Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В поиске новых врагов. Что мешает плохому танцору?

«Если до парламентских выборов Пашинян мог свалить вину за свои неудачи на бывшую власть, то теперь это невозможно, черта подведена», — констатировала председатель Союза журналистов Сатик Сейранян, комментируя заявление премьер-министра о том, что большая часть СМИ обслуживает интересы бывшей власти. Пашиняна разозлили утверждения одной из газет, что после смены власти в стране ничего не изменилось к лучшему.

ДО ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ ГЛАВНЫМ ВРАГОМ ПАШИНЯНА БЫЛА «КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ». 2 октября он инициировал осаду «враждебного» парламента и подписал на коленке приказы об отставке министров, которые представляли фракции ППА и АРФ «Дашнакцутюн». Сегодня вся власть в Армении принадлежит Пашиняну, а он по-прежнему ищет и находит врагов, которые мешают ему изменить жизнь к лучшему. На этот раз таким врагом были назначены СМИ. Как тут не вспомнить известное выражение второго президента Роберта Кочаряна о том, что мешает плохому танцору!

Кто диктует экономическую политику?

Экономическую политику диктуют те же люди, которые определяли ее при прежней власти. Это мнение высказал на днях экс-премьер Грант Багратян, сославшись на 2 программы, которые представил до парламентских выборов кабинет Пашиняна.

ПЕРВАЯ ПОЯВИЛАСЬ ЕЩЕ В МАЕ И, ПО ОЦЕНКЕ БАГРАТЯНА, БЫЛА НА УРОВНЕ «НИЖЕ ПЛИНТУСА». Вторая содержала неудачную попытку более серьезного подхода к важнейшим проблемам, однако в ней, по его словам, «присутствовали случайные элементы, документ на 80% не соответствовал действительности и был ярким образчиком популизма».

Согласно выводам экс-премьера, масштабы теневой экономики после революции увеличились, условия для привлечения внешних инвестиций отсутствуют, а сокращение и расформирование министерств говорит о финансовых трудностях власти, которая, по словам экс-премьера, уже обеспечила своим родственникам тепленькие места в госаппарате. Багратян констатировал отсутствие на практике каких-либо реформ, а также неуемный популизм власти и нулевые предпосылки для экономического развития!

Оппозиция в оппозиции к оппозиции

«Пашинян мечтал стать институциональной оппозицией, а, придя к власти, уничтожил институциональную оппозицию», — констатировал на прошлой неделе политолог Агаси Енокян.

В ИТОГЕ ДОСРОЧНЫХ ВЫБОРОВ В АРМЕНИИ СФОРМИРОВАЛАСЬ ОДНОПОЛЮСНАЯ ВЛАСТЬ, при которой правительство и парламентское большинство подчинено воле одного  человека. Суперпремьерская система мало напоминает парламентскую форму правления, однако с изменением Конституции власть не торопится. Более того, спикер парламента Арарат Мирзоян объявил, что Служба нацбезопасности должна находиться в подчинении премьер-министра. Иными словами, глава законодательной власти не против сохранения института суперпремьера.

Напомню, что Никол Пашинян пришел к власти на волне критики «сшитой по Сержу Саргсяну Конституции» и обещаний ликвидировать институт суперпремьера, которому подчиняются все силовые структуры. Сегодня оппоненты власти требуют, чтобы Пашинян выполнил не только те обещания, которые озвучил, будучи на посту премьер-министра, но и те, которые раздавал, выводя массы на улицу. Багратян по этому поводу заявил: «Я не представляю себе, как новый парламент будет функционировать без оппозиции. Есть люди, которые называют себя оппозицией, но всем известно, что они таковой не являются. Я бы предложил власти в этих условиях больше прислушиваться к мнению внепарламентских сил».

Напомню, что оппозицией, согласно Конституции, являются фракции ППА и «Лусавор Айастан», однако первые же заседания нового парламента показали, что эти фракции находятся в оппозиции друг к другу, а не к власти. Впервые за 30 лет меньшинство в армянском парламенте отчаянно борется друг с другом. Это значит, что общество получило парламент с формальной оппозицией, а настоящая оппозиция осталась вне парламента.

