Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Отношения между Арменией и Россией находятся сегодня на историческом минимуме

Чем обусловлена публикация на сайте центра “Досье” и реакция на нее властей Армении, в частности главы Службы национальной безопасности (СНБ)? Рискнут ли армянские власти арестовать Артура Ванецяна или Гагика Царукяна из-за публикации на сайте центра “Досье”? Смогут ли Царукян и Ванецян совместно с “Дашнакцутюн” мобилизовать большое количество участников и провести 8 октября серьезную акцию в Ереване? Сохраняет ли премьер-министр Никол Пашинян полный контроль над фракцией “Моего шага”? С чем связан отказ Пашиняна отправить в отставку министров Арсена Торосяна и Араика Арутюняна, деятельность которых подвергается жесткой критике, и с которыми не согласны даже некоторые депутаты в правящем “Моем шаге”?

На эти и другие вопросы VERELQ ответил политический аналитик Виген Акопян.

Одной из главных тем в Армении в последние дни стала публикация на сайте центра “Досье” и реакция на нее властей Армении, в частности главы СНБ Аргишти Кярамяна, заявившего, что “мы рассматриваем эту публикацию как сообщение о преступлении и дадим ей соответствующий правовой ход”. Ваше мнение об этом?

Данная публикация не может быть большим сюрпризом. Это сделал сайт Михаила Ходорковского, а Ходорковский является заклятым даже не противником, а врагом действующей российской власти, и он не скрывает, что вся его деятельность призвана свергнуть эту власть, в том числе отталкивая от России всех её возможных союзников. С этой точки зрения, все, что было опубликовано на этом сайте, шаг в этом направлении. Конечно, никто не может оценить, что из опубликованного является правдой, а что не имеет ничего общего с реальностью.

И подобных материалов было немало, в том числе и против другой стороны. Мы много раз видели, как в прессе, в том числе и российской, близкой к Кремлю, появлялись материалы про людей, финансируемых из западных фондов, которых минимум можно считать агентами влияния. И этих материалов было в несколько раз больше, чем это было в материале «Досье». С этой точки зрения все произошедшее не должно быть сюрпризом, это является внутриполитической и внешнеполитической борьбой в России.

Не стоит также удивляться, что важные геополитические центры силы имеют свои интересы в нашем регионе, в частности в Армении. И свою деятельность осуществляют с помощью разных рычагов, в том числе и «мягкой силы», конкретных людей и т.д. Это обычная практика, и снова повторюсь, про противоположный лагерь тоже часто писали и ещё напишут.

Другой вопрос, как на это раз отреагировали власти Армении. В этот раз их реакция создает впечатление, что это все: публикация «Досье» и реакция на неё, это звенья общей цепи. Так как на схожие публикации, где указывались конкретные имена представителей различных западных фондов, даже были намеки на разные разведки, наши соответствующие органы никогда не давали никакой реакции, или если давали, то призывали не подходить серьёзно к этим публикациям.

Но в этот раз на уровне главы СНБ говорится, что публикацию они рассматривают как «сообщение о преступлении». Это означает, что отношения между Арменией и её стратегическим союзником Россией находятся сегодня на историческом минимуме. И в этих условиях спецслужба нашей страны, чья безопасность и вся военно-политическая система выстраиваются в тесном союзническом взаимодействии с Россией, мы даже имеем объединенную военную группировку, на нашей территории действует российская база, почти все оружие получаем из России, мы члены ОДКБ, не говоря уже о том, что все стратегические объекты, в том числе и АЭС, находятся под российским контролем, не хочет что-то выяснять по внутренним каналам у своих партнерских структур, а говорит, что будет расследовать.

То есть он на полном серьезе хочет сказать, что они будут раскрывать сейчас друзей и агентов влияния политического руководства России. Это, в общем, показывает, что наши отношения со стратегическим союзником находятся на историческом минимальном уровне, независимо от того, что об этом говорит официальный Ереван или официальная Москва.

В прессе муссируются слухи о возможном аресте экс-главы СНБ Артура Ванецяна или лидера “Процветающей Армении” Гагика Царукяна из-за публикации сайта ‘Досье”. Рискнут ли армянские власти пойти на такой шаг?

