Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Шумиха вокруг училища имени Монте, или Когда власти Армении «чешут правой рукой левое ухо»

Буквально все, что происходит сейчас в Армении, рассматривается обществом под микроскопом. Каждый придает тому или иному событию окраску в соответствии со своими воззрениями. Будь то снос кафе у Оперы или отчуждение зданий военного училища – реакция на все максимально громкая.

В связи с тем, что власти рассматривают возможность отчуждения имущества военно-спортивного училища имени Монте Мелконяна в Дилижане, как и следовало ожидать, опять схлестнулись две кардинально противоположные точки зрения. Никто не спорит: то, что на любое событие существуют разные взгляды, нормально, так и должно быть. Но должно быть нормой и спокойное, по возможности беспристрастное рассмотрение имеющихся по конкретному вопросу «за» и «против».

Итак, что мы имеем в случае с училищем, если отбросить эмоции, пристрастность и взаимные обвинения бог знает в чем? Мы имеем, во-первых, точку зрения, которую выразил бывший министр обороны Армении Виген Саркисян.

«Предпринимается попытка отчуждения в коммерческих целях имущества расположенного в Дилижане военного училища имени Монте Мелконяна. Согласно дошедшим до меня сведениям, Комитет по управлению госимуществом (КУГ) начал активный процесс в этом направлении. Они считают, что это слишком жирно для армии, особенно для курсантов», — написал экс-министр в Facebook.

Впрочем, с самой записью наверняка знакомы все, кому интересен вопрос. Часть общества, придерживающаяся крайних и умеренных оппозиционных новой власти взглядов, увидела в этом передел собственности в корыстных целях, удар по армии, желание принизить значимость военно-патриотического воспитания и шаг к уничтожению военного обучения в стране. Словом – шаг, направленный во вред государству, против его долгосрочных интересов.

В ответ на соответствующий вопрос Sputnik Армения пресс-секретарь Минобороны Арцрун Ованнисян сказал, в частности, что военно-спортивное училище имени Монте Мелконяна будет действовать вне зависимости от места его нахождения.

Это подтверждает председатель КУГ Нарек Бабаян.

«Существованию училища ничего не может угрожать, но это не значит, что имущество не должно использоваться целевым образом, что государство должно отказаться от своей выгоды», — написал Бабаян. Тоже в соцсети, ставшей уже официальной площадкой для властных и оппозиционных заявлений.

Фактически, если убрать эмоции, скрупулезные подсчеты расходов на уборку территории и обвинения в адрес «бывших», то Бабаян излагает вполне простую, доступную и логичную мысль. А именно: училище продолжит действовать, только не в бестолково роскошных условиях, а на территории, которая этим училищем будет использоваться полностью (а не частично, как сейчас), и будет более подходящей для такого рода учебного заведения, нежели комплекс, построенный под дорогую гостиницу.

Из записи Бабаяна следует также, что для училища подберут (на конкурсной основе) подходящее новое место и только после этого начнутся все остальные процессы.

Судя по словам пресс-секретаря Минобороны и председателя КУГ, никакой диверсии в отношении обороноспособности страны и армянской армии не замышляется, во всяком случае, если брать только вопрос местонахождения училища. В самом деле, ему можно подыскать более подходящее для этого учреждения место.

Почему же в очередной раз возникла непримиримость тональности спора (с обеих сторон), почему опять сыплются обвинения, возникают домыслы и версии, постепенно становящиеся (как и должно быть) устрашающими и чудовищными?

Главная причина очевидна – культура диспута между властью и оппозицией у нас, к сожалению, еще не выработалась, и считается, что условного противника нужно обвинять во всех смертных грехах и приписывать ему самые ужасные намерения. Проблема эта возникла не вчера и решена она будет не завтра – для этого потребуется долгое время, учитывая особенности излишне, порой, горячего менталитета.

С другой стороны, новые власти сами задали вектор непримиримости, почти год назад, иногда в пылу процесса «бархатной» смены власти, а чаще специально. То, что теперь в такие же штыки встречается любое их действие – закономерный ответ.

Но это самая общая причина. Есть и глубинные.

Например, тридцать лет тотального недоверия к власти не могли пройти даром, и люди склонны выискивать махинации в любом телодвижении властей, даже в самом невинном. Например, власть хочет, условно говоря, почесать себе ухо, и из этого простейшего движения тут же устраивается целая история.

Но дело в том, что новая власть (неважно, по какой причине) очень часто чешет правой рукой левое ухо. Непрофессионализм и некомпетентность – очевидная ее слабая сторона, а в таких условиях даже самые правильные и обоснованные действия воспринимаются с недоверием. Плюс – подозрения, что новые власти, как и все предыдущие, имеют от любого своего действия личную выгоду.

Вот поэтому и «витает в воздухе информация», что роскошные здания в курортной зоне кто-то облюбовал для себя, а вместе с этим стоит задача разрушения армии и искоренения патриотизма в молодом поколении. И прочие ужастики в том же духе.

А подозрения – они на пустом месте не возникают. Когда не проработавшая и полгода власть на самых разных уровнях выписывает сама себе астрономические премии, при этом клеймя «бывших» за использование госбюджета в личных, так сказать, целях – подозрения появляются.

Они появляются, когда власти вспоминают о презумпции невиновности тогда лишь, когда дело касается ее представителей, когда на пустом месте делают из главы крупнейшего фонда преступника, а потом выясняется, что никакой он не преступник, но возникает другой крупнейший фонд. Появляются, даже если эти события друг с другом не связаны – люди-то не посвящены во всю подноготную.

Когда виновными «за все плохое» назначаются два президента из трех бывших, а самый первый, режим которого и породил это самое «все плохое», почему-то выводится из контекста – появляются подозрения.

Ну, и так далее. Особенно когда «новые времена» начинаются с врывающихся с угрозами в полицейский участок представителей секс-меньшинств…

А в случае с училищем можно было тихо-мирно подыскать ему достойное новое место, удобное и легкодоступное, и чтобы здания были в порядке, а потом сказать, что вот, училище мы переводим сюда, а дорогущую гостиницу государство использует по назначению. Или продаст втридорога, а деньги пойдут не в фонд, не на премии, а на нужды той же армии, например.

И если не сделано так, то появляются подозрения – а нет ли тут подоплеки, материальной или политической? А ведь вполне возможно, что подоплеки нет, есть просто неопытность, недальновидность – некомпетентность, словом. Непрофессионализм.

 

Источник: Рубен Гюльмисарян, ru.armeniasputnik.am

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.