Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Агрессия как форма общественного поведения

Криминальные сводки тревожат. Невозможно не обратить внимания на зашкаливающий уровень агрессии в обществе — агрессии, направленной на себя и на других. Что происходит с людьми?

Мужчина 30-35 ЛЕТ совершил суицид, бросившись с Давидашенского моста в Ереване. Алогичным образом попытались свести счеты с жизнью мать с несовершеннолетней дочерью — из-за тяжелого социального положения. Во время ссоры 27-летний сын сначала ударил ножом мать (в результате полученных ран она скончалась), затем — отца, после чего нанес себе увечья. Спор между подростками перерос в драку с поножовщиной, пострадал 16-летний школьник. Массовая драка, опять же с поножовщиной, произошла в одном из ереванских пабов. Четверо молодых людей в результате разборки были доставлены в больницу с огнестрельными ранениями. В результате конфликта с поножовщиной пострадал 24-летний военнослужащий контрактной службы — его ранили в сердце. Мужчина набросился на врача «скорой помощи». Мать задушила 7-летнюю дочь…

Это всего лишь небольшая произвольная выборка из криминальной хроники за короткий промежуток времени (примерно месяц), в основном по Еревану.

А на днях председатель НПО «Гражданское сознание» Нарек Самсонян отметил (как неоднократно отмечал и омбудсмен Армении Арман Татоян) зафиксированный в социальной сети 200%-ный рост призывов к насилию после агрессивных заявлений Никола Пашиняна.

По его словам, это уже превратилось в технологию, в которую вовлечены также и женщины. «Есть люди, которые целенаправленно в сети создают атмосферу с тем, чтобы оскорбить того или иного деятеля. Доза ненависти в сети явно выросла по сравнению с прошлым годом, — заявил Самсонян, добавив: — За сложившуюся ситуацию ответственность несет все общество, в том числе политические силы, никак не реагировавшие на призывы к насилию против представителей одной партии в прошлом году.

Такое молчание следует также тогда, когда Пашинян говорит о том, что война в Карабахе была результатом заговора. Когда первое лицо позволяет себе оскорбления с тем, чтобы расчистить себе политическое пространство, его призывы к толерантности выглядят не очень правдоподобно».

НИЧТО НЕ ПРОХОДИТ БЕССЛЕДНО. А уроки агрессии и ненависти — тем более.

Вспомним май 2018-го. «ГА» тогда писал, что, пока весь мир облетают кадры бескровной «бархатной революции» в Армении, с младенцами, восседающими на разноцветных детских стульчиках, перекрывающих дороги, песнями-плясками, шашлыками на улицах и т.д., за фасадом происходят вещи, которые иначе как процессом расчеловечивания назвать трудно.

«Идет травля — беспощадная, позорная, жестокая травля, без разбору и без границ, — писали мы. «Новая Армения — это Армения любви и терпимости», — заявил лидер революционного движения Никол Пашинян. Однако именно в этой «новой Армении любви и терпимости» затыкают рты инакомыслящим, подвергают суду Линча в соцсетях, составляют списки «врагов революции», устраивают безобразную охоту на женщин — членов РПА, сводят старые счеты, развешивают траурные ленты по людям, олицетворяющим образ ненавистного режима… И все это делается с упоением и пугающим восторгом, словно вдруг отключились рецепторы, отвечающие за все, что дает человеку право именоваться таковым…

К СОЖАЛЕНИЮ, тогда никто, включая правозащитные организации, никто, кроме нескольких СМИ и отдельных граждан, рисковавших загреметь в списки «врагов народа», не говорил о том, что вешать, например, траурные ленты по живым людям — это морально-нравственная деградация, недостойная тех, кто объявляет себя борцами за лучшее будущее, справедливое общество. Никто не говорил, что травить самых незащищенных (женщин-политиков и их детей), недостойно как само по себе, так и в силу принадлежности к древней культурной нации. Нет, это называли естественной реакцией, революционной пеной, выплеснувшей из людей ощущение безнадежности, несправедливости, отсутствие надежды, копившиеся годами. И мало кто осознавал, что, оправдывая злословие, травлю, психологический террор и жестокость, мы призываем к жизни нечто более ужасное — агрессию как норму общественного поведения.

Помните шокирующее заявление врача (врача, давшего клятву Гиппократа!), публичное выложенное в соцсети Facebook?

«Учитывая создавшуюся в Армении ситуацию и в знак поддержки моего народа-победителя, я отказываюсь проводить медобслуживание членов фракции Республиканской партии НС РА, поскольку они не люди, а я не ветеринар. Предлагаю своим коллегам поддержать эту акцию!» Подпись: президент Ассоциации противоболевой и паллиативной помощи Армении к.м.н. Грант Карапетян. Национальный онкологический центр РА.

Запись, набрав феноменальное количество «сердечек» и комментариев «браво, доктор!», «Duxof!», была вскоре удалена, но факт того, что она была сделана, говорит сам за себя.

После «революции» агрессия как норма поведения новых руководителей и, следовательно, как норма общественного поведения никуда не исчезла, а напротив, укрепилась.

УГРОЗЫ закатать в асфальт, размазать по стенке, деление на «черных» и «белых», «своих» и «врагов народа», постыдные оскорбления в адрес судей и т.д., озвучиваемые первым лицом государства, служат примером, подхватываемым обществом. Можно наброситься толпой на пожилого дашнакцакана, мирно гуляющего с внуками, можно публично пригрозить разбить камнем голову президенту Арцаха, можно закидать полицейских камнями, устроить кровавую расправу над бездомными собаками, обзывать премьера нелестными эпитетами перед телекамерами, крыть женщин матом в соцсетях — такова наша сегодняшняя реальность.

«Когда первое лицо позволяет себе оскорбления с тем, чтобы расчистить себе политическое пространство, его призывы к толерантности выглядят не очень правдоподобно»… Правильнее сказать: очень неправдоподобно. И так они выглядят уже год с лишним.

Если же плюс ко всему добавить фактор нереализованных пока властью обещаний народу немедленной dolce vita, то нет ничего удивительного в том, что агрессия, усугубленная фрустрацией, выливается в беспрецедентный (200%-ный) рост призывов к насилию в соцсетях, рост преступности, числа суицидов и попыток суицида и акций протеста, день ото дня становящихся все более агрессивными в своем проявлении.

Власть — в частности, в лице Никола Пашиняна — пока еще в состоянии сбить этот градус агрессии — были бы желание и воля. Если же речь идет о технологии, то против кого она направлена — против политических оппонентов или собственного народа?

«Армян нельзя победить, их нужно разделять» — эти слова еще в IV веке до н.э. произнес потерпевший поражение в Армении персидский царь Дарий I. Кому это нужно сегодня?…

 

Источник: Зара Геворкян, «Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.