Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Короля делает свита — кто делает Пашиняна?

Третий день армянская общественность взбудоражена опубликованным организацией «Правовой путь» протоколом Венецианской комиссии. Третий день те, кто хорошо разбирается в юридических и политических нюансах документа, как и те, кто оценивает происходящее лишь по принципу «власти-оппозиция», на все лады объясняют, комментируют и оценивают содержание документа и его значение для судебной реформы в Армении. На этом фоне странной пустотой зияет официальная позиция правительства по сути изложенных комиссией мыслей, ибо все сказанное представителями властей до сих пор сводится к одному-единственному и не столь существенному в данном случае вопросу: кто, дескать, опубликовал протокол и на каком основании?

В ЭТОМ СМЫСЛЕ показательна реакция тех, кто по долгу службы обязан дать объективный комментарий и представить позицию как госструктур и партии власти, так и самого премьер-министра. Эта реакция в прошлом не раз демонстрировала профнепригодность высоких чиновников, выступающих с комментариями или заявлениями для прессы, и отсутствие у них элементарных навыков и способностей «играть короля» так, как того требуют интересы последнего. Более того, манера, в которой эти люди считают нужным общаться со СМИ, а значит, с гражданами страны, наносит очевидный вред и лично премьеру, и его кабинету, играя с имиджем и авторитетом власти в целом. Реакция на протокол Венецианской комиссии со стороны двух высоких чиновников как в эмоциональном, так профессиональном смысле в очередной раз продемонстрировала это.

Кто такой пресс-секретарь главы первого лица государства? В классическом понимании это человек, который является официальным голосом высшего должностного лица, представляющим его позицию, а также позицию руководства страны в отношении различных событий и осуществляющим связь со средствами массовой информации. То есть Владимир Карапетян, являющийся пресс-секретарем Никола Пашиняна, обязан представлять СМИ точку зрения премьера по любому из вопросов, волнующих общественность и население страны. И эта обязанность должна выполняться корректно, бесстрастно и ответственно, ибо профессионализм и добросовестность пресс-секретаря во многом формируют имидж руководителя.

16 июля сайт Panorama.am опубликовал небольшой материал о том, как отреагировал Карапетян на вопрос о протоколе ВК. Небольшая заметка в полной мере продемонстрировала отношение пресс-секретаря к собственным обязанностям, к своему начальнику, к насущной для страны проблеме, а также степень его компетентности. Уточним: речь вовсе не о том, чтобы глубоко разбираться в юридических тонкостях документа, поскольку то, что в нем изложено, вполне понятно и людям без соответствующего образования.

ЧИТАЕМ ЗАМЕТКУ: «Пресс-секретарь премьер-министра Армении Владимир Карапетян в беседе с корреспондентом Panorama.am с огромным трудом, иногда повышая голос, ответил на вопросы касательно данного протокола. Во-первых, он отметил, что уже давал комментарий в связи с данным вопросом вчера. Вероятнее всего, речь идет о комментарии газете «Айкакан жаманак», который был обнародован накануне около полуночи. На официальной странице правительства Армении в соцсети Facebook, на странице пресс-секретаря Владимира Карапетяна комментариев касательно самого обсуждаемого вопроса нет. Более того, после вышеупомянутого комментария возникли новые вопросы. (…) Вопрос о том, действительно ли ВК отправила протокол правительству Армении, в частности, премьеру Николу Пашиняну, разозлил В. Карапетяна. Затем он отметил, что не в курсе, был ли отправлен протокол членам правительства или нет. На уточняющий вопрос, был ли отправлен протокол премьер-министру, он ответил: «Что это за документ, о котором должен был знать премьер? Вы понимаете, о чем говорите? Так почему же вы задаете этот вопрос?»

Более непрофессионального поведения пресс-секретаря, который, общаясь со СМИ, повышает голос, нервничает, злится, а в конце еще и разражается нелепыми риторическими вопросами в адрес журналиста, согласитесь, просто трудно себе представить. Даже если Карапетян и давал ранее разъяснения иному СМИ, он обязан отвечать на вопросы каждого журналиста. Даже если его что-либо и напрягает, он никак не должен давать выход своим эмоциям и обязан держаться в рамках бесстрастности. Даже если у него нет ответов на задаваемые ему вопросы, он должен найти этот ответ, потому что отказ означает, что нет официальной позиции не лично у данного субъекта, а у главы правительства, которого он представляет.

И, конечно, сложно не согласиться с заключительным комментарием журналиста: «В связи с логикой «да что это за документ, о котором должен был знать премьер?», возникает вопрос: что это за документ, в связи с которым премьер должен выступить с заявлением?»

Действительно, если этот документ недостоин внимания премьера, если он не должен о нем знать, зачем же выступать со специальным заявлением именно по этому поводу? Реакцию г-на Карапетяна на этот логичный вопрос представлять как-то не хочется, ибо дело вполне может дойти до пены у рта и нервных конвульсий…

НЕ МЕНЕЕ ПОКАЗАТЕЛЬНОЙ оказалась реакция на просьбу прокомментировать опубликованный протокол и заместителя спикера Национального Собрания Лены Назарян, которая, как известно, является одной из наиболее приближенных к Николу Пашиняну персон. Уже не говоря о том, что занимаемая ею высокая должность обязывает иметь и высказывать компетентное мнение по любому важному для государства вопросу. Однако сия особа в унисон с Карапетяном руководствуется совершенно иными соображениями. А именно: она уверена, что обоснование отказа дать комментарий для прессы исключительно личным желанием или нежеланием (то есть капризом) является политической и профессиональной категорией. И соответственно ведет себя.

Так, в тот же злополучный для властей день, 16 июля, Sputnik Armenia опубликовал следующий текст: «Комментировать протокол Венецианской комиссии и отраженное в нем мнение о веттинге Назарян отказалась».

«Я вообще не хочу комментировать этот документ, не знаю, что это, на какой встрече он был рассмотрен, черновик это или нет. Я хочу лишь подтвердить наше обязательство по реформе судебной системы, и осуществляться она будет на основе озвученных нами критериев», — сказала Назарян.

ВОТ ТАК ВОТ: Леночка не хочет и не знает — и все! Она не знает, что это за документ, не знает, где и когда он был принят или рассмотрен, она ничего не хочет знать, она лишь способна повторить зазубренное — и ни слова более. Напомню: Назарян — вице-спикер законодательного органа — парламента нашей страны. А Венецианская комиссия — одна из важнейших структур Совета Европы, которая занимается анализом законов и законопроектов государств — участников СЕ, затрагивающих проблемы конституционного права. То есть того, о чем зампредседателя парламента обязан быть в курсе полноценно, подробно и компетентно.

Мы понимаем, что могут быть проблемы с интеллектом и способностью вникать и оценивать тот или иной документ, то или иное явление, событие или мнение. В данном случае это нормально также с учетом бэкграунда людей, попавших на высокие должности в силу исключительно субъективных соображений. Однако, даже если понимание важных вопросов недоступно, всегда можно — и нужно! — обратиться к помощи экспертов, специалистов, получить профессиональную консультацию, дабы потом не выглядеть посмешищем в глазах публики. Остается предположить, что усвоение даже этого простого и железного для госчиновников правила оказалось не под силу обоим указанным представителям власти.

Если Николу Пашиняну нравится, как его «делает» или, в другой интерпретации известной фразы Николло Макиавелли, «играет» свита, — это другой вопрос, относящийся уже к категории «голых королей». Просто надо бы помнить, что помимо личных интересов и пристрастий есть еще государство и его имидж, который в достаточно значительной степени также определяется «свитой короля».

 

Источник: Марина Григорян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.