Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Самозванцы. Беспрецедентно «жалкий парламент»

«Сидеть! Бояться!» — так выглядит главный посыл Пашиняна обществу. Брат его жены, Грачья Акопян, который по причине кровного родства стал депутатом, недавно повеселил общественность поистине сногсшибательным заявлением.

КОГДА ЕГО СПРОСИЛИ, почему блогера Нарека Мутафяна и оператора Саркиса Оганджаняна арестовали за вопрос судье Анне Данибекян, а тех, кто стащил с подоконника и повалил на землю судью Давида Балаяна, не наказали, то Акопян ответил: «Потому что блокирование судов было политической акцией, о которой премьер-министр объявил заранее». Здорово! Если Пашинян заранее объявит, что завтра следует не пускать на работу врачей «скорой помощи» и это политическая акция, то за насильственные действия в отношении врачей, которые попытаются выполнить клятву Гиппократа, никто не ответит. Потому что закон — это Никол, что и следует из заявления человека с мандатом!

Ранее политизированную публику потрясло заявление другого депутата от фракции «Мой шаг» о том, что требования легитимного большинства должны выполняться всеми беспрекословно. Речь шла о требовании отставки председателя КС Грайра Товмасяна. Господин с мандатом явно перепутал легитимность с посягательством на права человека. Легитимность не есть гарантия вседозволенности, к тому же легитимность — величина непостоянная, она связана с восприятием личностей или институтов обществом. Легитимность парламентского большинства имеет свой срок давности: с 9 декабря 2018 г. много воды утекло. На днях лидер ОНС Паруйр Айрикян заявил, что «таким жалким армянский парламент не был никогда».

Смешанное чувство стыда и неловкости, которое испытываешь, слушая выступления депутатов от большинства, разделяют видные представители общественности. О негласном приказе Никола депутатам фракции «Мой шаг» не давать интервью, чтобы не позориться, мы своих читателей уже информировали. Подавляющее большинство из 88 депутатоединиц не только не владеет навыками законотворчества, но и не знает простейших азов депутатской работы.

ЗАТО ГОСПОДА САМОЗВАНЦЫ, пришедшие с улиц в депутатские кресла, на полном серьезе считают себя вершителями судеб народных, против них действительно нет игры: против невежества, наглости и самовлюбленности всякие доводы бессильны. Им искренне кажется, что, раз они не любят Грайра Товмасяна, он должен послушно покинуть свое рабочее место. Они апеллируют понятиями «любим» — «не любим», «хороший» — «нехороший». При этом господа даже не осознают степень собственной ущербности…

Политический террор — явление массовое

Аресты по политическим мотивам постепенно становятся нормой жизни. Правоведы предупреждают: не за горами то время, когда репрессии постучатся в каждую дверь. Арест Мутафяна и Оганджаняна — акция устрашения для СМИ и сторонников второго президента.

ПОЛИЦИЯ действовала в духе НКВД. Несколько десятков человек ворвались в квартиру Мутафяна, пытались надеть на него наручники, но он сам пошел и сел в полицейскую машину, а позже его сестра увидела видеозапись полиции, на которой Нарека со скрученными руками заводят в отделение. Эти унизительные кадры — продолжение николовских шоу для запугивания политических оппонентов. Арестованные блогер и оператор, повторюсь, являются сторонниками второго президента.

Политический террор во все времена имел свои законы. Власть АОД для устрашения населения применила одну из его разновидностей: энерготеррор. О том, что веерные отключения не имели отношения к военным действиям в Арцахе и не были следствием войны, в 1999 г. объявил с трибуны парламента Вазген Саркисян. Еще раньше стало известно, что в те годы вырабатывалось достаточное количество электроэнергии, чтобы снабжать население. За преступление, имя которому энерготеррор, никто не ответил.

Никол пошел дальше Левона и пришел к политическому террору под вывеской борьбы с коррупцией и восстановления справедливости. В итоге имеем преследования и аресты по политическим мотивам и ни одного (!) судебного приговора по факту коррупции.

Оппозиционные Николу политики предупреждали: после захвата исполнительной и законодательной власти настанет черед власти судебной и СМИ. Антиконституционный поход Никола на Конституционный суд уже вступил в решающую фазу, а арест блогера и оператора — самое громкое свидетельство того, что власть перешла к репрессиям по отношению к представителям СМИ. В годы сталинских репрессий было известное «дело врачей». У нас уже есть «дело судей» Александра Азаряна, Давида Григоряна и Грайра Товмасяна, «дело журналистов» Мутафяна и Оганджаняна, завтра будет «дело учителей» и «дело строителей»…

Террор — явление массовое, его жертвы исчисляются тысячами и десятками тысяч. Жить в СССР 30-х гг. и не иметь лагерного опыта было непросто, сталинский террор ворвался чуть ли не в каждую семью, сегодня мы на пороге тотальных репрессий, и Никол не остановится, если мы его не остановим.

