Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Россия — Армения: цирк или дальний прицел?

События, происходящие во внешней политике России, особенно, когда они касаются постсоветского и, в частности, кавказского направления, вызывают явное недоумение. Примеров тому – множество, но здесь мы остановимся на российско-армянских отношениях, в которых, похоже, все уже поставлено с ног на голову. Либо Москва совершенно оторвана от армянских политических реалий, либо она играет в наивность и готовит Еревану «показательную порку» – например, на карабахской почве.

На прошлой неделе произошли два важных события, которые, по идее, должны были насторожить Россию и задуматься: является ли РА, при ее новой власти, реальным союзником РФ. Но, как оказалось, именно в это время Москва и Ереван договорились о подписании нескольких контрактов по поставкам в Армению новых партий российского вооружения и боеприпасов. По информации министра обороны РА Давида Тонояна, поставки начнутся в конце текущего года и продолжатся в году будущем.

Видимо, российский политический истеблишмент сейчас так занят другой кавказской горячей точкой – «русофобской» Грузией, вернее, изобретением новых путей для ее наказания, что «не заметил» происходящего в Армении. А именно: Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию об изменении санкционного механизма, позволяющего России вернуться к работе в этой организации без ограничений права голоса. «За» резолюцию проголосовали 118 депутатов, «против» – 62, воздержались 10 человек.

Причем, единодушно, то есть в полном составе, возвращение России в ПАСЕ поддержали 11 стран, в основном, «чисто» европейских. Такие же страны проголосовали большинством голосов. А вот «союзническая» Армения, имеющая, по словам ее премьер-министра Никола Пашиняна, «блестящие отношения с Россией», свою «благодетельницу» подвела, хоть это и не решило судьбу последней. То есть армянская делегация в ПАСЕ раскололась: двое депутатов от условно оппозиционных партий РА проголосовали «за» возвращение России, а двое от правящей пашиняновской партии «Мой шаг» «шагнули» в обратном направлении.

Так, председатель парламентской комиссии по внешним связям парламента Армении Рубен Рубинян проголосовал против принятия резолюции, а его коллега Оганес Игитян и вовсе не принял участия в голосовании. Его нет ни в одном списке – голосующих «за», «против» и воздержавшихся.

Правда, когда сие уж сильно бросилось в глаза, Рубинян заявил, что проголосовал «за», и место имел «технический сбой». Но как насчет Игитяна: и в его случае произошел «технический сбой»? Как выясняется, не последний в российско-армянских отношениях. Потому как почти одновременно с событиями в ПАСЕ Апелляционный суд постановил повторно арестовать ближайшего соратника Кремля, экс-президента Армении Роберта Кочаряна. То есть решение суда первой инстанции о прекращении производства по его делу и направлении его в Конституционный суд, отменено.

Напомним, Кочаряну инкриминируют свержение конституционного строя. По делу проходят также экс-министр обороны Сейран Оганян, бывший начальник Генштаба, занявший затем пост генсека ОДКБ Юрий Хачатуров, и бывший вице-премьер Армен Геворкян. Российские власти не скрывали своего возмущения по поводу задержания Кочаряна и Хачатурова. А история с последним вообще нанесла блоку серьезный репутационный урон.

О том, что Москва не забыла о своем соратнике Кочаряне, говорит тот факт, что незадолго до его повторного ареста он встречался с послом России в Армении Сергеем Копыркиным, и это вызвало в Ереване большой скандал. Более того, после встречи с экс-президентом российский посол пообщался с председателем Конституционного суда Армении: тема их беседы вряд ли оставляет какие-либо сомнения. Но – все тщетно.

Замминистра иностранных дел РА Григор Ованнисян заявил, что Копыркин в рамках дипломатических протокола и норм ничего не нарушил, встретившись с Кочаряном. Тем не менее, посла пригласили в МИД «для объяснений». А армянская пресса «забила в набат»: в частности, Lragir возмущается тем, что встреча экс-президента с послом прошла с глазу на глаз. Ну а дипломата, что «понятно», вызвали в МИД по поводу «вмешательства во внутренние дела» РА. И вообще «Россия играет в Армении на поражение — сознательное и демонстративное, … вернее, поражение терпит традиционное восприятие влияния России в Армении, на котором Роберт Кочарян пытается выстроить свою защиту. И это происходит после встречи Пашинян – Путин в Санкт-Петербурге».

В качестве резюме: «… На Роберта Кочарян возлагается почти историческая миссия – ознаменовать собой поражение „традиционного“ российского влияния в Армении». Ну а Россия «оказалась перед дилеммой: либо переосмысление своей региональной роли через суверенитет Армении, либо окончательная потеря влияния в регионе».

Но Москва, видимо, сделала вид, что пошла по пути «переосмысления». Во всяком случае, публичного скандала после «технического сбоя» в ПАСЕ она не устроила, что, заметим, ей не очень-то свойственно. «Ничего страшного не случилось, – сказал заместитель официального представителя МИД РФ Артем Кожин. – Насколько мы понимаем, и, исходя из комментариев самого депутата, он просто перепутал кнопки при голосовании. На самом деле он голосовал «за». Это просто техническая накладка».

Что ж, дипломатическая «наивность» – грех небольшой, если за ней стоят выигрышные расклады. Но вот незадача: вышеуказанное издание, являющееся своего рода рупором новой армянской власти, пишет, что РА «требует» от России вернуть ей «ключи» от национальной экономики. И Кочаряна, «обладающего баснословными богатствами», обвиняют также в сдаче этих ключей Москве. А «ключи», по слухам, «отпирают» почти половину армянской экономики. Так что не будет ничего удивительного в том, если экс-президенту предъявят еще одно обвинение.

