Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Единый стартап по уничтожению нашей родины»

«Бог, семья, Отечество — из-под нас стараются выбить три фундаментальные основы нормального человеческого социума», — заявила в интервью «ГА» писатель-публицист Лия Аветисян.

ГА: Лия Артемовна, уже на протяжении более двух месяцев осуществляются целенаправленные попытки расколоть Армянскую Апостольскую Церковь, внести хаос и смуту не только в стены Святого Эчмиадзина, но и в целом в морально-нравственную атмосферу армянского общества. В чем вы видите суть столь беспрецедентной интервенции на один из самых фундаментальных национальных институтов — церковь?

Лия Аветисян: Давайте на минутку дистанцируемся от «церковного вопроса». Как человек пишущий, я привычна к пристальному отношению к словам. Так вот, velvet, невинно переводимый на разные языки как «бархат» аж со времен госпереворота в Чехословакии в 1989 году, и обрушивший в дальнейшем пол-Европы и Азии, на деле имеет гораздо более близкий к реальному контексту перевод — «неожиданный выигрыш», «куш». Благостная «бархатная революция» на деле и есть неожиданный выигрыш: малобюджетный и высокорентабельный захват власти в чужих государствах, где не надо тратить миллиарды на боевые вылеты, снаряды, армейское снаряжение и спецтехнику, но достаточно миллионов на гранты и зарплаты всевозможных НПО. И единственное, чем вы вооружаете эти организации, которые неправительственными являются для нас, но по факту обслуживают правительства государств-агрессоров, это сленг. Да-да, вы вооружаете их запасом особенных слов, где от имени государств, нацелившихся ограбить конкретную, а в данном случае нашу страну, вводите в оборот понятия «коррупция», «мафия», «клан» и другие словарные находки из американских фильмов якобы про итальянцев. И целенаправленно применяете к руководству страны, являющейся потенциальной жертвой агрессора.

ГА: Но ведь фактор коррупции в Армении — действительно печальная действительность…

Лия Аветисян: Конечно, те, кто последовательно приходил к власти в Армении на протяжении последних трех десятков лет, и сами сделали все что можно и невозможно, чтобы обрушить личный и государственный авторитеты. Но обратите внимание, кто об этом высокопарно вещает из-за рубежа. Это персоны, регулярно вызываемые на допросы по поводу многомиллионных коррупционных схем. Мы знаем случаи с бывшим премьером Франции, и с бывшим госсекретарем и кандидатом в президенты США, и с представительницей руководства авторитетной международной структуры. При этом они целехонькими возвращаются с допросов, и на скамью подсудимых или уж тем более в каталажку не попадают, несмотря на очевидность коррупции в их деяниях. Вы хоть раз слышали, чтобы эти страны упоминались как «коррупционные режимы»? Нет, конечно. Потому что слово «коррупция» — это как слоган рекламы стирального порошка: «Теперь мы идем к вам!».

Все начинается со слов. Манипуляция словами действует безотказно, потому что напрямую направлена в отученный от чтения, размякший в сериалах и сплетнях ток-шоу мозг обывателя. Все 30 лет у нас в стране последовательно отказывались от просвещения и распространения системных знаний, и вот пришли эти особенные слова. «Гендер», например. Или «открытое общество». И человек поначалу принимает эти слова-обманки с радостью и даже с уважением. А как еще расправиться с армянином, если он по-прежнему отличает мужчин от женщин, а нехристем себя попросту не представляет около двух тысяч лет? Бог, семья и Отечество — те три необходимые точки, через которые при любом раскладе может очерчиваться геометрическая плоскость, или почва, на которой мы вековечно стоим. И все три базовые точки из-под нас старательно выбивают враги всех трех фундаментальных основ нормального человеческого социума. И выбивают поначалу словами. Например: народная традиция — «стереотип» (и с ним нужно бороться); террористы, захватившие Храм, а потом и Католикоса — «активисты» (и с ними бороться нельзя); неприятие извращений — «отсталость»; одно из самых древних государств в мире, всего-то после «бархатной революции» — «молодое государство» и т.д. Примеров сотни, включая новенькие определения из подписанной Арменией Международной стамбульской конвенции Совета Европы, где «проститутка» — «работник сексуальной сферы услуг». Это не шутка, это документ — о правах женщин, а не о мерах по их растлению.

ГА: Кстати, параллельно с событиями вокруг ААЦ активно начала раскручиваться тема продвижения в Армении прав ЛГБТ-сообщества с привлечением известных певцов с мировым именем, актеров. Достаточно вспомнить речи Элтона Джона, который, будучи в Армении, заявил о «ветре перемен» (в контексте именно темы продвижения ЛГБТ, частью которого он желает быть). А на днях канадская актриса Арсине Ханджян в прессе выразила надежду, что после смены власти в Армении будет решен и вопрос, связанный с правами сексуальных меньшинств. «Надеюсь, новое правительство сделает все возможное, чтобы изменить законы и мышление людей», — сказала Ханджян. Как вы прокомментируете все это?

Лия Аветисян: Это единый стартап по уничтожению нашей родины, и если представить его как проектно-конструкторское бюро, то легко разглядеть таблички на дверях различных отделов. Тут помимо антицерковного есть отдел по морально-нравственному разложению общества, где в секции шоу-бизнеса трудятся сектанты «Слова жизни». А в отделе разложения молодежи — «Женский ресурсный центр» во главе с гражданками Канады Ларой Агаронян и Маро Матосян, проповедующими лесбийскую любовь, издающими невесть что под маркой просвещения девочек, а в своих пикетах отрицающими понятия родины, нации, государства (кстати, в ходе парламентских выборов они являлись членами попечительного совета «Гражданского союза» и партии «Елк»). В этой же обойме — А. Ханджян. А недавно объявилась еще одна воительница — Виолет Григорян, запомнившаяся в свое время помпезными «похоронами красного яблока» как символа девственности армянской невесты. Это только несколько примеров, можно привести куда больше.

ГА: Давайте поговорим о гражданском обществе — и готовности противостояния, которую оно продемонстрировало в ответ на попытку с разных сторон своего рода «блицкригом» атаковать традиционные, семейные, духовные ценности, веками служившие ориентиром для нации. Сегодня создается Национальный фронт защиты Армянской Апостольской Церкви — вы принимаете в его создании активное участие…

Лия Аветисян: Это классический случай, когда слова великого Чаренца «о армянский народ, твое единственное спасение — в собирательной силе» вновь звучат актуально. И речь, как и сто лет назад, идет именно о спасении: уж очень круто за нас взялись. Так что прозвучавшие заявления святых отцов Эчмиадзина, воинов-добровольцев, представителей интеллигенции о создании фронтов спасения Святого Престола — в процессе ускоренного формирования и вошли в русло объединения в единый Национальный фронт защиты ААЦ. И не считайте это пропагандой курения, но раскольникам мы наверняка дадим «прикурить». Скоро…

 

Источник: Зара Геворкян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.