НА САМОМ ДЕЛЕ, ВРЯД ЛИ СУДЬЯМ, следователям или прокурорам пребывание тяжело больного человека за решеткой доставляет особое удовольствие. Ни для кого не секрет, что их подобное поведение объясняется отношением властей, которое они, в частности Никол Пашинян, не раз публично озвучивали заведомо вынося суровый приговор. Мало какой судья рискнет выпустить человека из тюрьмы, когда «всенародный» премьер, не успев посадить его за решетку, публично объявляет преступником и мародером. Высший приговор вынесен еще до начала следствия, кто рискнет услышать аргументы «отверженного»? Уж точно не подчиненные генпрокурора Артура Давтяна и не судья Мнацакан Мартиросян…

Сегодня история повторяется. Адвокаты Роберта Кочаряна во всеуслышание бьют тревогу: имеющий проблемы со здоровьем 66-летний второй президент, который по заключению врачей должен находиться под медицинским контролем, содержится в тюрьме. При том, что он входит в группу риска, о которой на всех мировых площадках беспокоятся и трубят медики и правовые структуры, требуя для нее изменения меры пресечения. Этих людей в первую очередь выпускают из тюрем во избежание заражения коронавирусом. Более того, Р. Кочарян – не является осужденным, приговор в его отношении не вынесен. Заседания уже месяц не проводятся, судья очевидно затягивает процесс, передать дело другому судье председатель Ереванского городского суда безосновательно отказывается, и что получается в остатке? Власть не может не понимать все риски, которым подвергаются в тюрьме жизнь и здоровье Роберта Кочаряна, но сознательно держит его в условиях, способным привести к трагедии.

«КОМУ НУЖНО ДЕРЖАТЬ РОБЕРТА КОЧАРЯНА ЗА РЕШЕТКОЙ? Прокурорам, судьям или, может, лично Анне Данибекян? Конечно, нет. Это нужно Николу Пашиняну, только ему одному, — заявил адвокат Роберта Кочаряна Рубен СААКЯН в телефонной беседе с судебным обозревателем «ГА» и продолжил: — Не сомневаюсь, не будь нескрываемого желания Никола Пашиняна содержать Роберта Кочаряна под стражей, Генеральный прокурор Артур Давтян, назначенные им обвинители Геворк Багдасарян и Петрос Петросян сами бы внесли ходатайство об изменении меры пресечения второму президенту. Тем более, что в уголовном деле абсолютно нет никаких оснований предполагать, что, будучи на свободе, он может воспрепятствовать расследованию (рассмотрению) дела в суде путем оказания незаконного воздействия на лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, сокрытия или фальсификации материалов, имеющих значение для дела, неявки по вызову органа, осуществляющего уголовное производство, без уважительных причин или иным путем. Таких оснований не было во время предварительного следствия, нет и сейчас. Об этом знают все, абсолютно все следователи, судьи и все прокуроры, причастные к аресту второго президента. Если бы у всех у них было бы хоть одно основание, то оно было бы отражено в соответствующих постановлениях следствия, прокуроров и судей. Вместо этого в процессуальных документах присутствуют лишь, как пишут судьи Европейского суда по правам человека и повторяют тысячи юристов по всему миру, «абстрактные суждения». Из 17 судей, принимавших решения по вопросу ареста Роберта Кочаряна, только трое не пошли против требований закона и своей совести. Остальные 14 — …».

Трудно не согласиться с аргументами адвокатов второго президента, заявляющими, что Роберт Кочарян находится за решеткой из-за августейшей воли Никола Пашиняна. Что это, как ни попрание прав второго президента, а в сегодняшних условиях — сознательное доведение человека до необратимых последствий? И если с Р. Кочаряном что-то случится, то ответственность будет всецело лежать на нынешних властях РА – на первых лицах.,

 

Источник: Лана Мшецян, Голос Армении

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.

Copyright © 2022 Армянский интернет портал Arm-portal.ru. All rights reserved. При использовании материалов Arm-portal.ru - прямая, открытая, индексируемая поисковыми системами активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА. Мнение авторов публикаций на сайте может не совпадать с позицией редакции. Правообладателям