Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Пашинян не пойдет на шаги, которые могут лишить его власти

Бывший Генеральный консул РА в Санкт-Петербурге, экс-депутат Рубен Акопян, заявил: «Пашинян не пойдет на шаги, которые могут лишить его власти».

Связанная с Арцахом угроза первична

— Если вне парламента не сформируется сильная оппозиция, то в перспективе вопрос власти может опять решиться на улице, почему ни одна политическая сила не аккумулирует настроения тех граждан, которые разочаровались в революции или изначально не поверили в нее, а потому игнорировали столичные и общегосударственные выборы?

— Политическое поле почти расформировано, но причина не только в Пашиняне. Один человек не смог бы так девальвировать институт партий. Партии сами виноваты в отсутствии иммунитета для противостояния процессам, которые возглавил Пашинян. Сегодня премьер-министр Пашинян является антиподом и в какой-то степени принципиальным противником Пашиняна-оппозиционера. Многие из политических сил дискредитировали себя, примкнув к движению Пашиняна. Для оздоровления политического поля и формирования сильной внепарламентской оппозиции нужно время, этому процессу может помешать возникновение форс-мажорной ситуации в связи с Арцахом. В случае возникновения такой ситуации отдельные деятели и силы, которые не разделяют политику власти, будут вынуждены встать рядом с ней, руководствуясь интересами государства. Связанная с Арцахом угроза первична, а для формирования внепарламентской оппозиции, повторюсь, нужно время.

— Почему так сильно сократилось число публичных оппонентов власти: кроме вас, Давида Шахназаряна и Гранта Багратяна, политику Пашиняна по существу никто не критикует, чего боятся люди, ведь разочарованных и недовольных властью в стране с избытком?

— Те, кто выступает против Пашиняна, моментально становятся мишенью для фейков и угроз. Многие боятся, что эта низкопробная ругань коснется членов их семей и близких. В соцсетях никогда не было столько ненависти. Пашиняну удалось превратить объективное недовольство людей в большую ненависть. Все эти месяцы он использовал только этот ресурс. И все же по сравнению с положением дел 3-4-месячной давности я наблюдаю изменение ситуации. Много разочарованных, в том числе среди тех, кто еще вчера пел дифирамбы Николу и его команде.

Подпись имеет цену

— По поводу возможного форс-мажора в Арцахе хотелось бы раскрыть скобки со ссылкой на встречу министров Мнацаканяна и Мамедъярова, после которой заговорили о возможной встрече Пашиняна и Алиева…

— В ходе первого визита в Степанакерт Пашинян объявил о том, что не будет вести переговоры от имени Республики Арцах и эти переговоры — прерогатива руководства Арцаха. Это была серьезная заявка, но Пашинян сам нарушил этот подход. Переговоры идут, министры объявили, что довольны встречей. Кстати, подобные встречи предполагают предварительные договоренности относительно повестки, между тем общественность может только догадываться, о чем шла речь за закрытыми дверями, и эти догадки внушают серьезные опасения…

— После договоренностей в лифте, которые, по сути, перечеркнули венские, санкт-петербургские и женевские соглашения, следует констатировать начало нового этапа во внешней политике, не так ли?

— Руководители государств могут встретиться где угодно, включая лифт и туалет, но вряд ли кто-то после этого сразу заходит в «лайф» и рассказывает, о чем шла речь. Такое поведение вряд ли можно назвать серьезным. После революции мы не обрели новых друзей, зато потеряли старых. В армянской дипломатии за 8 месяцев возник вакуум, зато обозначился заметный прогресс в российско-азербайджанских отношениях, которые на протяжении 30 лет никогда не были такими близкими. За 8 месяцев было подписано 15 межгосударственных документов, которые затрагивают все сферы жизни и способствуют решению целого ряда стратегических вопросов. 25 лет Азербайджан не соглашался подписать договор о статусе Каспийского моря, теперь этот документ подписан, а подпись имеет цену.

— Ценой стало то, что за 8 месяцев в Армению не поступали вооружения?

— Меня больше настораживает атмосфера спокойствия и безмятежности, которая установилась в Азербайджане. Нет воинствующей риторики, есть молчание, которое говорит о том, что что-то готовится. Упущения в плоскости внутренней политики можно устранить или сгладить, во внешней политике любая ошибка может сыграть роковую роль. Пашинян не вполне компетентен в вопросах внешней политики, он не знает элементарных вещей. Сегодня азербайджанские и турецкие СМИ говорят о том, что если освобожденные территории не будут сданы в обход конфликта, то вопрос может быть решен военным путем. Болтон открыто дал понять, что, коль скоро Пашинян пользуется доверием народа, то в процессе урегулирования должны быть подвижки. Западный и американский подход предусматривает сдачу освобожденных территорий.

