Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Чьи деньги не пахнут?

Возглавляемый супругой премьер-министра Армении Анной Акопян фонд «Мой шаг» на своем официальном сайте обнародовал список доноров фонда, таким образом нарушив требования статьи 39 Закона РА «О фондах».

СТАТЬЯ ПРЕДУСМАТРИВАЕТ «не позднее 25 марта, следующего за отчетным годом, Фонд обязан публиковать на официальном интернет-сайте публичных уведомлений Республики Армения, находящемся по адресу http//www.azdarar.am, отчет о своей деятельности. Отчет должен содержать сведения об осуществленных программах, источниках финансирования, общем размере использованных в финансовом году средств и пр. 27 марта, на сайте Azdarar.am нет подобных сведений, передает Panorama. am.

НО НЕВОЗМОЖНО УМОЛЧАТЬ: то, что отчет в соответствующих, предусмотренных законом форме и формате не был своевременно опубликован фондом, — отдельный вопрос. В этой истории, которая, кстати, уже неделю обсуждается общественностью, есть не менее пикантные детали. И касаются они содержания списка…

Например, из опубликованного следует, что некто пожелавший оставаться инкогнито решил перечислить фонду 400 тысяч долларов для реабилитационного лечения военнослужащих-инвалидов. Цель, скажем прямо, благородная. Но сумма, прямо скажем, вызывает вопросы. Какие? Об этом чуть позже. А пока продолжим.

Опять же анонимный донор пожертвовал фонду полмиллиона долларов на ремонт детского сада в Мегри. Тут тоже как бы обозначена практически святая цель — для детей ничего не жалко. Более того, сам Никол Пашинян в рамках предвыборной агиткампании в декабре прошлого года говорил мегринцам о реконструкции детсада на средства фонда «Мой шаг». Другое дело, что на 500 тысяч долларов, наверное, можно обеспечить мегринских детишек позолоченными ночными горшками. Согласитесь, полмиллиона долларов на ремонт дошкольного заведения — слишком внушительная сумма. Но вопрос даже не в этом. В чем? Об этом позже.

Идем дальше. Ряд анонимных доноров фонда перечислил довольно внушительные суммы. Конечно, поскромнее, чем полмиллиона, но тоже достаточно крупные пожертвования: 10 миллионов драмов, 20 миллионов драмов и т.д. А вот некая Анжел Арутюнян не поскупилась аж на 48 миллионов драмов. 10 миллионов пожертвовал Ваагн Аветисян, столько же — Ваагн Давтян, Ваграм Давтян, Вардан Варданян…

СЧИТАТЬ ЧУЖИЕ деньги как-то не совсем прилично. Но есть тут один нюанс, который просто не может не привлечь внимания. Особенно в контексте инициативы действующей власти о внедрении института презумпции виновности, предпринимаемых шагов в направлении внедрения системы доказательства законного происхождения имущества и капитала. Может ли та же Анжел Арутюнян документально подтвердить законное происхождение 48 миллионов драмов? Могут ли все остальные крупные «вкладчики» фонда сделать это? Собственно, об этих вопросах и шла речь выше. Их наличие, прямо скажем, ставит под сомнение одно из наиболее резонансных предприятий власти, пытающейся пойти по пути раскулачивания.

Раз уж заявили, что должны быть возвращены народу незаконно нажитые имущество и капитал, раз уж заявили, что намерены требовать документальное подтверждение их легального происхождения, то было бы логично сначала проверить работу этой затеи, скажем так, в пилотном варианте. Огромные суммы поступлений в фонд «Мой шаг» дают широкие возможности для подобной экспериментальной процедуры. Но…

Судя по всему, деньги пахнут не всегда. По крайней мере когда речь идет о пожертвованиях фонду «Мой шаг», мало кого волнует, чем они пахнут. Судя по всему, так будет и после внедрения института раскулачивания богатых, если сегодня многомиллионные пожертвования в «копилку» команды власти не вызывают вопросов о законности происхождения крупных финансовых средств.

 

Источник: Ара Меликсетян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.