Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эксклюзивное интервью блогера с армянскими корнями — Влада Мосесова (Мага), который побывал в Азербайджане

Видеоблогер Влад Мосесов, известный как Влад Мага, 3-ого июля опубликовал на своем YouTube-канал «MAGASHOW» видеоотчет о посещении им очередной страны в формате «один и без денег».

«Один в Азербайджан через Дагестан. Армянин в Баку». Так называется ролик, в котором Влад рассказывает о своих армянских и грузинских корнях, показывает Баку, отдаленные селения Азербайджана, а также находит дом своих родных в городе Гянджа.

Но после посещения этой страны блогер стал получать угрозы. Он опубликовал видеообращение, заявив, что нуждается в помощи в его распространении, в котором подчеркивает — он просто блогер-путешественник и не хочет быть втянутым в политику.

О путешествии в Азербайджан, ощущениях, о том, что не попало в кадр и о поездке в Республику Арцах с Владом побеседовал корреспондент Aysor.

— Влад, большинство зрителей из Армении и Азербайджана узнали о вас и вашем видеоблоге только по нашумевшему выпуску о посещении Азербайджана. Но, как видно из вашего канала на YouTube, в этом формате вы уже успели посетить много других стран. Как вы начали заниматься видеоблогингом?

— Если в двух словах, то 3 года назад я учился в университете, тогда у меня было все, и все было нормально. Но в один момент, такое бывает в жизни, все рухнуло. Рядом со мной никого не осталось и как-то все пошло по наклонной.

Еще с детства я мечтал работать с камерой, быть актером, но на кастингах меня никто не брал. И в один момент я просто понял, что надо взять камеру и просто делать, ну тяжело назвать мои видео фильмами, но пытаться к этому идти.

Два года я искал формат, и вот только сейчас, когда от меня ушел человек, с которым я снимал все это время, я начал путешествовать и снимать один. Первая страна, куда я поехал именно в этом формате — один и без денег, был Дагестан, потом была Чечня. Еще пересек всю Европу.

— Почему вы решили поехать в Азербайджан?

— Азербайджан — страна, куда меня не пустят после посещения Армении и Нагорного Карабаха. Просто решил перед тем, как я поеду в Армению, и поставлю себе печать, посетить Азербайджан, посмотреть и эту страну, понимая, что уже не смогу это сделать после посещения Армении.

— Видео стало резонансным, в основном, и за счет вашего признания, что вы едете в Азербайджан, имея армянские корни. 

— Да. У меня отец армянин, дедушка армянин, в основном, мужское начало семьи, а бабушка грузинка. Моя фамилия Мовсисян, но по паспорту сейчас я Мовсесов.

— В Азербайджане не возникали вопросы по поводу фамилии? Даже при варианте Мовсесов у нее довольно армянское звучание.

— Ну, если честно, потом люди, которые в этом разбираются, сказали мне, что шансов выжить у меня было ноль, и азербайджанские пограничники просто допустили, так сказать, ошибку. То есть, они должны были меня еще на границе забрать, но мне как-то повезло.

— В МИД Азербайджана есть так называемый «черный список», в него попадают более или менее публичные люди, которые посещают Нагорный Карабах и заявляют об этом. Вы о нем слышали?

— Именно о списке, что он так называется, не слышал. Но, как уже сказал, я знал, что после Армении и Нагорного Карабаха въезд в Азербайджан будет запрещен. Ну, можно сказать, я о нем знал, но без вот этого названия «черный список».

— После распространения вашего видео и довольно резкой реакции на него из Азербайджана, часто упоминается имя блогера Александра Лапшина и всего, что случилось с ним. Тем более, что он сам опубликовал ваше видео на своей страничке в Facebook. Вы слышали о нем?

— Теперь уже прекрасно знаю о нем. Но узнал я про всю эту историю сейчас, после того как побывал в Азербайджане. В эти дни читаю в азербайджанских СМИ, что я армянский «агент 007», сообщник Лапшина и т.д.

— Кроме комментариев, отзывов от азербайджанских пользователей в интернете, была какая-то официальная реакция из Азербайджана, с вами кто-либо связывался на государственном уровне?

— Нет, никто со мной не связывался, но я скажу так — есть информация о том, что меня очень хорошо знают в Азербайджане и спрашивают обо мне и в других странах. Именно поэтому я и записал второе видеообращение. Комментарии в интернете меня не задевают, я записал видео именно из-за того, что на государственном уровне обо мне спрашивают, интересуются мной в других странах.

— После того, как вы узнали историю Лапшина, в том числе о том, что его именно Беларусь экстрадировала в Азербайджан, нет опасений насчет себя? Ведь вы гражданин Беларуси и живете там.

— Ну, во-первых, у Лапшина было гражданство России и Израиля. А, во-вторых, он конкретно высказывался против Азербайджана. Я же просто константирую исторические факты, снимаю людей. В выпуске из Арцаха я буду затрагивать политику, но буду затрагивать чисто как мое мнение, то есть без какой-либо пропаганды. Я просто буду задавать обычные вопросы, как общение, я не считаю это политикой. Но я уже знаю, что они и в этом найдут политику, я даже знаю, что они напишут. Хочу еще раз отметить — я не политический человек.

— Вернемся к вашим ощущениям от поездки в Азербайджан. Были какие-то эмоции, которые не попали в кадр или выпали в течение монтажа? Кстати, насчет монтажа в Азербайджане СМИ отмечают, что вы специально так смонтировали ролик, что в него попали люди, например, не знающие русский, или в основном недоброжелательные.