Сразу после визита Болтона Пашинян, напомню, объявил, что де-факто граница с Ираном может закрыться. Спустя некоторое время Иран, Турция и Азербайджан подписали договор о защите территориальной целостности, к которому долго стремились Турция и Азербайджан. Власти Ирана поставили подпись под документом после заявления Пашиняна о возможном закрытии границы с Ираном.

Документы подписаны не будут

— Впервые за 30 лет представители американской администрации заговорили с руководством РА на языке ультиматума. Можно ли исключить, что в ходе предстоящей встречи между руководителями Армении и Азербайджана могут быть достигнуты некие сепаратные договоренности?

— Я не поклонник конспиративных теорий, но сегодня многое в плоскости урегулирования непонятно. Я уверен, что в ходе этой встречи не будут подписаны документы — Пашинян не пойдет на шаги, которые могут лишить его власти. Пока на столе переговоров только Мадридские принципы, но мне кажется, что в обозримой перспективе появится новая программа по урегулированию. Есть закрытые вопросы, которые пока окончательно не сформулированы. Но при этом кто-то торопит события: не дожидаясь формирования правительства, Зограб Мнацаканян едет на встречу с Мамедъяровым…

Позорная ситуация

— Скажите, а юридические зигзаги вокруг судилища над вторым  президентом не являются составной частью той новой программы, которая пока не предана огласке, ведь Роберт Кочарян известен как ярый противник сдачи освобожденных территорий?

— Я бы не стал связывать одно с другим, хотя очевидно, что вопрос Кочаряна решается в политической плоскости, а дело затягивается по причине отсутствия окончательного решения.

— Это политическое решение будет принято в Армении или за ее пределами?

— Не могу ответить однозначно, очевидно, что ситуация позорная и налицо публичное глумление над правосудием. Прослушанные разговоры не оставляют сомнений в том, что речь идет о выполнении политического заказа.

Недотягивает до Тер-Петросяна

— Есть мнение, что Пашинян выполняет план Левона Тер-Петросяна по сдаче освобожденных территорий. Если бы он не разделял позицию Тер-Петросяна по урегулированию, то не состоял бы в команде лидера многопартийного конгресса в 2008 г., когда тот баллотировался на пост президента. Как вы прокомментируете это мнение?

— Вы лично и ваша газета прекрасно осведомлены о моем отношении к Тер-Петросяну, но тем не менее отвечу, что Пашинян не может стать Тер-Петросяном. Экс-президент имел четкую идеологию и умел представлять государство. Пашинян недотягивает до Тер-Петросяна. Есть такое понятие — «агент влияния». Эти люди не имеют четких убеждений, сегодня говорят одно, завтра — другое. Будучи в оппозиции, Пашинян выступал против членства Армении в ЕАЭС, после избрания на пост премьера объявил себя сторонником этой структуры. До и сразу после революции он критиковал институт суперпремьера, а сегодня вполне комфортно чувствует себя в этой роли.

Ради того, чтобы удержать власть, Пашинян пойдет на все. Зная о непостоянстве его взглядов, им умело манипулируют как со стороны Запада, так и со стороны России, а он не обладает иммунитетом для противостояния этим манипуляциям. У него нет четкой доктрины, а потому ему многое диктуют извне. Скажу больше: по причине личной закомплексованности он не прислушивается к советам опытных людей и временами весьма агрессивно реагирует на эти советы. Он допускает ошибки, которые уже привели к тому, что за пределами Армении с ним перестали разговаривать на языке дипломатии, а ведь завтра кто-то может обнародовать стенограмму известного заседания, в ходе которого Лукашенко позволил себе выпад в адрес армянского премьера!..

— Можно сколько угодно критиковать предыдущих руководителей Армении, но ни один из них не позволял внешним силам манипулировать собой или разговаривать с ним на языке, далеком от дипломатии…

— Да и вопрос газа всегда решался на уровне глав государств, и только Пашиняна направили говорить с Миллером. Кстати, никто из прежних лидеров Армении не говорил Путину такое количество комплементов, делая упор на количестве визитов в Россию, ведь важны не сами визиты, а результаты. Между тем в результате мы получаем только пощечины, и это негативно отражается на имидже Армении…

 

Источник: Марина Мкртчян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.