Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

А дальше тот самый хаос

Вообще-то с субботы по понедельник я стараюсь о политике и про политиков не вспоминать — даю увольнительную голове. Нет, правда, должны же быть какие-то санитарные нормы?

Но в воскресенье весьма обиженный тем печальным обстоятельством, что суд изменил меру пресечения второму президенту РА Роберту Кочаряну, премьер Пашинян призвал своих зомбированных сторонников окружить все суды, никого туда не впускать и не выпускать, а ждать его дальнейших распоряжений.

ПРИДЯ В СЕБЯ после неглубокого обморока, я решил, что это мне померещилось. Ну как может глава государства требовать блокировать суды?! Нужно срочно протереть глаза: точно привиделось! Но в понедельник премьер выступил на совещании с участием руководителей судебных и правоохранительных органов, и тогда стало окончательно ясно — ну да. В самом деле.

Мужество Пашиняна, всей грудью навалившегося на судебную систему страны, то есть дот, из которого заранее вынесли огнестрельные предметы, не может не воодушевить. Много красивых слов было при этом произнесено. И о том, что судебная власть в стране принадлежит народу, и о коррумпированности судебной системы, и о заговоре «бывших», и о готовности начать расследование обстоятельств Апрельской войны, и о решимости начать реформу судебной системы…

Но! Чуткость слуха к фальши еще выше, чем чуткость обаяния к тухлятине. У человека внутри камертон. Человек слышит фальшь. И для этого не требуется ум или опыт. Это инстинктивное «не верю!» В этом смысле интонации премьера были хуже, чем его слова. Если с такой интонацией сказать человеку «здравствуйте», он взглянет с опаской.

Судебная система у нас коррумпирована? А сколько коррумпированных судей было разоблачено за последний год, когда вся власть принадлежит народу? Бывшие плетут заговоры? И сколько заговоров раскрыто? Судебная система нуждается в реформе? А что конкретно сделано за целый год в этом направлении? Сколько соответствующих законопроектов представлено в парламент? И какие такие обстоятельства Апрельской войны нужно расследовать, когда еще три года назад Пашинян заявил, что за ней стояла Россия?

Подобные сальто мортале — классический номер в нашем цирке. Просто не поспеваешь мозгами за очередным поворотом в рассуждениях и оценках премьера. Это явно задача не для среднего ума. Моего во всяком случае не хватает.

И ЧТО ИНТЕРЕСНО? Серьезных претензий к судебной системе у Пашиняна за последний год вроде бы не было. Пока суд не изменил меру пресечения в отношении Роберта Кочаряна. Случайность, наверное. Зато если после последнего выступления премьера в обществе поднимается новая волна ненависти, случайностью это трудно будет назвать. Хотя куда уж больше!

Посмотрите, какая дикая озлобленность сквозит сегодня в политических дискуссиях! Посмотрите, как проснулось все пещерное. Мы никогда не были так расколоты, так полны взаимной ненависти, так утомлены друг другом. В точности как соседи на коммунальной кухне, где от чада и грязи давно почернели все окна и потому в окно не смотрит никто.

Здесь мы имеем дело уже не с больными людьми, а с больным обществом. Ясный и емкий диагноз такого рода социальному нездоровью поставил историк и психоаналитик Эрих Фромм — это патология нормальности. Нормой становится то, что нормальным считаться не может и не должно.

Патология нормальности — это когда более или менее внятные границы нормы размываются окончательно, когда патология возводится в ранг добродетели, тогда само понятие нормы извращается и дегуманизируется. Тогда происходят глобальная сбивка всех жизненных ориентиров и утрата основных ценностей бытия. И тогда на историческую сцену выходят эпидемии одержимости, а также все виды человеческой деструктивности — от немотивированной агрессии до террора.

Патологические отклонения находят удобоваримые социальные ниши, в которых они предстают в ином, благопристойном свете, становясь воплощением новой искаженной нормы. Садист находит себя в профессии пыточных дел мастера, тюремного надзирателя, палача или инквизитора и занимает почетное место среди самых последовательных и безжалостных борцов с дьяволом. Фанатик, одержимый манией подозрительности, становясь охотником на ведьм, обретает репутацию бдительнейшего искоренителя ереси.

Охота на ведьм — это не только преследования и казни. Это патология нормальности. Главной жертвой террора оказывается здравый смысл.

НО ВСЕМУ ЕСТЬ ПРЕДЕЛ, и как каждый живой организм способен вынести лишь определенное количество яда, так и каждый социальный организм способен вынести лишь определенное количество ненависти. Выше этого предела — распад общества, невозможность совместного существования, омертвление души, некроз тканей, смерть.

И если с нашей страной, не дай бог, случится что-то катастрофическое, то не из-за войны или экономических проблем, а именно вот из-за этой поднимающейся снизу темной, черной, непроглядной ненависти. Тогда и впрямь — конец. Конец света — во всех мыслимых и немыслимых смыслах этого словосочетания.

Не хочется запугивать себя и окружающих. Да и неловко как-то: лето скоро, а ты бормочешь что-то тревожное под нос, неадекватный, как Кассандра. Ирония судьбы заключается в том, что мера адекватности Кассандры выясняется после гибели Трои.

 

Источник: Гагик Мкртчян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.