Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

С аморальной точки зрения мэра Еревана

10 апреля в Музее-институте Геноцида армян прошли слушания, посвященные 27-летию массовой резни в арцахском селе Марага, где, напомню, подразделения азербайджанских ВС за несколько часов самыми зверскими способами убили около 50 мирных жителей и столько же угнали в заложники.

В ХОДЕ СЛУШАНИЙ проживающие в Армении родственники убитых выступили с инициативой установить «марагинский» хачкар на территории мемориала в Цицернакаберде, рядом с хачкарами в память о жертвах «сумгаита» и «баку». Присутствовавшие депутаты НС от фракции «Светлая Армения» Геворг Горгисян и Тарон Симонян пообещали содействие в этом, казалось бы, не вызывающем сомнений благородном деле.

23 мая Геворг Горгисян опубликовал в соцсети Фейсбук ответ на свое обращение за подписью мэра Айка Марутяна. И прокомментировал: «В ответе мэра говорится, что установка любого другого памятника на этой территории недопустима с градостроительной и МОРАЛЬНОЙ точки зрения. Одновременно мне посоветовали установить хачкар в Мартакерте, не ведая о том, что в арцахском селе Нор Марага уже есть такой памятник, просто проживающие в Армении родственники убитых не могут ежегодно 10 апреля ехать в Арцах, чтобы почтить их память. Уважаемый Айк Марутян и мэрия Еревана, спасибо за ценный совет. Хотелось бы также узнать, почему недопустима установка памятника на территории мемориала, в частности, с МОРАЛЬНОЙ точки зрения.

Рекомендую мэру и аппарату мэрии, прежде чем отвечать и давать советы, внимательно читать адресованные им письма и изучить суть вопроса».

Порой какой-то конкретный и, казалось бы, рядовой вопрос способен самым точным и наглядным образом охарактеризовать ту или иную структуру и конкретного чиновника, причем одновременно в разных аспектах. Этот случай — из разряда именно таких. Вроде бы однозначная и не подлежащая сомнению инициатива неожиданно получает совершенно иное звучание и порождает множество вопросов в контексте работы мэрии и лично мэра. Моральная сторона в данном случае, конечно, наиболее важна, ибо связана с одной из самых трагических страниц в истории карабахского противостояния: геноцидом в Мараге. Но ответ мэрии, как отмечает Геворг Горгисян, поражает и другим: отсутствием профессионализма и элементарного желания вникнуть в суть проблемы.

ЧТО ЖЕ ПИШЕТ МЭР ДЕПУТАТУ? Для изучения вопроса в мэрии было проведено «разностороннее обсуждение», советовались с архитектором Сашуром Калашяном и с главным архитектором Еревана, сообщает Марутян. Оба глубоко убеждены, что «установка какого-либо другого памятника на этой территории недопустима с градостроительной и моральной точки зрения». В заключение Марутян дает Горгисяну тот самый совет, неуместность которого депутат отмечает в своей записи.

Подчеркну: речь идет всего лишь о скромном хачкаре. Именовать его памятником, способным нарушить целостность цицернакабердского мемориала, не совсем, скажем так, корректно. Еще более абсурдно думать, что хачкар предлагается установить прямо рядом с мемориальным комплексом, благо территория Цицернакаберда достаточно обширная. А самое главное — там уже почти 30 лет стоят хачкары в память о жертвах геноцида в Сумгаите и Баку. Родственники и депутат предлагают установить в этом укромном месте всего лишь третий хачкар, что абсолютно логично с учетом того, что три этих названия и три страшные трагедии стали своего рода символом азербайджанской политики геноцида в 1988-1992 гг.

Более того, эти хачкары — закономерное и обязательное дополнение к главному памятнику, ибо подчеркивают преемственность преступной турецкой политики, напоминая о ее проявлениях уже в новейшее время. И установка хачкара в память о Мараге именно на этой сакральной для нашего народа территории — важнейший посыл как политического, так и морального характера, безусловно имеющий значение не только для родных убитых, но и для всего нашего народа и его исторической памяти.

ЕСЛИ СОТРУДНИКИ МЭРИИ, рассмотревшие вопрос, не в курсе того, что в Цицернакаберде давно стоят хачкары, это уже проблема совершенно иной плоскости. Если они не в курсе того, что название Мараги стало нарицательным для обозначения геноцидальной политики Азербайджана, это еще более серьезная проблема их осведомленности в событиях недавнего прошлого и в целом — их уровня интеллекта.

Если же учесть, что решение данного вопроса казалось само собой разумеющимся во всех аспектах и не требующим особых усилий, то становится очевидным общий уровень профессионализма сотрудников мэрии во главе с Айком Марутяном. Который, напомню, твердо намерен поднять свою зарплату и зарплату своих сотрудников до заоблачных по армянским меркам высот. Вопрос хачкара в память о Мараге — конкретный и нагляднейший пример того, кому и за что он собирается платить немалые деньги за счет налогоплательщиков.

Уже не говоря о том, что спекуляция моральными доводами в данном случае есть очевидная аморальность.

 

Источник: Марина Григорян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.