Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Процесс идет… Или не идет?.. Или все-таки идет?

После подтверждения Карабахского миротворческого мандата в ходе Будапештского саммита СБСЕ, состоявшегося в столице Венгрии 5-6 декабря 1994 года (именно там, напомним, Совет по безопасности и сотрудничеству в Европе переформатировался в Организацию – ОБСЕ, в каковом формате пребывает по сей день), урегулирование карабахского конфликта, вспыхнувшего под занавес существования Советского Союза, перешло, наконец, в политическую плоскость.

В декабре 1991-го советская эпоха, уже и до того изрядно шатавшаяся вследствие, мягко говоря, придурковатой горбачёвской «перестройки», догорела прощальным костром. Суверенные государственные образования, возникшие на обломках рухнувшего колосса, стараются выстраивать цивилизованные отношения с соседями и с остальным миром. Однако получается это далеко не всегда. Одна из ключевых причин, осложняющих нормальное движение вперед,- пресловутый этнический фактор, пренебрежение которым, как не раз свидетельствует история, способно сыграть роковую роль. Как, в частности, случилось и в конце 1980-х, когда советские лидеры во главе с Михаилом Горбачёвым, пленившись прекраснодушными иллюзиями, заботливо подсунутыми им с Запада, взялись якобы за реформирование многонационального советского государства, на деле же – довели его, что называется, до ручки.

По большому счету, игнорирование этнического фактора становится роковой проблемой не только в необустроенных государствах, население которых мечтало о колбасе, чешских босоножках и «пепси-коле». Но и во вполне, казалось бы, благополучных странах – в Северной Америке и Западной Европе. К примеру, по итогам второго референдума во франкоязычной канадской провинции Квебек, проведённого в октябре 1995 года, страна кленового листа едва не раскололась на два государства: противники отделения Квебека победили с минимальным перевесом – 50,58 % против 49,42 %; по сей день продолжаются дебаты, процессуальные разработки и поиск консенсуса в умеренном режиме, так что противостояние ещё не завершено. Неспокойно в Великобритании, где происходит процесс институционализации шотландской, ирландской и уэльской автономий и превращение их в суб-нации. Аналогичный процесс, на основе валлонского и фламандского этносов, наблюдается в Бельгии. Во Франции в этом плане тоже далеко не сахар: налицо трения между этническими французами, с одной стороны, и корсиканцами, бретонцами, эльзасцами и басками, — с другой, а также периодические (и не столь уж неудачные) попытки возрождения, казалось бы, ассимилировавшегося провансальского языка и самосознания.

«Стороны договорились договариваться»

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха – один из самых «застарелых» не только на постсоветском пространстве, но и, наверное, за его пределами. Азербайджан уже 28-й год не смиряется с тем, что бывшая НКАО, а ныне – Республика Арцах вышла из под его контроля по результатам состоявшегося еще в 1991 г. референдума (который по легитимности, думается, не уступил тому же квебекскому или, скажем, крымскому), и периодически совершает воинственные телодвижения, заявляя о «территориальной целостности» и угрожая вернуть Карабах силой оружия. Такие злокачественные новообразования, как “Турецкая Республика Северного Кипра” или “Республика Косово”, возникшие в результате военной агрессии против суверенных государств, у алиевского режима никаких возражений не вызывают.

А международные посредники, с 1994 года в рамках Минской группы ОБСЕ взявшие на себя миссию найти взаимоприемлемый консенсус, никак не могут достичь декларированных целей. (Откровенно говоря, складывается и усиливается впечатление, что они не больно-то этого и хотят: ведь чем дольше затягиваются такие конфликты, тем востребованнее остаются и, стало быть, обеспечивают себе и далее нехилое трудоустройство бригады координаторов, кураторов, экспертов и прочих «маснагетов»). Запад по-прежнему менторски учит нас уму-разуму, не обращая внимания на собственные вызовы, стремительно обостряющиеся в последние годы. Между тем, уже сейчас ясно, какое незавидное будущее ждёт страны, где гей-парады и “половое просвещение” в детсадах насаждаются как норма, а города наводняют полчища мигрантов, несущих Европе хаос.

В подобной ситуации, наверное, закономерно, что ушедший в историю 2018-й год, по сути, не внес обнадеживающих подвижек в политическое урегулирование азербайджано-карабахского конфликта. Такую оценку процессу, в частности, даёт арцахский писатель и публицист Ашот Бегларян.

