Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Международные структуры веттинг не приветствуют

Сегодня термин «веттинг» у всех на устах. Именно об этом, в одночасье вошедшем в моду термине, мы беседуем с преподавателем Академии государственного управления РА и Академии юстиции РА кандидатом юридических наук, доцентом, советником юстиции первого класса, национальным экспертом по программам Совета Европы и Евросоюза в Ереване, постоянным собеседником «ГА» Тамарой Шакарян.

— Веттинг (проверка, очищение государственных и политических деятелей) — процесс, в ходе которого выявляется, не злоупотребляли ли занимающие государственные должности лица своим служебным положением? Цель — очистить систему государственного управления от нарушивших нормы закона служащих. Мишенью веттинга могут быть судьи, прокуроры, сотрудники других правоохранительных органов и иных структур.

— А есть ли страны, где осуществлен этот процесс?

— Законы о люстрации, или веттинге, были приняты в большинстве бывших социалистических государств Центральной и Восточной Европы, например, в Македонии, Словакии, Сербии. Многие из них действуют по настоящее время. Надо отметить, что в Албании был высокий уровень коррупции в судебной системе. Более того, эта ситуация помешала дальнейшему прогрессу в плане европейской интеграции страны. Три из пяти приоритетов, установленных Европейской комиссией, были связаны с судебной системой. А именно этими приоритетами были неотъемлемая реформа судебной системы, борьба с коррупцией и защита прав человека и основных свобод. Если я не ошибаюсь, процесс в Албании все еще продолжается.

— То есть можно заключить, что этот процесс соответствует международным критериям?

— К этому выводу следует подойти с некоторыми оговорками. Так, свое мнение о веттинге выразила Венецианская комиссия в промежуточном заключении о проекте о конституционных изменениях в судебной системе Албании (2015 год). В соответствии с пунктами 98-100 этого доклада «следует учесть, что столь кардинальный процесс (vetting process) будет неразумен в нормальных условиях, так как вызовет большое напряжение в судебной системе, разладит работу судей, увеличит недоверие общества к судебной власти, отвлечет внимание судей от их основных задач и, как любое чрезвычайное средство, создает риски захвата судебной власти со стороны контролирующей процесс политической силы»… Отмечается также, что «применение веттинга может быть оправданно при наличии широко распространенной, глубинной коррупции в судебной системе, и только тогда столь крайнее средство может быть применено в других странах». То есть нельзя однозначно утверждать, что Венецианская комиссия положительно оценила пример Албании.

— Выходит, международные структуры не приветствуют этот процесс?

— Да, они считают это крайним средством, которое может быть применено, если есть достаточно обоснованные факты о глубинной и масштабной коррупции в системе. Причем только заявлять об этом и высказывать мнение — недостаточно, нужны доказательства. Более того, Консультативный совет европейских судов (CCJE) в докладе 2015 года отмечает: «Этот процесс считается исторически крайним средством, которое применяется в условиях перехода от тоталитарного режима к демократическому».

В докладе выражена озабоченность, что «ныне он осуществляется в других условиях». Совет также отметил, что «за исключением экстремальных обстоятельств, во всех остальных случаях этот процесс противоречит принципу незаменимости судей, который является важнейшим компонентом их независимости». В пункте 29 в контексте примера Словакии в 2014 году, где все судьи должны были быть подвергнуты очищению на предмет безопасности (security reliability clearance), отмечено:

1. В результате данного процесса принципы незаменимости судей, являющиеся важнейшим компонентом их независимости, будут подвергнуты необоснованной опасности, если без достаточных и основательных подозрений будут осуществлены экзамены в отношении всех судей.

2. Этот процесс будет противоречить международным критериям. В Словакии не было революции с переходом от тоталитарного режима к демократическому, так как лишь в подобных исключительных условиях приемлемо применение столь радикального средства.

3. Как правило, недопустимо использование собранных спецслужбами против судей материалов с той же целью, чтобы выяснить, выполняют ли они предусмотренные законом требования, так как это будет сочтено нарушением принципа судебной власти. А так как спецслужбы являются частью исполнительной власти, их влияние на судебную систему будет рассматриваться в качестве нарушения принципа разделения властей.

— А есть ли определенные стандарты для осуществления данного процесса?

— Изучение международного опыта позволяет выделить следующие гарантии осуществления веттинга:

1. Осуществление конституционных изменений и принятие соответствующего закона. Так, например, в Албании, кроме перемен в Конституции принят и Закон о веттинге.

2. Процесс должен осуществляться специально созданным для этой цели независимым органом. В него должны входить профессионалы, люди независимые и объективные, что можно обеспечить путем выбора этих лиц.

3. Нужно обеспечить гласность и разумные сроки процесса. По примеру Албании Венецианская комиссия сочла, что процесс может длиться 3-5 лет в зависимости от количества судей.

4. Лицо, подвергающееся веттингу, должно быть должным образом уведомлено об этом с предоставлением разумных сроков для подготовки.

5. Лицо, подвергающееся веттингу, должно быть наделено следующими правами: получение юридической помощи, наличие адвоката, ознакомление с материалами и доказательствами, представление своих материалов и доказательств, заявление отвода осуществляющих процесс веттинга лиц (если есть сомнения в их беспристрастности), презумпция невиновности, еще и право быть услышанным.

6. Право оспаривать результаты процесса в суде.

— А по-вашему, существует необходимость осуществления изменений в судебной системе по веттингу?

— Думаю, существует необходимость осуществления изменений в судебной системе, в частности, в контексте кадровой политики. Но по моему, применение веттинга может быть оправданно при наличии широко распространенной, глубинной коррупции в судебной системе, и об этом должны были быть предоставлены обоснованные факты и доказательства обществу. Хочу отметить, что надо очень четко урегулировать тот вопрос, все ли судьи должны пройти через этот процесс или только те, которые были назначены до революции.

Необходимо еще понять, возможно ли вместо веттинга решить проблемы судебной системы разработкой концепции не декларативного характера, а действенными реформами, с привлечением международных экспертов и профессиональных отечественных юристов.

Во всяком случае я надеюсь, что премьер-министру РА были представлены разносторонние и глубокие исследования с прогнозированием правовых последствий, оценкой рисков, положительных и отрицательных результатов. Добавлю также, что для надлежащего урегулирования правовых основ этого процесса необходимо создать рабочую группу или комиссию, которая в результате тщательного анализа выработает соответствующий законодательный акт в свете нашей Конституции и международных стандартов.

 

Источник: Лана Мшецян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.