Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Кто такие враги народа?

Максимилиан Робеспьер настаивал на казни Людовика XVI без суда, но его не послушали, и короля судили, тогда Робеспьер добился принятия закона о смертной казни за преступления против республиканской морали, который ознаменовал начало террора. «Во Франции остались лишь 2 партии: народ и его враги», — любил повторять главарь якобинцев.

ПО СТЕПЕНИ кровожадности с Робеспьером часто сравнивали главу НКВД Николая Ивановича Ежова по прозвищу Кровавый карлик, главного архитектора репрессий 1937-1938 гг. Обоих постигла та же участь: Ежов был снят с должности, осужден и расстрелян. Робеспьеру при аресте прострели челюсть, чтобы не мог говорить. Его речь, по свидетельству очевидцев, имела магическое воздействие на толпу. У Робеспьера нет могилы, он покоится с теми, кого казнили вместе с ним. Иными словами, те, кто расправлялся с врагами и неблагонадежными, сами становились жертвами подобных расправ.

Где гарантия, что члены Высшего судебного совета, на чьи плечи ляжет бремя веттинга судей (вплоть до выяснения политических связей), сами не станут объектами веттинга? Члены совета тоже люди и могут, например, попасть на прием к врачу, который сочувствует республиканцам. Если информация об этом просочится в СМИ, то они незамедлительно попадут в списки неблагонадежных.

Если революционная власть не способна удовлетворить потребности народа в труде, отдыхе, образовании и прочих атрибутах достойной жизни, иными словами, дать народу то, ради чего он поднялся на борьбу, то в таких случаях власть, как правило, занимает внимание общества охотой на внутренних врагов и неблагонадежных. У Робеспьера был трибунал и гильотина, у Ежова «тройки» и подвалы НКВД, у Никола — ССС и Служба нацбезопасности, а в перспективе веттинг и переходное правосудие. С веками изменились только инструменты охоты на людей, враги народа и неблагонадежные остались.

После первой «бархатной революции» главарь аодовского режима боролся с «красными директорами» предприятий союзного значения, с АРФ «Дашнакцутюн» и другими силами, которые отказывались считать национальную идеологию ложной категорией. Боролся при помощи фальсифицированных выборов, арестов, заказных политических убийств. Жертвой одного из первых покушений стал член комитета «Карабах» Амбарцум Галстян. А 14 июня 1993 г. Тер-Петросян выступил с требованием сдать Кельбаджар и при этом сослался на международное давление. Пашиняна подозревают в готовности последовать примеру Тер-Петросяна.

Из одной шинели

Политический подмастерье Левона пошел дальше своего учителя, он объявил ложной категорией не только национальную идеологию, но и все «измы» вообще, воскресив тем самым главную установку первых бархатных революционеров: «Добро есть то, что полезно делу АОД!»

СЕГОДНЯ добром считается только то, что полезно Николу и его партии, у которой нет идеологии. АОД и «Гражданский договор» братья-близнецы, обеим партиям присуща маниакальная жажда власти. Если вспомнить, как рвалось в парламент окружение Левона, то можно легко провести параллели с борьбой за власть Никола и его команды.

Получив власть, оба начали с грабежа. Окружение Левона грабило бывшую соцсобственность, приватизируя по цене однокомнатной квартиры предприятия-гиганты, ну а Никол начал с раскулачивания олигархов, причем в обоих случаях непонятно, куда пошли деньги. При президенте Роберте Кочаряне премьер-министр Армен Дарбинян озвучил с трибуны парламента сенсационное заявление о том, что по итогам аодовской приватизации в бюджет государства не поступило ни лумы! Сегодня многие задаются вопросами: куда делись изъятые у олигархов деньги, за какую цену те откупились от революции? Сколько украденных у госбюджета средств числится на счетах благотворительных фондов Анны Акопян?

С трибуны первых митингов Карабахского движения на Театральной площади клеймили коррупционный режим КПСС, потом революционеры пришли к власти, и коррупция обрела невиданные дотоле масштабы. Пашинян тоже пришел к власти на волне лозунгов о борьбе с коррупцией. Потом оказалось, что в коррупции замешаны члены его правительства, а под подозрением — глава Контрольной службы. Заявление Пашиняна о том, что в Армении побеждена системная коррупция, — ложь: взятки берут повсеместно, причем тарифы за год выросли.

Тер-Петросян назначил врагом народа партию АРФ «Дашнакцутюн», Никол — второго президента, генералитет и тех, кто в Республике Арцах плетет против него заговоры. Он пошел дальше своего учителя и разделил общество на «черных» и «белых». К белым причислены те, кто перекрывал улицы, кричал «Бум! Бум! Гу!», носил кепки с надписью «Духов!», майки с изображением Никола и голосовал за блок «Мой шаг» на досрочных парламентских выборах. У белых развит тяжелый комплекс, они испытывают склонность к насилию. Сразу после избрания Никола на пост премьера соцсети взорвал бурный поток нецензурных угроз, вплоть до угроз физической расправы с бывшими представителями власти и членами их семей. Белые поняли, что уже можно!

