Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Бархатная» власть громит правосудие

Их все-таки арестовали — Нарека Мутафяна и Саркиса Оганджаняна, вменив неуважительное отношение к суду и воспрепятствование осуществлению правосудия. Вечером в воскресенье стало известно, что судьи Артуш Габриелян и Нелли Багдасарян удовлетворили ходатайства следственного органа и дали санкцию на 2-месячный арест молодых людей.

КАК ИЗВЕСТНО, журналист Н. Мутафян вечером 27 сентября в прямом эфире Фейсбука подошел и задал судье А. Данибекян вопрос, а именно: относит ли она себя к плеяде «скулящих судей», а С. Оганджанян сопровождал его с камерой в руках. А. Данибекян пожаловалась в Высший судебный совет и сообщила о случившемся в полицию.

Уже на следующее утро последовало «задержание века» участников инцидента. Молодых людей задержали так, словно речь идет о преступниках-рецидивистах, находящихся в розыске Интерполом. Возбудили уголовное дело по статьям 343 и 332 УК РА. А потом, даже не дожидаясь понедельника, в срочном порядке решением суда арестовали. Кстати, представляющие интересы этих двоих адвокаты А. Кочубаев и В. Еприкян 28 сентября направили ходатайство о задержании и допросе премьера Никола Пашиняна, автора формулировки «скулящие судьи», которую успели повторить и глава Высшего судебного совета, и адвокат Айк Алумян. Но к ответу, как всегда, призвали самое слабое звено в лице процитировавших определение премьер-министра и председателя Высшего судебного совета двоих молодых сторонников Р. Кочаряна.

Инцидент с А. Данибекян — далеко не единственный за последний год с хвостиком, когда в отношении как судебной системы в целом, так и отдельных судей совершаются правонарушения. А началом этого, мягко говоря, откровенного публичного неуважения к третьей власти послужило заявление «народного премьера» на митинге в августе прошлого года, о том, что нет судей, которые скажут ему «нет». А дальше пошло-поехало. Судебная система оказалась под непрерывным «обстрелом» бархатных властей. То переходное правосудие провозгласили, то по призыву все-того же премьера заблокировали суды по всей стране, лишив судей возможности исполнять свои обязанности. Не говоря уже о самых настоящих гонениях, которым, опять-таки с легкой руки властей, подвергались неугодные судьи. В частности, те, кто осмелился не исполнить негласный заказ по делу Р. Кочаряна, — Александр Азарян и Д. Григорян. В отношении последнего даже возбудили уголовное преследование.

В ЭТОМ ЖЕ РЯДУ агрессивное давление на судей Конституционного суда, в первую очередь на председателя КС Грайра Товмасяна. Под ударом оказалось и близкое окружение судей. А Альвине Гюлумян пришлось пережить серьезный стресс вследствие агрессивных выходок, прямых оскорблений со стороны митингующих у здания суда. Так что подобное давление, включая постоянное беспокойство за близких людей, вовсе не удивительно на фоне инцидента с А. Данибекян.

Независимость и неприкосновенность судей — категории бесспорные. Это прописная истина, которая не подлежит каким-либо сомнениям. Но невозможно не отметить, что по целому ряду перечисленных инцидентов наши правоохранительные органы никаких шагов не предприняли. Не говоря о полнейшем молчании Высшего судебного совета. А теперь мы наблюдаем редкостное рвение, с которым судебно-правовая система бросилась на расправу с журналистом и оператором. Не исключено, что Н. Мутафян и С. Оганджанян вели себя не слишком изящно и этично, но как им невероятным образом их поведение квалифицировано в рамках воспрепятствования осуществлению правосудия?

На самом деле вполне понятно, что таким образом нам продемонстрировали подход, который существует в отношении нарушителей «высшего» заказа. Получается, одним можно оскорблять, угрожать, блокировать, а другим — нельзя. Во всем этом прослеживается подтекст, провозглашенный опять-таки премьер-министром: деление на «черных» и «белых». То есть и вину, и степень ответственности определяет не само деяние, закрепленное в Уголовном кодексе, а отнесенность к инакомыслящих. Двойные стандарты, одним словом. Выходит, одним можно называть судью теленком, который испражняется под себя (речь об оскорблении в адрес судьи Артуша Габриеляна), у других — иные нюансы. Еще раз подчеркнем: судья — это человек, облеченный независимой властью, освященной гербом и знаменем РА за спиной. И этого забывать нельзя.

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ нелепо выглядит обвинение в «воспрепятствовании правосудию», выдвинутое Мутафяну и Оганджаняну. Особенно с учетом того, что нападки и оскорбления на судей введены в обиход именно новой властью. Неуважительное отношение премьера к представителям третьей власти толпа восприняла как руководство к действию. Но, как показал наш последний случай, подход к вопросу проявляется исключительно на избирательной основе. Тут главное — не перепутать!

Решение об аресте Н. Мутафяна и С. Оганджаняна будет обжаловано в Апелляционном суде. И остается гадать, относятся ли судьи, которым предстоит рассматривать эту жалобу, к той самой категории, которую публично обозначил премьер, или нет?

 

Источник: Лана Мшецян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.