Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Правосудие подменили популизмом

На днях стало известно о предъявлении обвинения в отмывании денег и уклонении от уплаты налогов старшему сыну Роберта Кочаряна Седраку Кочаряну. Адвокат С. Кочаряна Айк Алумян назвал выдвинутое обвинение, мягко говоря, очень слабым, а сам С. Кочарян, отвечая на вопросы сайта 2rd.am, охарактеризовал дело сфабрикованным, а все происходящее с их семьей — политическим преследованием.

«ГА» попросил адвоката Ваге ЕПРИКЯНА, который в последнее время приобрел большую популярность своими трезвыми комментариями по поводу происходящих событий, высказать свою позицию по этой теме.

— СОВЕРШЕННО очевидно, что Седрак Кочарян весьма убедителен в своем заявлении о том, что это обвинение также содержит политический компонент и нельзя рассматривать приписываемое ему деяние с точки зрения борьбы с преступностью. Здесь невозможно не задаться вопросом: почему именно Седрак Кочарян, а до этого — Самвел Майрапетян, Армен Геворгян? Создается впечатление, что новые власти позабыли, что Третья Республика существовала с 1991 по 1998 гг., а также с 2008 по 2018 гг. Словно и не было периодов, когда страной руководили Левон Тер-Петросян, Серж Саргсян, разного рода коррупционных скандалов тех лет и т.д.

Отмечу, что при Л. Тер-Петросяне скандальных дел наблюдалось как минимум в 2 раза больше, чем за весь период правления второго и третьего президента. Власти зациклились на 1998-2008 гг. и желают «разоблачить» только то, что, так или иначе, связано с Кочаряном и его семьей, родственниками или друзьями.

Когда популизм насаждается в период предвыборной кампании, это еще как-то можно понять. Но когда правосудие в стране становится популистским, то получается, если слегка перефразировать выражение Сержа Саргсяна, что родина превращается в цирк.

Уважаемый господин премьер-министр! По прошествии уже почти целого года вы не раскрыли ни одного случая реальной коррупции. Не было ничего подобного! В своих импульсивных лайвах вы заявляли, что расхищенное в армии будет возвращено, никто у нас не останется безнаказанным. Где же все это? Хоть один пример раскрытия есть? В глаза общественности бросили лишь дело Манвела Григоряна, хотя и тут обвинительного приговора суда мы до сих пор не увидели.

ВЕРНЕМСЯ к обвинению, выдвинутому Седраку Кочаряну. Я хотел бы зафиксировать, что, даже если, условно говоря, в отношении всех членов семьи Роберта Кочаряна, его близких возбудить по 10 уголовных дел, мы не можем считать, что осуществляется правосудие. Хотя бы потому, что прекрасно видим, как расследуется дело в отношении самого Роберта Кочаряна. «Хочешь не хочешь, должен дать санкцию на арест». Только этого предложения, которое мы все прекрасно слышали на известной записи, причем согласованного с премьером и адресованного судье по делу Кочаряна, достаточно, чтобы представить, как ведется все дело. «Телефонное право» продемонстрировано нам во всей своей красе. И вся судебно-правовая система действует в согласии с «телефонным правом» властей, за исключением единственного судьи, Александра Азаряна, у которого хватило мужества удовлетворить ходатайство об отмене ареста.

И если кому-то все еще кажется, что Никол Пашинян осуществляет свои «разоблачения» по очереди и все виновные один за другим будут привлечены к ответственности, напомню его выступление с трибуны Национального Собрания 2 года назад, когда он весьма импульсивно требовал правосудия, называя разные имена и представляя разнообразные коррупционные схемы. Мы слышали о Гагике Хачатряне, Вардане Айвазяне, Овике Абрамяне, Гагике Царукяне и других. Хотелось бы спросить, где сейчас эти люди? Зато сегодня мы услышали от нашего премьера, что в Армении нет олигархов, есть крупные собственники. Не  чудеса ли? В какую логику укладывается такая «последовательность»?

И ВСЕ-ТАКИ почему Роберт Кочарян, а потом его сын? Разве господин Пашинян во времена своей журналистской или депутатской деятельности когда-либо говорил о Седраке Кочаряне? Можно вспомнить, например, как когда-то, глядя на депутатов от «Оринац еркир», Пашинян заявил, что за наличные деньги и реальные должности они продали дело «1 марта». Еще говорил, что ответственный N1 за события 1 марта не кто иной, как Серж Саргсян. С трибуны НС Пашинян делал много разоблачительных заявлений, требуя справедливости. Но за 8 с лишним месяцев у власти все рычаги государственной машины он целенаправленно навел на Кочаряна и его семью. Назвать это правосудием, борьбой с коррупцией просто смешно. Мишенью избран Роберт Кочарян, и происходящее — политическая вендетта руками права. Ведь разочарование народа новой властью растет, и, вполне понятно, что, находясь на свободе, Роберт Кочарян может консолидировать вокруг себя огромное количество людей, стать генератором мысли и серьезным фактором противостояния премьеру.

 И уголовное дело в отношении его сына Седрака следует рассматривать в том же контексте. Это содержащее политические элементы сфабрикованное дело. Даже если оно и содержит правовой контекст, его невозможно рассматривать без политического элемента. Если политический элемент будет исключен, я как адвокат, гражданин РА поверю, что живу в правовом государстве. Иначе завтра, когда придут новые власти, они смогут поступить с Николом Пашиняном точно так же, как он сегодня поступает с Кочаряном. А нам всем необходимо, чтобы в стране было гарантированное правосудие и подсудимые держали ответ перед справедливым судом, а не придатком правящей партии.

МНОГИЕ сегодня задаются вопросом: а почему в отношении Седрака не избран арест, как в отношении его отца? Как нам известно, по закону (а не в рамках политической вендетты) для выбора ареста как меры пресечения следственному органу необходимо в первую очередь доказать, что обвиняемый может препятствовать работе следствия, оказывать давление, например, на свидетелей, сбежать из страны и т.д. Но существует одно главное условие: чтобы требовать ареста, следствие должно иметь обоснованное подозрение в отношении человека. И в соответствии с прецедентными решениями Евросуда и Кассационного суда должно обосновать это, то есть то, что Седрак Кочарян может покинуть страну, препятствовать следствию и т.д. Впрочем, та же картина наблюдалась с самим Робертом Кочаряном.

Но у нас уже имеется проблема на международной арене — дело Самвела Майрапетяна. На очереди — жалобы адвокатов Кочаряна, которые ЕСПЧ уже принял в производство. Власти видят, что Страсбург посылает им недвусмысленные мессиджи. И получается, что арестовывать Седрака — уже перебор. Особенно если учесть, что в отношении последнего, насколько можно судить, нет ни одной прямой улики или серьезного доказательства. Есть только политическая вендетта и желание надавить на Кочаряна посредством давления на членов его семьи: вдруг повезет — и он ради сына пойдет на уступки.

Вполне понятно, что сегодня уголовное дело в отношении Седрака Кочаряна находится в стадии предварительного расследования, имеет место тайна следствия, нам не известны детали, и я бы не хотел давать каких-либо конкретных юридических оценок. Но как гражданин РА, тем более занимающийся юриспруденцией, никакой иной логики, кроме вышеизложенной, во всем происходящем не вижу.

 

Источник: Лана Мшецян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.