«Правозащитники»

Где, в какой нормальной стране главы 2 силовых ведомств одновременно уходят с постов, а «народный» премьер не считает нужным объяснить народу причины этих отставок?

ПО ЕГО УКАЗУ тиражируются сведения, дескать, Артур Ванецян и Валерий Осипян ушли не сами, а по воле премьера, который был недоволен их работой, но при этом великодушно дал им возможность написать заявления о добровольном уходе с должности. Судя по заявлению Ванецяна, все было не так, и окружение премьера умышленно искажает действительность.

Где, в какой стране глава государства молчит в то время, как на больничной койке в состоянии комы находится подполковник Ара Мхитарян, которому проломил камнем голову помощник марзпета Котайка? Никол не нашел слов, чтобы отреагировать на инцидент. Отреагировали родственники и друзья Мхитаряна, после чего Трдат Саркисян пообещал покинуть пост марзпета. Если бы проломили голову кому-то из представителей ЛГБТ-сообщества, то, будьте уверены, господа читатели, премьер отреагировал бы мгновенно! Каждому — свое.

Мы помним, как при прежней власти все общество поднялось на ноги в знак протеста против избиения военврача Ваге Аветяна, который затем скончался в больнице. Владелец ресторанного комплекса «Арснакар», во дворе которого произошел инцидент с избиением военврача и его друзей, Рубен Айрапетян под натиском общественности отказался от депутатского мандата. На инцидент с ранением подполковника Мхитаряна общественность отреагировала вяло. Правозащитники, которые во весь голос обвиняли власть в гибели Аветяна, сегодня молчат.

Напомню, виновным в избиении Мхитаряна является помощник марзпета Вайоц Дзора и его ближайший родственник — муж внучки брата отца Арутюн Григорян. Он арестован. Следствие изучает записи видеокамер, чтобы подтвердить или исключить причастность марзпета к инциденту. Судя по публикациям в СМИ, в объективность расследования мало кто верит. Скорее всего, власть попытается отмазать марзпета, который является другом премьер-министра. Трдат Саркисян и Никол дружат давно.

Власть сменилась, правозащитники остались прежними. Ответ на вопрос, почему некоторые из них никак не отреагировали на избиение подполковника Мхитаряна, один: они не правозащитники, а самозванцы, которые под вывеской правозащитных организаций на деньги Сороса боролись за смену власти. Сегодня они молчат потому, что добились своего, а еще потому, что Никол, повторюсь, по поводу избиения подполковника не сказал ни слова.

ПОКА ПОЛИТИЗИРОВАННАЯ публика и представители СМИ возмущались его молчанием, а также арестами блогера и оператора, премьер появился в прямом эфире на FВ, чтобы прочитать стихотворение Геворга Эмина по случаю 100-летия со дня рождения поэта.

В нормальной стране премьер счел бы подобное выступление неуместным, но самозванец на такие «мелочи», как умирающий подполковник и политическое преследование журналистов, не реагирует, у него другие приоритеты, он стихи читает, глядишь, завтра песенку споет и польку-бабочку спляшет…

И еще: как, спрошу вас, можно назвать секретаря Совбеза, который, отвечая на вопрос журналиста, говорит о том, что Армения де-факто находится в состоянии войны, и тем самым подписывается под позицией Азербайджана? Напомню, что руководство этой страны долгие годы именно тезисом о войне оправдывало нарушение запрета на применение оружия. Долгие годы Армения заявляла о том, что нет военной ситуации с Азербайджаном. Азербайджанцы, напротив, утверждали, что с 1994 г. находятся в состоянии войны с Арменией, оправдывая тем самым нарушение режима моратория.

Долгие годы Азербайджан пытался доказать цивилизованному сообществу, что речь идет не о замороженном конфликте, а о войне, чтобы оправдать обстрелы приграничных районов Армении и диверсии по всей длине линии соприкосновения на границе с Республикой Арцах. Теперь эту позицию повторил секретарь Совбеза Григорян. Как, повторюсь, можно назвать секретаря Совбеза, который повторяет позицию азербайджанского руководства в ущерб интересам Армении?

Нет-нет, господа читатели, то, что вы предлагаете, не пройдет редакторский кордон. На мой взгляд, уместнее назвать его другим, очень объемным по смыслу словом: самозванец.

 

Источник: Марина Мкртчян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.