Вообще-то было бы интересно увидеть подобные шаги. И было бы интересно увидеть, какая реакция была бы у Москвы и соответствующих структур. Я пока говорю гипотетически, если это произошло (арест из-за публикации), то это было бы политическим решением, а не правовым, что вряд ли осталось бы без последствий для межгосударственных отношений. Так как обычно такие вещи не происходят даже между странами, не являющимися дружественными.

А если что-то и происходит, то вопросы решаются по внутренним каналам. Я в данном случае сразу вспомнил пример Белоруссии, где примерно на месяц задержали «вагнеровцев». Вы помните, как там все завершилось: «выяснилось», что эти люди связаны не с российскими спецслужбами, а являются жертвами провокации США. К сожалению, при нынешних властях Армении есть эта практика — объявлять одно, а затем делать полностью противоположное или пытаться выкрутиться, и во многих случаях, ещё более застревают в этом.

Я думаю, здесь в очередной раз речь идет о попытке начать политический торг. Время от времени подобное делается. Я всегда говорил, что, когда Пашинян пришёл к власти и понял, в какой он системе геополитических координат находится, то начал искать примеры для подражания. И решил подражать Батьке: ставить требования, создавать проблемы для русских или других, а затем начинать торги. Но надо всегда помнить, что Белоруссия — это Белоруссия, и торговаться тоже надо уметь. У тебя что-то должно быть на столе, чтобы иметь возможность для торга.

Царукян и Ванецян совместно с “Дашнакцутюн” намерены 8 октября провести в Ереване митинг. Смогут ли они мобилизовать большое количество участников и провести серьезную акцию?

Я думаю, к этому митингу политические силы довольно серьёзно готовятся. Мы видим, что Гагик Царукян разъезжает по всей республике и пытается консолидировать массы. Посещает свои структуры, мобилизует их. Я считаю, что «Процветающая Армения» все же институциональная структура, которая имеет и финансы, и структуры, и кадры, при консолидации которых и эффективной работе может быть довольно серьёзный митинг.

Если к этому добавить и то, что «Дашнакцутюн» тоже институциональная структура, имеющая огромный опыт, в том числе и оппозиционной борьбы, и новую политическую силу («Айреник»), которая также идёт к институционализации, создает структуры, кадры, то ясно, что мы имеем дело с тремя политическими силами, которые могут собрать людей.

Тем более, что Гагику Царукяну есть что доказывать, ведь в июне он не смог обеспечить общественный отпор и за счёт этого изменилось мнение о возможностях его политической силы. Сейчас он нуждается и попытается доказать, что его козыри, которые позволили привлечь на данный момент единомыслящие политические силы или вызывали обеспокоенность у противников, не миф или легенда.

Я также не исключаю, что в митинге примут участие и другие политические силы, не являющиеся организаторами.

Главная цель этих трёх политических сил – показать обществу, что есть альтернатива. Сильная, действенная и растущая альтернатива. Многие спрашивают, зачем митинг. Надо помнить, что основной опорой этой власти является улица, общество. И ты должен показать, что есть улица альтернативная улице властей.

А осмелятся ли власти арестовать Царукяна или Ванецяна до митинга по другим обвинениям, не связанным с публикацией “Досье”?

Осмелятся или нет, зависит от степени опасности, насколько опасной они сочтут эту оппозиционную консолидацию с участием Царукяна. Мы видели, что месяцами те или иные оппозиционные силы проявляли активность, но как только Царукян активизировался, были возбуждены разные уголовные дела, от экономических до нарушений на выборах. Вокруг Ванецяна создается ажиотаж, словно оказывается психологический прессинг. Также и с Дашнакцутюн, чуть что вспоминают о «коробках с делами» и угрожают их восстановить.

И во-вторых, придав важность публикации «Досье» и сказав, что расценивают её как «сообщение о преступлении», власти попали в некоторой степени в ловушку, и вольно или невольно политизируют процесс. Если сейчас ты арестовываешь Царукяна или кого-то, то получается, что ты начинаешь геополитический процесс, начинаешь арестовывать «друзей России». То есть ты публично говоришь, что он агент влияния России, а затем задерживаешь его. Удастся ли это легко переварить? Одно дело, когда это экономическое преступление или избирательное, другое, когда ты сам раздуваешь это дело и придаешь ему геополитический шлейф.

Довольно интересные процессы идут в правящем блоке “Мой шаг”. Депутаты от партии власти подвергли резкой критике кандидатов в судьи Конституционного суда, поддержанных правительством, добились отвода одного из них (Ваграм Аветисян), но в итоге проголосовали за них. О чем этого говорит? Сохраняет ли премьер-министр Никол Пашинян полный контроль над фракцией “Моего шага”?