Параллели между двумя армянскими революциями можно продолжить до бесконечности. Сходство очевидно, ибо истоки революции Никола надо искать в 1 марта 2008 г., когда Левон и его окружение попытались свергнуть власть на волне восстания, а власть пресекла попытку гражданской войны и цветной революции. Тогда учителя и ученика связала кровь 10 жертв. Оба они вышли на политический подиум XXI века из одной кровавой шинели.

Чернь не рассуждает…

С «колесиками и винтиками» революции Никола произошло то, что в свое время описал великий русский философ Ильин. Он сказал, что во время революций народ впадает в состояние черни, а для черни характерны ругань, угрозы и насилие. Чернь подчиняется лозунгам и призывам, она не рассуждает, она выполняет приказы вождя и искренне убеждена в том, что служит благому делу, а потому — белая и пушистая.

К ЧЕРНЫМ, напротив, причислены те, кто в силу развитого интеллекта лишен стадного чувства, кто не перекрывал улицы, не рекламировал марихуану, не юродствовал на тему Армянской Апостольской Церкви, не приглашал трансвеститов в служебный кабинет и на трибуну парламента, не кричал под барабанную дробь «Бум! Бум! Гу!», не голосовал за блок «Мой шаг», не призывал повесить представителей прежней власти на площади Республики и вообще попытался оставаться в привычном для себя состоянии гомо сапиенса.

Человеческий облик сохранили многие. Достаточно вспомнить, сколько людей в нашей стране игнорировало досрочные выборы мэра столицы и выборы в парламент. Практически половина граждан, обладающих правом голоса! Сторонники Никола сказали, дескать, люди не пошли голосовать, потому что денег не раздавали. Возможно, но часть не пошла на выборы, чтобы не участвовать в массовом фарсе. Не все, кто читает эти строки, считают себе хорошими физиономистами, но я прошу вспомнить (хотя бы по кадрам телехроники) лица людей, стоявших у здания Апелляционного суда в лагере сторонников Роберта Кочаряна, и тех, кто, стоя по другую сторону полицейского кордона, кричал, что второй президент — преступник.

По одну сторону стояли люди с лицами, изуродованными интеллектом, по другую — тетки в пестрой одежде, очень похожие на аодовских БТЭРок и подружек Клары Хачиковны, которые когда-то от избытка ненависти порвали сорочку социологу Агарону Адибекяну на Северном проспекте. Там вечерами гулял Левон Акопович. Тетки сидели в жару под палящим солнцем, а по вечерам смотрели на своего кумира и млели. У Апелляционного суда к дамам этой породы примкнули небритые прокуренные мужчинки и подростки, которые с остервенением выкрикивали проклятия и ругательства. Чернь не любит тех, кто чем-то от нее отличается…

Та же разница была заметна у здания Конституционного суда, куда организатор акции в поддержку председателя КС Грайра Товмасяна Нарек Малян привел своих сторонников. Целью акции была защита государственного учреждения от «вшивых», «валяющихся в пыли», «небритых и немытых», которые «почему-то называют себя народом»!

Дух травли

И еще: при обоих революционных режимах «Голос Армении» был на стороне народа, а не черни. А нападки на нашу газету, а теперь и на сайт, остались прежними. Дух травли ни с чем не спутаешь. В годы режима АОД в редакцию врывались с автоматами, отключали свет, запрещали печатать газету…

ВСЕМ, кто сегодня с остервенением тяфкает в соцсетях, хочу дать дельный совет: внесите разнообразие в стилистику, господа, ваши эпитеты примитивны, а угрозы банальны, к тому же вы так обильно харкаете желчью, что можете захлебнуться.

«Внуки Шарикова» во времена всех революций озабочены только тем, чтобы все отнять и поделить. Они и сегодня еще надеются, что им что-то перепадет из того, что отберут у олигархов. Пока чернь шагает за Николом, Армения уверенной поступью возвращается в годы правления АОД. Криминальный и правовой беспредел уверенно расширяет сферы влияния, на подходе передел собственности и переходное правосудие, пропаганда насилия над врагами народа сопровождается увольнением неблагонадежных из системы госуправления, из школ и вузов.

Мы пережили режим Левона, переживем и этот. Жаль, что не дожил до наших дней мультипликатор Рубен Саакянц. Он непременно создал бы мультфильм про революцию Никола. Наверняка получилось бы так же гениально, как когда-то с «Кнопкой».

 

Источник: Марина Мкртчян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.