Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Премии: лирика и физика

На днях глава КГД Армении Давид Ананян в беседе с журналистами заявил, что в будущем году премиальный фонд ведомства составит около 5 миллиардов 800 миллионов драмов. В этом году на премии сотрудникам комитета выделено 5 миллиардов драмов. Таким образом, примерно на 15 процентов налоговики и таможенники получат больше денег в качестве поощрения.

ТЕМА ПРЕМИЙ ВООБЩЕ и премий работников КГД в частности уже долгое время остается предметом жарких дискуссий и одним из наиболее острых раздражителей общественного мнения. Это вовсе  не удивительно в стране, где треть населения официально считается бедной, где минимальная зарплата составляет 55 тысяч драмов. По сути, премиальный фонд только одного государственного учреждения равен 90 тысячам минимальных зарплат. Разве это может не раздражать людей?

Конечно, у представителей власти на этот счет есть иное мнение. Например, они считают, что достойной оплатой труда можно  препятствовать оттоку хороших кадров в частный сектор, с одной стороны, и минимизировать коррупционные риски — с другой. Логика есть. Но она дореволюционная, потому как в «новой Армении», как известно, полностью искоренена системная коррупция плюс в «новой Армении» не в деньгах счастье, счастье в избавлении от старого режима, в демократических преобразованиях, в веттинге судебной системы и т.д. Правда, не совсем понятно, почему теми же ценностями, скажем так, духовными, должна руководствоваться широкая общественность, а узкая — например, налоговики — в «новой Армении» должна жить со старыми, материальными предпочтениями, со старой шкалой ценностей. Впрочем, это лирика премиального вопроса. В данном же случае речь о его (вопроса) физике. А именно о коэффициенте полезного действия процесса премирования работников системы. Полезного с точки зрения налогоплательщиков и интересов государства.

ЗА 9 МЕСЯЦЕВ текущего года КГД Армении обеспечил рост доходов бюджета на 191,5 миллиарда драмов. Цифра, скажем прямо, приличная. При этом премиальный фонд ведомства в текущем году составляет 5 млрд драмов. То есть условно на каждый миллиард премий приходится примерно 20 миллиардов дополнительных налогово-таможенных доходов. Выглядит такое соотношение довольно эффективным. Да и весьма эффектным. Но, как известно, все познается в сравнении. Посему проведем параллели с «загнившей» дореволюционной эпохой. В частности, аналогичным периодом 2017-го.

Так вот за 9 месяцев позапрошлого года рост налогово-таможенных доходов бюджета составил 74 миллиарда драмов. При этом премиальный фонд комитета составлял всего 800 миллионов драмов. В этом случае соотношение премий, выданных налоговикам, к величине роста поступлений в бюджет составляет один к 90. Таким образом, очевидно, что эффективность дореволюционного поощрения сотрудников КГД была почти в 5 раз выше, нежели в постреволюционный период.

Конечно, может показаться не очень корректным измерять отдачу от премирования ростом налоговых поступлений. В конце концов, в основном налоги выплачиваются своим ходом, без повышенного энтузиазма налоговиков. Но иначе в чем измерять кпд премий? А измерять необходимо, ибо оплата труда налоговиков осуществляется за счет налогоплательщиков, которые должны иметь представление о том, за что бюджет переплачивает и достоин ли этот труд переплаты, поощрения вообще.

ПРОБЛЕМА ОТТОКА хороших кадров из системы государственной службы была и раньше. Были и коррупционные риски, и желание налоговиков зарабатывать больше. Но аппетиты, судя по представленным выше цифрам, были скромнее.

Решение этих проблем и задач налогоплательщикам обходилось значительно дешевле. Где 800-миллионный премиальный фонд КГД 2017-го и где 5,8-миллиардный 2020-го! И это не контрреволюционная лирика. Это физика старой и «новой Армении»…

 

Источник: Ара Меликсетян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.