Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

И снова про Анну Данибекян, но не только

Ситуация вокруг судьи по делу 1 марта Анны Данибекян давно сложилась, мягко говоря, нездоровая. Произошло это, конечно же, не без участия и даже стараний самой судьи. Вот уже без малого месяц как она не выходит на работу, а официальная причина до сих пор не озвучена. Жаль, что ни сама Данибекян, ни Высший судебный совет, ни глава Судебного департамента не нашли в себе достаточно честности, чтобы обнародовать причину отсутствия судьи, к персоне которой, по понятным причинам, приковано внимание немалой части общественности.

В АТМОСФЕРЕ ВСЕВОЗМОЖНЫХ СЛУХОВ И ДОМЫСЛОВ озвученная 9 апреля адвокатом Александром Кочубаевым и сопредседателем общественной организации «Альтернатива» Нареком Манташяном новость о том, что судья сделала пластическую операцию носа, при этом в медцентре находилась менее недели, вызвала взрыв негодования. Ведь пока Анна Данибекян занята пластикой носа, второй президент РА находится в тюрьме, куда уже проник коронавирус, и риск для его жизни и здоровья велик. Однако судебное руководство отказывается передать дело 1 марта или хотя бы вопрос рассмотрения ходатайства по вопросу меры пресечения Р. Кочаряну другому судье.

Создается впечатление, что Данибекян для властей незаменима. Достаточно вспомнить цитату из интервью главы ВСС Рубена Вардазаряна о том, что власти хотели бы, чтобы все судьи были такими, как Анна Данибекян и Армен Даниелян, сопоставить это признание с сегодняшней ситуацией, и любые вопросы отпадут. Ну а то, что не рассмотрение в срочном режиме вопроса меры пресечения в суде нарушает международные договора, Европейскую конвенцию по правам человека, а также решение Высшего судебного совета никого в верхах, похоже, не беспокоит. Нет в нашей судебной системе альтернативы Анне Данибекян. Посему надо ее ждать хоть годами, хотим того или не хотим.

Интересно, не устала ли сама судья от ситуации, в которой оказалась во многом благодаря самой себе? Думается, устала, да еще как. Особенно в свете последних событий. Во всяком случае, 12 апреля появились слухи о том, что она намерена отказаться от участия в процессе по делу 1 марта. Об этом, со ссылкой на собственные источники, написали некоторые СМИ. 16 апреля истекает срок бюллетеня Анны Данибекян, и она, как ожидается, выйдет на работу. Дозвониться в ее офис для уточнения ситуации нам не удалось — там по традиции не отвечали на звонки. А официальных сообщений нет. Да и не вполне понятно, как вообще может Данибекян отказаться от дела, не рискуя при этом потерей судейской мантии.

Команда адвокатов Р. Кочаряна выступила с сообщением, что не располагает информацией на сей счет. Между тем, думается, никаких новостей из судебной системы пока и быть и не может. Насколько нам известно, там ведутся активные обсуждения вопроса, и сообщений наверняка следует ждать лишь 16 апреля, когда судья должна, наконец, выйти на работу.

На самом деле, у Анны Данибекян не раз была возможность принять самоотвод и с достоинством покинуть процесс по делу 1 марта. Взять хотя бы то обстоятельство, что сам она проходит потерпевшей по уголовному делу, возбужденному в отношении Н. Мутафяна и С. Огаджаняна на основании заявления Данибекян за вопрос «относит ли она себя к категории скулящих судей». По словам адвоката Арама Вардеваняна, в рамках этого дела судья приписала молодым людям то, чего они не говорили, связав заданный ими вопрос с делом Р. Кочаряна. Из показаний Данибекян следует, что она видит связь между делом 1 марта и процессом над Мутафяном и Огаджаняном. В первом она председательствующий судья, а во втором – потерпевшая. Конфликт интересов налицо. Как тут не вспомнить, что коллеги А. Данибекян хватались буквально за соломинку, лишь бы объявить самоотвод и избавиться от участия в деле 1 марта. А она – ни в какую. Зато теперь, когда, по некоторым данным, судье захотелось отказаться от участия в процессе и жить спокойно, сделать это, оказывается, совсем непросто…

В СВЯЗИ С ЭТИМ НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ДРУГОЙ, ВЕСЬМА ЗАНЯТНОЙ СУДЕБНОЙ ИСТОРИИ. Как сообщили СМИ, пять депутатов парламентской фракции «Мой шаг» — Николай Багдасарян, Айк Саргсян, Сисак Габриелян, Сергей Атомян и Рустам Бакоян — представили личное поручительство по изменению меры пресечения голливудскому кинопродюсеру армянского происхождения Степану Мартиросяну. Последний обвиняется в хищении в особо крупном размере 49 млн 45 тысяч долларов у владельца «Армбизнесбанка», гражданина РФ Виталия Григорянца. У Мартиросяна, как сообщается, проблемы со здоровьем, ему 61 год и, с учетом пандемии коронавируса, он в группе риска.

Неизвестно, как отреагирует суд на это поручительство. Но невозможно обойти вниманием тот факт, что мойшаговцы готовы взять на поруки голливудского продюсера, мотивируя это возрастом и слабым здоровьем. А как насчет жизни и здоровья 66-летнего Р. Кочаряна, за которого ранее поручились два президента Арцаха и были намерены поручиться 4 экс-премьера Армении и Арцаха, но им самым циничным образом не дали это сделать? Тем более, что ранги поручителей явно несовместимы. Вспомним также владельца 5-го канала Армена Тавадяна, за которого, пока он сидел в тюрьме, поручилось столько известных людей, что одно перечисление их имен заняло бы целую страницу. Но все эти поручительства были отклонены без колебаний.

Депутаты новой Армении озабочены судьбой голливудского продюсера, а второй президент страны, имеющий реальные проблемы со здоровьем, получается, может и подождать. Двойные стандарты и политизация правовых процессов вновь налицо. Но разве это кого-то еще удивляет?

 

Источник: Лана Мшецян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.

Copyright © 2021 Армянский интернет портал Arm-portal.ru. All rights reserved. При использовании материалов Arm-portal.ru - прямая, открытая, индексируемая поисковыми системами активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА. Мнение авторов публикаций на сайте может не совпадать с позицией редакции. Правообладателям