Пока он контролирует фракцию. Это факт. Но чем больше рейтинг будет снижаться, тем это будет проблематичнее, там будет несколько центробежных векторов. Во-первых, дальнейшее снижение рейтинга приведёт к тому, что не со всеми решениями будут соглашаться и не все захотят нести ответственность за принятые Пашиняном решения. Во-вторых, когда определенные геополитические центры активизируют здесь свою деятельность, не все захотят быть в противоположном к этим центрам лагере. В-третьих, во властном лагере чувствуется, что в гражданском секторе, связанном с фондами, появилась трещина. Не только у гражданского общества проблемы с Пашиняном, о чем они после избрания новых судей КС открыто говорят, критикуя власть, но и внутри власти. Представители гражданского общества, в частности связанные с фондом Сороса, довольно серьёзно критиковали своих друзей-депутатов. Считая, что люди, работавшие годами и десятилетиями в соответствии с определенными идеалами, своим голосованием изменили своим идеалам.

И в-четвёртых, очень многое будет зависеть от оппозиции, насколько ей удастся продемонстрировать альтернативу и силу, расшатать ситуацию в стране. Для оппозиции очень важно показать потенциальному электорату, что есть сильная альтернатива власти, за которой можно пойти. Можно сказать, что у оппозиции нет пока того сильного ресурса для решения вопроса с властями, но это не означает, что власть сильна. Мы имеем сейчас определённый баланс: достаточно слабую власть, и пока не сильную оппозицию. При этом тенденция всегда в таких ситуациях такова, что власть ещё более ослабнет, так как ситуация в стране не создает предпосылок для повышения рейтинга. А потенциал оппозиции усилится, тенденция такова.

С чем связан отказ Пашиняна отправить в отставку министров Арсена Торосяна и Араика Арутюняна, деятельность которых подвергается жесткой критике, и с которыми не согласны даже некоторые депутаты в правящем “Моем шаге” (сложение Арсеном Джулфалакяном депутатского мандата)?

Мы уже говорили о крепости правящей команды. Пашинян снова, как и во всех своих проблемах, оказался перед довольно трудным выбором. Как всегда, у него выбор между плохим и худшим. С одной стороны, на Пашиняна оказывается довольно серьезное давление, требуют отставки двух довольно близких людей из его окружения, мотивируя это тем, что каждый из них провалил свою сферу. И Пашинян думает, что если сейчас под давлением он уступит эти свои слабые звенья, на которые давит оппозиция, то это будет расценено как слабость. Будет расценено как слабость, как со стороны общественности, политических сил. Но самое важное, что, по его мнению, более опасно, и наверно он считает правильно, это будет расценено как слабость во властной команде. Там подумают, что раз Пашинян ради продления своей власти готов жертвовать такими фигурами, один из которых, Араик Арутюнян, всегда считался преданным человеком, а другой — сторонником, которого непонятно почему всегда премьер защищает, то он готов пожертвовать любым ради продления своей власти.

Это первый, плохой вариант. А второй — если он ими не «жертвует», то эти два министра, у которых довольно высокий антирейтинг в обществе, могут «потопить» самого Пашиняна.

Сейчас он должен выбирать между этими двумя плохими вариантами. Это цугцванг, когда нет особо полезного хода. Мне кажется, ситуация такая, что он должен будет сдать кого-то одного из этих двух министров, попытаться хотя бы “выпустить пар».

У меня просто иногда возникает вопрос, какие рычаги влияния лично на Пашиняна есть у Арсена Торосяна, что до сих пор не уволили такого министра, потерпевшего неудачи в профессиональной, политической сферах, менеджменте, к тому же устроившего дипломатический скандал с Грузией. Ведь если Араик Арутюнян является одним из ближайших людей в команде, и не случайно он заявил, что он один из «лидеров революции», то Арсен Торосян даже это не может сказать. То есть здесь какие-то другие рычаги.

 

Айк Халатян

Источник: VERELQ 

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.

Copyright © 2018 Армянский интернет портал Arm-portal.ru. All rights reserved. При использовании материалов Arm-portal.ru - прямая, открытая, индексируемая поисковыми системами активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА. Мнение авторов публикаций на сайте может не совпадать с позицией редакции. Правообладателям