— Я просто не понимаю, почему они так зафиксировались на вопросе о русском языке. Я о русском часто говорю во многих странах. Мне интересно, в каких странах знают языки, в каких — нет. Например, я на английском слабо общаюсь, и если, допустим, такой же турист, как я приехал в эту страну, он, судя по моему блогу, ведь должен понять — есть в этой стране русский или нет?

А на самом деле я вырезал из ролика много негативных моментов. Я хотел даже отдельное видео записать, где бы показал всех этих людей. Там просто, например, остановилась машина, и кто-то на меня орет «че ты снимаешь?», хотя я снимаю просто здания, или прошел человек и показательно камеру плечом толкнул. Потом было и такое, что многие обещали помочь чем-то и не выполняли.

Например, на заправке говорит мне человек «сейчас я тебе машину словлю», а через две минуты у него улыбка меняется на холодное лицо, и он меня выгоняет в темную трассу. Я решил не оставлять такие моменты, просто потому, что думал о своих зрителях. Я понимал, что публике достаточно негатива. То есть, в основном мои главные соприкосновения с нацией я оставил, а вот эти детали убрал. Хотя, понимаю, что с этими мелочами был бы сплошной негатив. Я не хочу, чтоб мои выпуски смотрели с недовольством. Да, я хочу, чтоб зрители видели правду, но также хочу, чтоб они видели, что в мире есть люди, а не то, что в мире есть уроды.

— Многие заметили, что в ролике про Азербайджан вы в кадре скрыли лицо парня, который вам помог, предоставил ночлег. Это была его просьба? Или были опасения, что за помощь вам у него могут быть проблемы?

— Скажем так — он мой бывший зритель. Поскольку я принципиально путешествую без денег, в разных странах у меня есть подписчики, зрители, которые, в случае чего, предлагают помощь. Он был одним из них. Когда уже уехал из Азербайджана, я ему позвонил и сказал: «не хочу, чтоб ты из выпуска узнал, как человек, который мне помог, пустил к себе домой. Я был в Карабахе, у меня армянские корни, и я отчасти затрону эту тему, но не сильно, в политику я лезть не хочу» Мы пришли к согласию, но после выхода видео, он, как и все в Азербайджане, увидел там кучу негатива, заблокировал меня везде и кинул жалобу на видео. То есть YouTube должен был удалить ролик, но я скрыл его лицо, и мне прислали письмо, что с этим все налажено и ролик останется.

—  Из какой страны вы попали в Азербайджан и как вы уехали?

— Приехал я в Азербайджан через Дагестан, уехал через Грузию, оттуда приехал в Армению и Нагорный Карабах. Покинул страну сразу из Кировабада, после того как у дома родных встретил мужчину, который высказывался об армянах, а я уже не смог сдержать своих эмоций. После вот этих кадров через два часа уже был в Грузии, потому что понимал, что оттуда нужно было очень быстро выбираться.

— В Армению и Нагорный Карабах вы въезжали уже с отметкой в паспорте, что посещали Азербайджан. Как это восприняли армянские пограничники? Вам не задавали вопросов?

— Нет. На армянской границе разглядывали эту печать, даже не со злостью, рассмотрели печать, потом кинули взгляд на меня, потом поставили свою печать и пожелали удачи. А в Нагорном Карабахе меня на этой маленькой границе сразу приняли как «Ты откуда? Кто? На тебе наш номер, брат», меня покормили, мы посидели, кофе выпили и все, я поехал дальше.

— Без спойлеров на выпуск об Армении и Нагорном Карабахе, все же поделитесь некоторыми ощущениями.

— Я скажу, что в Арцахе многие места остались под запретом, потому что сейчас было рискованно там снимать. В общем, выпуск получится небольшим, но, думаю, будет интересен людям, которые не представляют, что такое Карабах и как там живут.

Насчет моих личных ощущений, могу сказать, что некоторые поселки в Нагорном Карабахе — это самые атмосферные места, которые я посещал за всю жизнь, а я могу сказать, что очень много, где побывал. К примеру, в таких местах, как заброшенные космические корабли где-то в степи, я в Чернобыле был, ну, то есть, мне есть с чем сравнивать.

— А вы сами какие представления имели о Карабахе и о жизни там до своего посещения? Что знали о карабахском конфликте, если учесть, что он коснулся и вашей семьи.

— Я думал, что там до сих пор идет активная война, потому что официальные источники обычно указывают погибло столько-то людей и все в этом роде. В первые моменты, когда я туда ехал, у меня была маленькая паранойя, что вот — горы и я думаю, может там снайпер, или может тут мина где-то. В общем, у меня вот такой стереотип был.

А уезжал оттуда я настолько легкий, перезаряженный, что все время думал, вот это то место, куда я хочу вернуться. Я обычно возвращаться не хочу никуда, хочу шагать дальше, смотреть мир, а вот в этом случае понял, что хочу привести туда какого-нибудь своего дорогого человека.

— Многим зрителям после просмотра было интересно, вы и вправду нашли правильный дом ваших дедов в Кировабаде? И насколько стало понятно, они уехали из-за конфликта в 90-х?

— Да, они уехали в те годы. У меня сейчас 2 дедушки, один из них сказал мне — 167-ой дом, это по его памяти, а второй тогда был молод, и он как-то сомневается в цифрах. Факт в том, что это скорее огорчило, потому что я думал — ну будет круто, я сделаю приятно, но вот, наверное, из-за воспоминаний того, что происходило в те годы, было тяжело.

— И напоследок, хотели бы что-то добавить?

— Я просто хотел сказать, что в тот день, когда мне начали писать армяне, звонить армяне, на меня обрушилась вся вот эта многотонная поддержка, у меня поменялось сознание. Я впервые в жизни почувствовал, что я не то что бы не один, а со мной действительно массы. И я просто за это благодарен, очень благодарен.

Автор: Яна Шахраманян

 

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.