Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Почти год на одном «честном» слове

Оптимизму, и не только премьер-министра Никола Пашиняна, можно лишь позавидовать. Согласитесь, нужно быть неисправимым оптимистом, или обладать изрядным чувством юмора, или уметь искусно манипулировать (кому что по вкусу), чтобы в условиях ставших частью нашей жизни ежедневных разнообразных акций протеста в столице и марзах заявлять: если сегодня пройдут выборы, блок «Мой шаг» наберет больше голосов.

Но именно на этом настаивал премьер в ходе пресс-конференции, пытаясь инспирировать общественности мысль, что «в течение всей истории независимости Армении ситуация не была столь стабильной, как сейчас». «И это не репрессивная стабильность, как было при прежней власти, а политическая», — методично вдалбливал Пашинян.

ОТ ПОВТОРЯЮЩИХСЯ в разных формулировках вопросов журналистов о росте общественного недовольства властью он, образно говоря, отмахивался. В Армении нет нарастающей волны недовольства, заявил Пашинян возмутившись. По его словам, ни в одной стране мира спустя пару месяцев после выборов набравшую большинство голосов политическую силу не спрашивают о мониторинге уровня общественного доверия к власти. Здесь, заметьте, за точку отсчета премьер взял декабрьские парламентские выборы. Хотя разница в общественных настроениях даже за эти три месяца налицо. Между тем заметим, что спустя почти месяц «шагающие» будут отмечать годовщину «революции», в связи с чем даже намеревались 23 апреля объявить праздничным Днем гражданина.

Впрочем, премьер умудрился оправдать даже разгоревшийся в связи с астрономическими премиями в министерствах и ведомствах скандал. Последний, по словам Пашиняна, «пошел только на пользу», поскольку «общественное давление и критика послужили инструментом для повышения эффективности работы». Многие назначенцы Пашиняна, члены правительства стояли у истоков формирования партии «Гражданский договор», прошли год назад вместе с ним пешком весь путь от Гюмри до Еревана. Скован ли Пашинян этим обстоятельством при решении освободить с занимаемых должностей тех, чьей работой общественность недовольна? Выяснилось, что нет. Потому что, в отличие от общественности, премьер на их работу не жалуется и, в отличие от общественности, умеет различать упущения от провалов, к чему призвал и граждан.

«Например, скандалы, связанные с КГД. У нас был выбор: удовлетворить общественность, освободив от занимаемой должности руководителя КГД, или в результате этого недовольства улучшить работу этого ведомства. Очевидно, что содержание нашей работы с КГД полностью изменилось. В системе госуправления зарплаты должны быть на надлежащем уровне, потому что нельзя надеяться на то, что получающие низкие зарплаты государственные чиновники могут предоставлять услуги высокого качества, — сказал Пашинян, добавив: — Провалов в нашей работе нет, они есть только в Фейсбуке и на страницах СМИ».

Тем не менее он не преминул показать желтую карточку правоохранительным органам, отметив: «Сегодня общественность, на взгляд которой правительство неэффективно работает в направлении раскрытия коррупционных сделок и возвращения награбленного, недовольна». Пашинян, посоветовав бывшим чиновникам явиться с повинной, заявил: «У правоохранительных органов не так уж много времени, чтобы показать мне и общественности, что они делают выводы из моих заявлений и действуют законно и эффективно, чтобы вернуть украденное у народа. Если здесь я не увижу реальных изменений, то пойду на конкретные шаги. Никто пусть не надеется, что мы забудем эту повестку».

В том, что гарантирующую зрелища повестку не умеющая обеспечить хлеб власть не забудет, сомневаться не приходится. Не зря ведь Пашинян говорил о необходимости внедрения механизма конфискации имущества без судебного решения, «вспомнив» о недовольстве общественности медленными темпами возвращения награбленного.

Примечательно, что недовольство общественности своим социальным положением и темпами социально-экономических изменений в стране премьер просто отметает. Повторимся, даже многочисленные, по-разному сформулированные, но одинаковые по сути вопросы журналистов не заставили Пашиняна и бровью повести. Нет — и все тут. «В отчете о деятельности правительства за прошлый год очень подробно представлено, что произошло в стране, какие именно изменения произошли и в каких масштабах. Вы говорите об опросах, а на самом деле реальность абсолютно иная. Это не тот случай, когда премьер не владеет ситуацией в стране», — сказал Пашинян. По его словам, некоторые силы постоянно говорят о нестабильности, турбулентности, горячей осени, зиме, весне: «Эти люди должны понять, что их поезд давно ушел, их страница закрыта, у них есть один путь: попросить прощения у народа».

Премьер уверен, что проходящие чуть ли не ежедневно разнообразные акции протеста в Ереване и марзах проплачены. «Тратятся миллионы долларов, чтобы перед зданием правительства люди занимались черным пиаром, мы ничего не предпринимаем, потому что свобода слова для нас исключительная ценность. Эти круги должны понять, что они не пользуются поддержкой народа, они не достигнут своей цели, потратив хоть миллион, хоть миллиард», — сказал Пашинян.

Вместе с тем, отвечая на другой вопрос, опять же касающийся акций протеста, премьер заявил: «Эти акции являются результатом того, что из объекта общественно-политической жизни гражданин превратился в субъект общественно-политической жизни. Людям есть что сказать, и они говорят. Я — за, как и за то, чтобы эти протесты не ущемляли интересов других», — сказал он.

КОСНУВШИСЬ социально-экономической политики, Пашинян с удивлением спросил: «Разве 100-процентный рост объемов ипотечного кредитования не является показателем улучшения социального положения людей?» В очередной раз призвав на подмогу любимого конька, премьер вновь завел набивший уже оскомину разговор о плохой прежней власти, которой, по его словам, не было выгодно создание рабочих мест, повышение благосостояния граждан. Ужастики о той плохой власти, как кажется премьеру, выпятили «белость и пушистость» правительства нынешнего, а заодно облегчили ему задачу на одном честном слове заявить: экономическая революция станет реальностью. На том же честном слове заставить поверить: «Мы сегодня говорим, что не будем грабить и своими действиями поможем вам улучшить ваше социальное положение».

Так и живем — на одном «честном» слове. Почти уже год…

 

Источник: Аревик Чилингарян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.