«Дело даже не столько в финансах или конкретных активах, а в том, что Кочарян обладает ключами к этим активам, и эти ключи хранятся в России. Визуально можно говорить о передаче большинства армянских инфраструктур, недр госкорпорациям России, но это только вершина айсберга — на самом деле Москва стала местом, где принимаются решения по армянской экономике. И сейчас сложно осуществлять экономические реформы, тем более, революцию, не имея ключей. Арест и уголовное преследование Кочаряна многие связывают с естественным намерением новой власти Армении получить ключи от экономики обратно. Россия, возможно, согласна сдать Кочаряна взамен на хранение этих ключей, но Кочарян никому не нужен в Армении без этих ключей», – пишет Lragir.

Для уточнения: речь идет об акциях в российских госкорпорциях, о договорах и закрытых приложениях к ним, о том, что Армения не может закупить газ у Ирана без позволения «Газпрома»; о том, что сфера связи в Армении передана российским компаниям — «демонтирована даже спутниковая станция в Ереване». А после вступления в ЕАЭС Армения не может контролировать свои таможенные доходы. Словом, «Теперь Армения требует ключи обратно». И на встрече с российским послом Копыркиным генпрокурор Армении Артур Давтян подчеркнул важность работы по конфискации незаконно приобретенного имущества и институциональных механизмов возврата активов, вывезенных из Армении. Генпрокурор также заявил, что будут приняты меры для решения проблем возврата активов, незаконно вывезенных из республики, и взаимного признания судебных решений Армении и других стран.

Теперь слово за Россией. А оно оказалось весьма странным: о намерении Москвы и Еревана подписать несколько контрактов по поставкам в Армению новых партий российского вооружения и боеприпасов, было сказано выше. Но в самом конце прошлого месяца распространилась информация о продаже России «союзнической» Армении четырех многоцелевых истребителей СУ-30 СМ и о поставке республике, в ближайшие годы, еще восьми таких самолетов.

Разумеется, сей акт можно объяснить необходимостью поддержания баланса сил в регионе в условиях нерешенного армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов – во всяком случае, продажу своего вооружения и Еревану, и Баку, Москва традиционно так и оправдывает. Но она в упор не хочет видеть, что нынешняя армянская власть не делает секрета из того, что Запад ей милее. Либо ждет, когда «все перемелется, мука будет». То есть не воспринимает Пашиняна и его команду как политических и идеологических долгожителей, и смотрит в будущее – преимущественно с точки зрения безопасности, а не непоследовательных и взаимоисключающих «тостов» армянской и российской сторон о «союзничестве».

Но на чем это будущее может строиться? На важности Армении для России, и наоборот. В частности, Еревану жизненно необходимо развитие военно-технического сотрудничества с Россией, поскольку других партнеров, тем более, продающих ей вооружение по льготным кредитам и по внутренним ценам, у нее нет. Кроме того, Россия и Армения создали объединенную группировку для обеспечения безопасности на Южном Кавказе. Добавим к этому, что на территории РА, в Гюмри, дислоцирована российская военная база – как считается, для отражения внешних угроз. Но, заметим, России крайне важно закрепиться на Южном Кавказе, и Армения пока не стала для этого категорически неприемлемым местом – тут, опять же, расчет Москвы на отыгрывание назад политической ситуации в этой республике.

Это внешняя сторона дела, и она достаточно непрочна, потому как Армения хочет получить от России все, что из нее можно выжать, и ничего не дать взамен, что и показало голосование в ПАСЕ. А продемонстрировало оно, мягко говоря, двойственность армянской внешней повестки: типа того, что вроде как «мы не против России», но, в то же время, показываем Западу, что потенциально «мы с ним».

Где же здесь союзнические отношения? Уж скорее таковые складываются у Москвы с Баку – азербайджанская делегация за возвращение России в ПАСЕ проголосовала единогласно, и кнопок не спутала. Так что если Пашинян задержится во власти, Россия, не исключено, дистанцируется от Армении в том же самом карабахском вопросе и с поставками вооружения, что будет на руку Азербайджану.

Да и арест Кочаряна в среднесрочной перспективе тоже может громко аукнуться Еревану – все же «сам Путин» поздравлял опального армянского экс-президента с днем рождения, что должно было послужить определенным «сигналом» для армянских властей. Но не послужило. Здесь, конечно, можно было бы говорить о «победе правосудия», если б не одно довольно курьезное обстоятельство: как мог Кочарян «свергать конституционный строй» в то время, когда сам был избранным президентом республики?

Уж не пахнет ли тут вендеттой, потому как во время разгона акции протеста 1 марта 2008 года против избрания Кочаряна главой РА, Пашинян был задержан по обвинению в организации беспорядков – ему присудили семь лет лишения свободы, но в 2011 году он был амнистирован. Уже через год он стал депутатом парламента, а через шесть лет – премьер-министром. И сразу же против Кочаряна было возбуждено уголовное дело.

Чего больше – банальной мести, состава преступления или желания изолировать «пророссийского» политика, да еще и «личного друга Путина» (а это особенно «приятно» с точки зрения утверждения «независимости» Армении), от участия в политической жизни страны.

 

Ирина Джорбенадзе

Источник: Росбалт

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.