Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Григорий Трофимчук: Армянская сторона ничего сбивать не планировала. Захотели бы попасть — попали.

Политолог, председатель экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук заявил в интервью «Голосу Армении»: «Считаю, что рубежный 2014-й возник в Карабахе еще и потому, что именно в этом году резко испортились американо-российские отношения и геополитическая обстановка в целом стала другой, более жесткой».

— Григорий Павлович, согласно азербайджанским источникам, 12 июня текущего года во время плановых учебных полетов ВВС Азербайджана на Варандийском (Физулинском) направлении фронта Армия обороны НКР, применяя зенитно-ракетный комплекс «Оса», попыталась сбить азербайджанские самолеты. Однако это сделать им не удалось. Информацию подтвердила пресс-служба Минобороны Азербайджана. По-вашему, было или это очередной плод азербайджанской фантазии? Или, возможно, «казус белли»?

— Об этом инциденте сообщают все источники, не только из Азербайджана. Эпизод был, однако общее мнение наблюдателей выглядит так, что со стороны армянских сил это было предупреждение, сбивать объекты в этот раз не планировалось. Проще говоря, хотели попугать, однако не ясно, насколько армянской армии это удалось, скорее наоборот — азербайджанская сторона усилила свою военную активность. Есть уже целый набор индикаторов, которые говорят о том, что Ереван целенаправленно вытягивает Азербайджан на войну. Один этот эпизод с «Осой» спровоцировать войну не в состоянии, однако сумма, как я уже сказал, прецедентов говорит о предвоенном характере происходящих событий. Напомню, что целым рядом заявлений, которые последовательно были озвучены премьер-министром Армении Николом Пашиняном за последние месяцы, Азербайджану фактически дали ясно понять, что путем переговоров он не вернет себе никаких земель. Азербайджану не оставляют выхода.

— Ваш коллега Игорь Коротченко заявил, что «использование средств ПВО — это чрезвычайная ситуация. Если бы огнем средства ПВО ВС Армении (мы считаем, что речь может идти только о средствах ПВО АО НКР. — Ред.) был сбит азербайджанский боевой самолет, то Азербайджан вынужден был бы ответить, а это однозначно привело бы к эскалации боевых действий, которые по объему и масштабу могли бы значительно превзойти Апрельскую войну. По-вашему, была ли такая опасность на самом деле или это все таки провокация со стороны «независимого эксперта»?

— Еще раз подчеркну, что, по моему мнению, армянская сторона ничего сбивать не планировала. При этом я не сторонник некоторых азербайджанских комментариев на этот счет, которые говорят о том, что армяне элементарно не попали в азербайджанские самолеты, так как у них якобы низкий уровень боевой подготовки и квалификации. Захотели бы попасть — попали, события не в Тихом океане развиваются, в конце концов. Но доводить градус напряжения до такой степени в Армении пока что не планируют. Однако эскалация противостояния очевидна, и каждый следующий сюжет будет тяжелее предыдущего. А главная проблема в том, что международные наблюдатели как бы ничего не замечают, виновных в первом ударе по-прежнему не находят. И вообще непонятно, чем они заняты, кроме формальных встреч? И эти же самые наблюдатели должны прояснить вопрос, чьи же конкретно это были средства ПВО — Армении или НКР? Они за это отвечают и получают деньги, поэтому пусть наконец ответят, взяв на себя хоть какую-то ответственность.

— Согласно Коротченко, действия ВС Армении — само по себе беспрецедентное событие. А я напомню, что 12 ноября 2014 года в зоне карабахского конфликта над территорией, контролируемой силами АО НКР, был сбит армянский вертолет Ми-24. Летчики погибли. По оценкам специалистов, это первый подобный инцидент в карабахском конфликте после подписания Соглашения о прекращении огня в мае 1994 года. Почему одним можно, а другим нельзя? Или для специалиста по вооружениям ПЗРК «Игла» не средство ПВО?

— В принципе, когда ситуация бесконтрольно катится под откос, «можно» уже всем — и армянской, и азербайджанской армии, не говоря уже о более загадочной армии НКР. И эта ситуация пошла вниз именно в 2014 году в августе, даже еще не в ноябре. После этого случилась Апрельская война 2016 года, а потом жертвы с той и другой стороны (как военные, так и гражданские) стали появляться регулярно. Особенно в первой половине 2017 года. Да, это еще не десятки и не сотни убитых в день, но все с чего-то когда-то начинается. И здесь будет тот же самый итог. Считаю, что рубежный 2014-й возник в Карабахе еще и потому, что именно в этом году резко испортились американо-российские отношения и геополитическая обстановка в целом стала другой, более жесткой. И если по каждому инциденту нет никакого заключения со стороны МГ ОБСЕ в плане четкого указания на агрессоров и жертв, то все это будет катиться и дальше.

— Азербайджан грозится, что с учетом сложившейся ситуации перестанет соблюдать договоренности о снижении напряженности, достигнутые в Душанбе. По-вашему, насколько соблюдались сентябрьские договоренности и кому выгодна нынешняя эскалация?

— После того как премьером Армении был озвучен целый пакет требований к Баку, переговорный процесс объективно был поставлен под вопрос. Ведь если, по мнению Еревана, за переговорным столом должны теперь сидеть представители НКР, то уже только один этот пункт меняет процесс в целом. Не говоря уже об озвученной Николом Пашиняном более сильной формуле, что мир на территории он не меняет. В этом случае становится непонятно главное: а что же тогда обсуждали все стороны, включая международных наблюдателей, на протяжении 25 лет? На этом фоне угрозы Азербайджана выглядят еще достаточно слабым ответом. Я бы, например, так себя не повел. И речь не о военном ответе, конечно же: просто Ереван дал Баку серьезные невоенные козыри, которые он почему-то не использует. Фактически сменена вся структура переговоров, и ответственность за контроль над этим процессом должны также взять на себя международные наблюдатели. Иначе — война. В Душанбе не было официальной встречи лидеров Армении и Азербайджана, она состоялась в Вене. Однако все эти встречи, как и непрерывные встречи глав дипломатических ведомств двух стран, не ведут, как мы видим, к какому-то конкретному решению и стабилизации. Значит, решение проблемы лежит не в этом месте.

 

Источник: Саркис Саркисян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.