Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Станет ли Конституционный суд Армении марионеткой кадров Сороса?

29 августа Конституционный суд (КС) Армении письменной процедурой начнет слушания по заявлению Роберта Кочаряна с просьбой рассмотреть соответствие Конституции двух статей УПК Армении — статьи 135 («Основания для применения мер пресечения») и 35 («Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу и уголовное преследование»). В тот же день КС рассмотрит и второе обращение Кочаряна — по вопросу соответствия Конституции статьи 300.1 УК Армении («Свержение конституционного строя»).

КАК ИЗВЕСТНО, КС обратился в ЕСПЧ и Венецианскую комиссию для получения консультации по этому вопросу. Венецианская комиссия уже заявила, что представит свое консультативное мнение. Есть ли уже у КС экспертная оценка Венецианской комиссии, пока не известно.

Ситуация фактически такова: если КС констатирует, что обвинение не нарушает конституционный иммунитет Роберта Кочаряна, а нормы УК соответствуют Конституции, то вопрос привлечения Кочаряна в качестве обвиняемого останется в плоскости предварительного следствия и обоснованности обвинения. Если же Конституционный суд придет к заключению, что неприкосновенность Кочаряна непреодолима, или статья 300,1 УК не соответствует Конституции РА, то дело против Роберта Кочаряна придется прекратить, хотя… Кто его знает, какие еще сумасшедшие идеи возникнут в незрелых головах новых революционных властей…

Хотелось бы, чтобы Конституционный суд закрыл эту позорную страницу. Проблема тут вовсе не в Кочаряне, а в том, что из-за маниакального желания премьера как можно дольше удерживать Кочаряна за решеткой всеми правдами и неправдами страдает репутация страны. Ведь, когда причин держать за решеткой нет, сфабрикованное «демократами» дело — липовое, для достижения своих целей приходится блокировать суды, преследовать неугодных судей, давить на судей Высшего судебного совета, вынуждая, чтобы они подали в отставку, предлагать «взятки» судьям КС за счет государственного бюджета… Одним словом, приходится делать все то, что никак несовместимо с понятием правового, демократического государства.

ЧТО ЖЕ КАСАЕТСЯ содержания обвинения, то о чем говорить, если Пашинян приходит к власти в мае 2018-го, уже через месяц Кочаряна арестовывают, а еще месяц спустя Пашинян заявляет, что дело «1 марта» раскрыто… Ну прямо экспресс-расследование по делу 10-летней давности. Был бы честнее, сказал бы: ну вот, Кочарян наконец сидит…

Причем спустя более чем полгода арестовывают бывшего полицейского чина по обвинению в убийстве одного из демонстрантов, но спустя короткое время отпускают, так как выясняется, что этот демонстрант не был убит из оружия этого полицейского… То есть, по сути, у следствия нет никаких новых данных по делу «1 марта», которые не были бы установлены еще в 2008 году… Зато есть очень неказистая и косорукая история о том, что президент страны сверг конституционный строй страны, которую возглавляет.

Как же он его сверг? Оказывается, тем, что были предприняты меры по пресечению массовых беспорядков, очевидность которых не вызывает сомнений у участников и свидетелей тех событий, для всех, кто смотрел известные кадры или знаком с не менее известными и документально подтвержденными данными о десятках пострадавших полицейских, подожженных машинах, разграбленных магазинах… Не допускать этого — прямая обязанность президента. Но, оказывается, следствие считает незаконным указ президента о введении в городе Ереване чрезвычайного положения. В городе Ереване, заметим, а не в Армении, не говоря уже о том, что Конституция РА только президенту и предоставляет право на ввод ЧП, что и было сделано.

Наконец, единственная зацепка обвинения в том, что против демонстрантов была использована армия, а это якобы запрещено Конституцией. Но по этим сказкам на днях катком проехался Айк Алумян, показав, что Конституция Армения предусматривает обеспечение армией безопасности республики. И это не только внешние вызовы, но и внутренние. И в Армении и ранее были случаи, во времена беспредела Тер-Петросяна, когда в отдельных населенных пунктах вводился режим ЧП и войска привлекались для поддержания этого режима.

Более того, какую функцию возложили на военных в 2008-м? Они были брошены против демонстрантов, как в 1996-м Тер-Петросяном? Нет, конечно. Столкновения были между полицейскими силами и демонстрантами. Военные обеспечивали охрану государственных объектов, были привлечены в дополнение к мерам по обеспечению безопасности. Даже в показаниях Огановского, выданных BBC за большую сенсацию, говорится только о том, что военные были размещены в здании правительства и несли службу по охране здания по внутреннему периметру.

ЕДИНСТВЕННОЕ, О ЧЕМ МОЖНО ГОВОРИТЬ, — были ли нужны те дополнительные меры по обеспечению безопасности с привлечением военных? Тут каждый может считать, как ему угодно. Но решение должны были принимать ответственные за безопасность страны лица, и они принимали эти решения, посчитав их необходимыми. Тут можно спорить до потери пульса, но это будет чисто умозрительный спор, потому что только президент и руководство силовых структур, а не спорщики из социальных сетей и не умники из ССС несли в 2008 г. ответственность за безопасность страны. И если имеет право на жизнь мнение о том, что, если бы силовики действовали профессиональнее, жертв могло быть меньше, то такое же право на жизнь имеет и мнение, что, если бы президент пресек незаконные действия радикальной оппозиции раньше, жертв могло и не быть вовсе… Но и то и другое — только мнения.

Что же касается причин такого упорного желания держать Р. Кочаряна под арестом, то, как не раз сказано, тут комплекс факторов. О жаждущей мести душе Пашиняна, которому не дали взять власть в марте 2008-го, сказано не раз. Но, конечно, не только это, есть и другие интересные обстоятельства, которые вряд ли можно считать случайностью.

К примеру, о близкой родственной связи руководителя ССС с одним из руководителей представительства Фонда Сороса в Армении известно. Но вот на днях стал известен еще один любопытный факт. Когда сторонники Роберта Кочаряна начали проводить свои акции в поддержку арестованного второго президента, единственной организацией, которая оказалась настолько циничной, чтобы проводить контракции, была… «Сасна црер». И вот недавно обнародованы факты, что один из лидеров партии террористов, Гарегин Чугасзян, долгие годы также был одним из руководителей армянской структуры Фонда Сороса и имел частые личные контакты с Самым главным разрушителем государственных структур… Пазл складывается все более полно.

Чем дольше будет длиться «дело Кочаряна», а не дело «1 марта» — дело, сфабрикованное для обслуживания внешнего заказа и для утоления жажды мести одного, часто жующего человека, тем больше позорных для страны фактов будет вскрываться. Именно поэтому хотелось бы, чтобы Конституционный суд, хотя и туда уже начали проникать резиденты внешних сил, на основании права и закона, данной ему высшей судебной властью остановил этот фарс. Пока еще есть возможность.

 

Источник: Рубен Маргарян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.