Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Прекратите манипулировать! Дети — не марионетки!

Год назад, в разгар «бархатной революции» в Армении, любая попытка заявить о недопустимости манипулирования детьми с целью влияния на политическую погоду, воспринималась революционерами с глубоким непониманием. В итоге приходилось с ужасом лицезреть младенцев, которыми перекрывали дороги, подростков, поднимающихся на трибуны с пафосными речами «мержир», и т.д.

БОЛЕЕ ТОГО, детский фактор в революции становился предметом публичного восхищения экзальтированного большинства, что само по себе попахивало неким безумием. И тогда уже было очевидно, что манипуляция детьми — вовсе не спонтанный, а инициируемый и направляемый процесс. Очевидно, скопление детей, стоящих сегодня с плакатами у здания, где проходит судебный процесс над Робертом Кочаряном, из той же серии. Подростки лет 12-13, держащие в руках транспаранты «Rob — killer» и «Требуем пожизненного заключения» — неужели кто-то всерьез полагает, что эти дети осознают, что делают?

«Каждый возрастной период с точки зрения психологии уникален в контексте развития личности, — говорит в беседе с корр. «ГА» психолог Карине Налчаджян. — И если мы не имеем представления об особенностях этих возрастных этапов, то, совершая серьезные ошибки, можем поставить крест на всем последующем развитии человека. Конкретно в вышеупомянутом случае речь идет о 12-13- летних детях. Это тот период, когда происходит психосоциальное формирование личности, определяется ролевое поведение, когда подросток задается вопросом «кто я?» и пытается на него ответить. Это тот самый переходный период, когда ребенок и маленький, и уже большой. Очень часто взрослые ему говорят: ты еще маленький, делай, как тебе велят. Но в другой ситуации ему же говорят: ты уже не ребенок, чтобы делать те или иные вещи. Таким образом, у подростка зачастую возникает явление внутреннего кризиса в эгоидентичности. И если в этом возрасте мы не проявляем уважения к личности ребенка, то оставляем его в инфантильном, подвешенном состоянии, формируя человека, который в дальнейшем, уже во взрослой жизни, принимая решения, всегда будет искать кого-то более авторитетного, сильного, чтобы тот ему подсказал позицию. В итоге мы ослабляем «я» ребенка, его личность. В будущем такой слабый человек испытывает трудности с самореализацией или выбирает патологические пути самоутверждения…»

ПО СЛОВАМ К. НАЛЧАДЖЯН, дети вовлекаются в процесс, в котором ничего не понимают и понимать не могут.

«Если отвести одного из детей, стоящих с плакатами, в сторонку и спросить: чего ты хочешь, как ты себе представляешь требование, которое держишь в руках или скандируешь, он окажется в крайне неловком положении. И максимум, что сделает, сошлется на кого-то более авторитетного, — продолжает К. Налчаджян. — И это ловушка для последующего развития личности ребенка, самая настоящая неприкрытая манипуляция. Мы видим, что наших детей используют, и здесь работает та же рука, что и во время «бархатной революции». Ведь тогда стали за спиной детей. Возвращаясь к такому фактору, как уважение к личности ребенка, отмечу общеизвестную истину: поощряя ребенка на те или иные действия, мы должны объяснять, зачем это нужно. А здесь ведь не объяснишь, потому что это не тот случай и под ним нет никакой ценностной базы. Значит, детей просто используют как инструмент для достижения неких целей — групповых, политических и т.д. Вопиющее нарушение прав детей — вот что это такое. Недавно с аналогичной манипуляцией, только в гендерной сфере, мы столкнулись в контексте презентации сомнительной книжки, предназначенной для 3-летних малышей…

При этом из школ изымают такой предмет, как военно-патриотическое воспитание, как раз-таки несущий в себе ценностную основу, необходимость передачи подрастающему поколению столь весомых ценностей, как любовь к Родине, к своей земле и готовность ее защищать. А о какой ценности можно рассуждать, когда мы видим ребенка, держащего в руках плакат с требованием пожизненного заключения человеку? Ответ очевиден. Более того, допуская подобное, мы учим детей, что можно вмешиваться в правосудие. Вместо того чтобы объяснить (если ребенок спросит, что происходит): идет суд, ему нельзя препятствовать, закон надо уважать и чтить, детям дают в руки плакаты и подучивают кричать, требовать, чтобы кого-то посадили, казнили и т.д. Что это, как не формирование в подростке неуважения к правосудию, закону как ценности?

НЕ ГОВОРЯ уже о воспитании жестокости. Вряд ли манипуляторы объясняют детям, в чем суть, просто зовут на «важное дело». При этом 12-13-летний подросток определенно понимает, что написано на плакате, который он держит в руках, выступая в роли взрослого, решающего судьбу человека. Можешь умереть, а можешь и жить — от меня зависит. Несколько утрированно, но давайте вспомним, что и подростковая психика воспринимает жизнь утрированно».

При здоровом раскладе первое, что следовало сделать чиновникам, ответственным за отечественную сферу образования, — потребовать увести детей от здания суда, заявив, что это недопустимо. Но они, конечно, этого не сделают по той простой причине, что использовали тот же путь для прихода к власти. А вот куда смотрят правозащитные организации, непонятно. Сильно заняты? Готовят очередную гендерную муть для промывания мозгов юному поколению?

«Что самое страшное в подобных процессах манипулирования, так это внедрение так называемого туннельного сознания в психику ребенка, — констатирует К. Налчаджян. — Что это значит? В сознании ребенка создают туннель и говорят: иди по нему. После чего хвалят, мол, какой ты молодец, встал перед полицейским, поднял плакат, покричал. А ребенок не имеет возможности вникнуть в суть явления, проанализировать его, сравнить. Да, это манипуляция. Повторюсь, целенаправленная!»

 

Источник: Зара Геворкян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.