Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Впервые в Парламенте Армении не будет оппозиции

Результаты прошедших в минувшее воскресенье первых в истории страны внеочередных парламентских выборов оказались уникальными сразу по двум показателям.

ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ СТРАНЫ ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВЫБОРЫ проигнорировало большинство избирателей. К моменту закрытия участков для голосования окончательная явка избирателей в целом по стране составила всего лишь 48,63%. К урнам пришли 1 млн 260 тыс. 840 избирателей из 2 млн 592 тыс. 481, обладающих правом голоса. В сравнении с предыдущими парламентскими выборами, прошедшими 2 апреля 2017 года, явка избирателей оказалась ниже более чем на 12%. Тогда к моменту завершения голосования она составила 60,86%.

Провальной явка оказалась практически во всех крупных городах (исключение составили два областных центра: Капан, где по традиции голосуют подвозимые солдаты срочной службы, и Иджеван – родина лидера «бархатной революции»). В столице страны Ереване к моменту закрытия избирательных участков проголосовали 47,6% избирателей, в третьем городе Ванадзоре – 46,66%. А Гюмри, откуда 31 марта Никол Пашинян и начал свой марш-бросок, оказался аутсайдером: здесь явка составила 39,22%. Никак не порадует власти и «освобожденная от гнета Манвела Григоряна» духовная столица Армении. В Эчмиадзине активность избирателей лишь на пару процентов превысила показатель недавних скандальных выборов мэра, с трудом дотянув до 40%.

Конечно, из стана «бархатной революции» в очередной раз послышались заявления относительно раздутости списков, но никто из «революционеров» до сих пор не объяснил, как можно лишить права голоса граждан страны, постоянно или преимущественно проживающих за ее пределами. Да и факт остается фактом: в сравнении с очередными выборами в парламент пришло голосовать меньше более чем на 300 тысяч человек!

Главный вывод здесь заключается в том, что Республиканской партии Армении, выступившей в ходе навязанной стране скоротечной предвыборной кампании в качестве единственной оппозиционной силы, не удалось мобилизовать «контрреволюционный» электорат. Справедливости ради необходимо признать, что на проведение жизненно важного ребрендинга власти просто не оставили РПА времени. Осаждая 2 октября парламент – единственный законно избранный орган государственной власти, – Никол Пашинян прекрасно знал, что делал. Добившись проведения выборов в декабре, он, с одной стороны, не оставил Республиканской партии Армении времени очнуться после весеннего шока, а с другой — временно пресек неизбежный процесс перегруппировок и появления на арене новых политических сил – в особенности прямо ориентированных на Россию.

В РЕЗУЛЬТАТЕ СВОЕЙ ГЛАВНОЙ ЦЕЛИ НА ДАННОМ ЭТАПЕ НИКОЛ ПАШИНЯН ДОБИЛСЯ. Он легитимизировал свою власть через выборы и в свете особенностей собственного характера стал единовластным правителем Армении. Возглавляемый им блок «Мой шаг» набрал 70,43% голосов избирателей, явившихся на участки 9 декабря. Но полученные 884 тысячи 456 голосов составляют всего лишь 34,11% от общего числа избирателей Армении. Агрессивное «революционное» меньшинство, теряя позиции, пока продолжает праздновать одну за другой свои победы над остальной частью населения, в краткосрочном плане решая вопрос пребывания у власти своего кумира. Ну а над тем, получен ли широкий мандат для решения общенациональных вопросов, к примеру, карабахской проблемы, в лагере «бархатной революции» никто не задумывается. И не будут этого делать, пока не столкнутся лоб в лоб с серьезнейшими вызовами, когда ДМП-ДМП-ХУ потеряет свою «чудодейственную силу». Тогда же актуализируется вопрос о репрезентативности итогов выборов, в которых приняло участие меньше половины избирателей. Но все это будет потом.

А пока завершившиеся выборы стали уникальными и в том плане, что в парламенте, сформированном по их итогам, не будет оппозиции. То, что казалось невозможным даже во времена правления Левона Тер-Петросяна (в Национальном Собрании первого созыва хотя и символическим числом мандатов, но были представлены три оппозиционные партии), стало явью сейчас. Прошедшие в парламент две партии – «Процветающая Армения» и «Светлая Армения» – открыто заявляли, что были и останутся на стороне «бархатной революции» и ее лидера. Не вызывает каких-либо сомнений, что лидеру «Процветающей Армении», занявшей второе место и набравшей 8,27% голосов, отныне и впредь отведена роль «бесплатного приложения» к властям. Тем более что надо еще спасать собственный капитал. Что же касается «Светлой Армении», которой, вопреки неуемному желанию главы партии Эдмона Марукяна и его спонсоров, придется довольствоваться третьим местом с 6,37%, то она никогда не скрывала своего стремления быть в новом парламенте «оппозицией для Пашиняна».

Так что Национальном Собрании Армении будут представлены власть и две партии, единственная функция которых станет сводиться к политическому обслуживанию руководства страны.

НУ А РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ АРМЕНИИ ПРЕОДОЛЕТЬ 5% БАРЬЕР не удалось, хотя она к этому вплотную приблизилась, заняв четвертую строчку с 4,7%. И вот теперь у нее будет много времени поработать над изменением собственного облика, уточнением позиций, в том числе внешнеполитических ориентиров…

Впервые за почти 20 лет в парламенте не будет представлена АРФ Дашнакцутюн, пришедшая к финишу избирательной кампании пятой с результатом 3,89%. Старейшей армянской партии тоже предстоит серьезно задуматься над своим местом в современной истории, губительностью многократного участия в тех или иных коалициях.

К политической пенсии по логике вещей должен готовиться проамериканский тандем Арам Саркисян – Хачатур Кокобелян. Возглавляемый ими новоиспеченный блок «Мы» ровно с 2% голосов благополучно провалился по той простой причине, что антироссийский электорат проголосовал за «Мой шаг» и «Светлую Армению», предпочитая более изощренную антироссийскую пропаганду предельно примитивной.

Армянскому обществу, при всей болезненности своего психологического состояния, на этот раз хватило разума отвергнуть «Сасна црер» – разрушительную по сущности силу. Не помогла ей и поддержка двух политологов-русофобов Степана Григоряна и Ара Папяна. Однако если полученные этой, с позволения сказать, партией 1,82% голосов могут показаться не таким уж высоким показателем, то в абсолютном исчислении почти 23 тысячи человек – цифра тревожная.

«Единицу» на выборах получил Артур Багдасарян со своей родной и неповторимой партией «Оринац еркир» («Правовое государство»). Точнее, даже ее не получил – результат 0,99%. Десятые доли процента набрали «дети революции»: «Решение гражданина» – 0,68%, «Христианско-народное возрождение» – 0,51% и «Национальный прогресс» – 0,33%.

Итак, в день начала работы нового парламента – 24 декабря – Никол Пашинян механически станет премьер-министром и фактическим главой государства. В 2019 год Армения вступит под руководством человека, получившего неограниченную власть. Но один плюс во всем этом, безусловно, следует увидеть: «бархатная революция», кто и что бы ни говорил, наконец завершилась. Впереди слишком много проблем и вызовов, и их дальнейшее игнорирование очень быстро окажется губительным.

 

Источник: Иван Григоров, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.