— В этом плане 2018 год не ознаменовался чем-то примечательным,- констатирует он.- Позиции сторон оставались полярно противоположными, какого-либо продвижения переговоров не наблюдалось. Да, по большому счету, и не могло быть. Потому что в этих переговорах по-прежнему полноценно не участвует основная сторона конфликта – Арцах. Наряду с этим, процесс карабахского урегулирования объективным образом отодвинулся на некоторое время на задний план вследствие смены власти в Армении

Вместе с тем, по мнению А.Бегларяна, следует отметить, что устная договоренность премьер-министра РА Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева, достигнутая в ходе их краткой встречи на саммите глав СНГ в Душанбе в конце сентября прошлого года способствовала уменьшению количества нарушений на передовой в октябре – декабре. (На январском Всемирном экономическом форуме в Давосе Пашинян и Алиев снова встретились и поговорили. Но и только – А.Г.). Однако в преддверии Нового года Минобороны Арцаха распространило сообщение о том, что, несмотря на договоренность, противник продолжает интенсивно нарушать режим прекращения огня на различных участках передовой линии, а также осуществлять провокационные военно-тактические действия на некоторых направлениях. При этом в оборонном ведомстве Арцаха предупредили, что «передовые подразделения Армии обороны Арцаха пока воздерживаются от ответных действий, однако готовы в случае продолжения подобной линии поведения со стороны азербайджанских Вооруженных сил предпринять адекватные действия, вытекающие из ситуации».

Словом, ситуация как была сложной и неоднозначной, такой и остаётся. Ясно одно: официальный Баку не намерен отказываться от своих реваншистских целей и максималистских позиций. Очередным красноречивым свидетельством тому явилось недавнее лицемерное заявление главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова о том, что «Баку готов обеспечить безопасность армян Нагорного Карабаха и дать им право на высокую автономию», увязывая это с «выводом армейских подразделений Армении с оккупированных территорий Азербайджана».

— Обуреваемый болезненными амбициями, официальный Баку лелеет надежду на капитуляцию армянских сторон,- формулирует Ашот Бегларян,- и на преподнесение ему “на блюдечке” независимого вот уже почти 30 лет Арцаха, отстоявшего свой суверенитет в результате сокрушительной победы над агрессором, столь легкомысленно развязавшим войну. А что означает «автономия» в азербайджанской интерпретации, арцахцы знают не понаслышке ещё с советских времен. И воспринимают подобные заявления как оскорбление.

Касательно ожиданий в наступившем 2019 году собеседник подчеркивает: если Арцах как основная сторона конфликта будет включен на полноправной основе в процесс урегулирования, то подвижки в переговорах непременно появятся.

Не зевать в миттельшпиле

Усилия Армении и Арцаха закрепить миротворческий процесс и вести переговоры в конструктивном ключе постоянно отклоняются Азербайджаном. Напротив – его политика чрезвычайно агрессивна, Баку взял за моду говорить языком ультиматумов, не считаясь с реалиями, безупречно сложившимися в правовом аспекте, и продолжает стращать армянское население угрозой возобновления войны, тем самым ставя под вопрос возможность достичь, наконец, консенсуса.

К таким малоутешительным выводам по результатам анализа переговорного процесса пришла инициативная группа – Оргкомитет “В защиту Республики Арцах”. О чем недавно проинформировала премьер-министра РА Никола Пашиняна.

В своём обращении к руководителю армянского государства эта общественная организация констатирует, что в переговорном процессе, продвигаемом в формате Минской группы ОБСЕ, до сих пор в том или ином виде продолжают использоваться пресловутые “Мадридские протоколы”, давно доказавшие свою несостоятельность и отвергнутые армянским социумом. Поэтому считается целесообразным, чтобы власти Республики Армения, совместно с руководством Арцаха, предложили армянский вариант новой повестки переговоров.

При этом подчеркивается, что в повестку переговоров не могут быть включены вопросы, связанные со становлением Республики Арцах в полном соответствии с нормами международного права, с её неоспоримым статусом носителя государственности вне и независимо от Азербайджана.

А предметом обсуждения, по мнению авторов обращения, должно стать следующее:

  • стороны неукоснительно руководствуются нормами и принципами международного права, с недопущением применения силы;
  • стороны воспринимают миротворческий процесс как взаимодействие на общественных уровнях, стремясь трансформировать конфликтное противостояние в мирное сосуществование;
  • параллельно с политическими переговорами стороны отказываются от контрпропаганды любого типа;
  • участвующие в переговорах стороны прилагают усилия к тому, чтобы посредством экономического сотрудничества, развития народной дипломатии, формирования атмосферы взаимного доверия способствовать заключению мирного договора.

Авторы обращения к Николу Пашиняну полагают, что оно создаёт возможность развернуть широкое общественное обсуждение – «чтобы, наконец, выработать концептуальный подход по существу проблемы».

 

Источник: Ашот Гарегинян, russia-artsakh.ru

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.