Новый политический год начался с голосования за кандидата от блока «Мой шаг» на пост спикера. Арарат Мирзоян получил 131 голос из 132 (один бюллетень сочли недействительным, депутат просто не знал, как следует проголосовать за Мирзояна), из чего следует, что оправдались опасения по поводу отсутствия оппозиции в новом парламенте. В противном случае как могло случиться, что за кандидата от правящего большинства единогласно проголосовали 2 оппозиционные фракции!

ОДИН ИЗ АНАЛИТИКОВ НАЗВАЛ ЭТУ МОДЕЛЬ СЕВЕРОКОРЕЙСКОЙ. Другие обратили внимание на беспрецедентный поток лести, коим сопровождалось избрание спикера и вице-спикеров от правящей силы. В адрес Мирзояна, Лены Назарян и Алена Симоняна звучали заверения в личной преданности, возвеличивались их достоинства в лучших традициях брежневского застоя. Этот поток лести напомнил о годах правления Левона Тер-Петросяна. Главарь аодовского режима, как известно, страдал комплексом нарцисса и был неравнодушен к лести. Больше всего он любил, когда его сравнивали с Де Голлем. Благодаря этому сравнению Артур Багдасарян оказался в действующей политике.

Второй и третий президенты РА к лести были равнодушны, а Пашинян своим отношением к тем, кто возвеличивает его «политический гений», только подтвердил реноме политического подмастерья Тер-Петросяна. Кстати, недавно лидер партии «Еркир цирани» Заруи Постанджян сделала следующее заявление: «Пашинян лично говорил мне, что считает Тер-Петросяна своим духовным отцом».

На депутатов оказано давление

Еще более нелепым и аполитичным стало проявление консенсуса со стороны 88 депутатов фракции «Мой шаг» во время голосования по кандидатуре третьего вице-спикера, который, согласно Конституции, должен представлять оппозицию.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ БОЛЬШИНСТВО ПРОГОЛОСОВАЛО КОНСОЛИДИРОВАННО, ПОДТВЕРДИВ, что является «кнопочным большинством». Спрашивается, что изменилось?

В условиях парламентской республики политическое большинство должно было голосовать в свободном режиме. У фракции «Мой шаг» не было конституционного права выставить своего кандидата на пост третьего вице-спикера, стало быть, необходимости в консолидированном голосовании не было. Позже в СМИ появились сведения о том, что на депутатов было оказано давление и они вынуждены были проголосовать за кандидата от фракции ППА в соответствии с известным соглашением, подписанным до внеочередных парламентских выборов между Пашиняном и Гагиком Царукяном.

В отличие от большинства, в свободном режиме по кандидатурам вице-спикеров проголосовала фракция «Лусавор Айастан». Спрашивается, что помешало ей проголосовать в том же режиме по кандидатуре спикера или выставить своего кандидата на этот пост, как в свое время делали представители парламентского меньшинства?

Разногласия и постоянный обмен колкостями между фракциями ППА и «Лусавор Айастан» призваны создать иллюзию парламентских дебатов и отвлечь внимание общества от социальных проблем. Ну а то, что партия премьера поддержала кандидата от ППА на пост вице-спикера, говорит само за себя. На заре революции Пашинян с воодушевлением говорил о необходимости разделения бизнеса и политики. Многие по наивности решили, что партия Царукяна — это вчерашний день и в парламенте новой Армении партии денег не будет. На поверку все оказалось иначе. А сколько критики прозвучало в свое время в адрес второго и третьего президентов за то, что они ввели в политическую игру партию олигарха! Пашинян последовал их примеру и подписал соглашение с олигархом, которого назвал «крупным собственником». Выходит, после революции ничего не изменилось и Царукян по-прежнему в игре!

После новогодних праздников по столице ходит шутка про перемены. Известно несколько вариаций, мы процитируем одну: «При Серже Саргсяне в парламенте была оппозиция, министерства не сокращались, гомосексуалисты не избивали полицейских, но бананы стоили дорого. При Николе бананы подешевели, но подорожали хлеб, масло и мясо». Похоже, кое-что все-таки изменилось!

 

Источник: Гаспар Адамян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.