Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Правда и ложь борьбы с коррупцией

В прошлую пятницу состоялось первое заседание Совета по антикоррупционной политике, на котором премьер заявил, что у правительства в наличии огромная политическая воля борьбы с коррупцией, однако эффективность антикоррупционных действий не соответствует этой воле. А происходит сие, по Пашиняну, из-за отсутствия соответствующих структур. Короче, создадим эти структуры, назначим туда верных людей — и вопрос будет решен, теперь еще как-нибудь договориться бы с законами исторического развития — и все будет хорошо.

ДОЖИВЕМ ли мы до этого светлого времени, прямо и не знаю. Во всяком случае мы обязаны убрать препятствия с дороги слепого, объяснив ему кое-что.

Отечественную коррупцию питает довольно свободное отношение соотечественников к законам. Общий уровень правосознания, правовой культуры у нас продолжает оставаться очень низким. В соотношении с «цивилизованным» стандартом, безусловно. Можно долго объяснять, почему так получилось, злословить об отечественной истории и культуре, искать и находить виновных, но факт от этого фактом быть не перестанет.

Ну в самом деле, «нельзя» у нас обычно не означает «нельзя», а означает «надо поискать выход», «можно порешать вопрос». Конечно, выходы ищут и вопросы решают везде в мире, но в странах, свободных от легализма, с этим гораздо проще. Поэтому с нашей коррупцией бессмысленно всерьез бороться посредством ужесточения уголовной ответственности или репрессиями, также не помогут никакие «модернизации институтов», «административные реформы», которые сегодня самозабвенно проводит власть.

Заклинания о решимости бороться с коррупцией и лечь костьми давно стали ритуальными, на них никто внимания не обращает. А стрельба по конкретным мишеням прокатывает и, видимо, будет прокатывать всегда. Всегда же найдется тот, кто достал или кого легко представить злодеем. Значит, будут и борцы.

Обвинения в коррупции используют не только против отдельных лиц, но и целых режимов с целью дискредитации. Как это произошло у нас. Помните, как, будучи еще оппозиционерами, Пашинян и соратники день и ночь твердили о запредельной коррумпированности бывших властей? Всяческие слухи, домыслы или реальные факты коррупции раздувались до вселенского масштаба и доводились до масс. Люди поражались, разочаровывались и негодовали. Власть теряла авторитет. Что, собственно, и требовалось. А о раскрытии какого-нибудь действительно крупного коррупционного дела так до сих пор никто и не узнал.

«НЕОБХОДИМЫ антикоррупционные структуры, имеющие четкие полномочия и инструментарий, высокий уровень независимости и авторитета. И правительство идет в этом направлении. Уже опубликованы антикоррупционная стратегия и план мероприятий по ее осуществлению на 2019-2020 годы», — заявляет заместитель председателя НС Лена Назарян. Не забывая добавить, что будут созданы антикоррупцинные суды, вместо ССС — антикоррупционный комитет с очень широкими полномочиями и т. д.

Так что, конечно, вперед, Армения, к новой реальности, но что, где, чего, а главное — зачем, есть полная загадка. Твердолобость, превосходящую качество содержимого головы, пашиняновские стратеги продемонстрируют еще не раз. Подопытные стенки будут сильно удивлены. У властей рук — как у бога Шивы, и всеми руками, не отвлекаясь, будут ловить и душить проклятую коррупцию. В итоге качество жизни граждан подскочит, словно температура у тифозного больного.

В действительности ничего положительного создаваемые новые антикоррупцинные структуры, конечно, не дадут. Не говорим уже о том, кто в них, судя по опыту этого года, будет в них работать.

Дело в том, что лозунг «Борьба с коррупцией» так же расплывчат, как лозунг «Борьба с болезнью», — коррупция тоже бывает разная и потому чревата абсолютно разными последствиями. Если обычным людям, не врачам, показать запущенного бомжа и предложить бороться с его болезнями, люди эту мысль горячо поддержат и начнут искать средства от педикулеза да от парши. Врач же, осмотрев больного, поймет, что у того туберкулез, а то и рак. Поэтому его, конечно, надо помыть и сводить к дерматологу, но это будет катастрофически мало; требуется куда более серьезное и не поверхностное лечение.

Сводить борьбу с коррупцией к созданию новых структур — еще более грубая ошибка, чем ограничить излечение бомжа мазями: неизлеченный туберкулез хотя бы не гарантирует возобновления парши. Поэтому подчеркиваем: рецепт излечения от этой болезни состоит не в частных посадках и не в общем размахивании руками. Такая борьба с коррупцией у нас ведется давно — с неизменно скверными результатами.

ПОРА НАКОНЕЦ осознать, что коррупцию порождают действующие в стране законы. В каждой точке, где закон уполномочивает чиновника распоряжаться какими бы то ни было активами, не стесняя его прописанными до автоматизма правилами (а таких точек — великое множество), какая-то часть чиновников неизбежно начинает грести под себя. Устранить такие точки в действующих нормативных актах и строжайше анализировать на взяткоемкость вновь принимаемые — верный и притом единственный верный способ загнать коррупцию в сколь-либо приличные рамки, специально подчеркиваем: не победить, а хотя бы загнать в приличные рамки.

Здесь не место вдаваться в географические или исторические сопоставления; скажу одно: в нормативной базе ни одной из так называемых развитых стран сегодня нет существенных родников чиновничьего бизнеса — оттого-то там коррупция и не хлещет через край, хотя их чиновники не больше похожи на ангелов, чем наши. Можно, пожалуй, утверждать и большее: именно по этому признаку страны развитие отличаются от стран, вечно развивающихся.

Но у нас об этом никто не думает. Ведь проще и с точки зрения пиара эффективнее создавать антикоррупционные суды и комитеты, размахивать саблями, организовывать маски-шоу. Так что тем, кто искренне хотел бы победы над коррупцией, рекомендуем расслабиться.

 

Источник: Гагик Мкртчян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.