Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Пандухт: «И правосудие восторжествует…»

Разумеется, два дегенерата — Манукян и Хандоян, главарями группировки, спланировавшей захват полка ППС, быть не могли. Кукловодам «црер» для обеспечения акции, распахнувшей «окно Овертона» на всю ширь, в команду бандитов нужны были узнаваемые персонажи, только и всего. И Хандоян с Манукяном в эту сюжетную канву вписывались идеально, поскольку оба с военных лет имели пристрастие к выставлению себя в роли костюмированных фотомоделей. Особенно Манукян, сподобившийся наштамповать аж целый альбом фотографий, в котором, сверкая, как новогодняя елка, умудрился нацепить на себя все мыслимые и немыслимые наряды и цацки. Возможно, даже имел личного фотографа. Кроме того, оба обиженника на власти были тупы, наглы, истеричны и беспринципны. В общем, повторюсь, для кукловодов оба представляли настоящую находку. А Манукян еще до кучи потащил с собой на «дело» и свое имбецильное чадо.

Так почему же один из них вышел, а другой до сих пор полирует нары?

Виной всему тяга Павлика к дешевым эффектам. Кто же мог знать, что тот, кого он пригрозил забросить в мусорное ведро и припечатать сверху камнем по башке, вдруг дорвется до руления страной. А Никол, как присуще всем маленьким человечкам с огромными амбициями, ничего не забывает и не прощает. В чем мы с вами уже успели убедиться.

Кроме того, в бытность работы на «кровавый режим» (да-да, был и такой период в жизни террориста-фотомодели) Павлик лично охаживал дубинкой по спинам членов тер-петросяновского АНК в момент антиправительственной агитации в Апаране.

И вот теперь «одинокий» — на свободе, а говорливый — в тюрьме, откуда строчит обиженные письма с напоминаниями о своих недюжинных заслугах перед «революцией».

А всего-то делов — покаяться перед «народным варчапетом», настрочить жалобное письмецо, мол, дяденька, прости засранца. Мол, бес в обличии Сержа попутал. И дубинкой по спине тер-петросяновцев — то же он, кровавый тиран, заставил.

Глядишь, и осклабится варчапет. Поймет, простит.

Ну, а пока второй выпущенец под царукяновский залог в день николиного митинга — Варужан Аветисян — рассказал журналистам о своих душевных терзаниях.

«Есть какое-то чувство половинчатости, поскольку часть моих друзей все еще находится в заключении. Но, надеюсь, что все вопросы будут улажены, и правосудие восторжествует», — заявил террорист.

Жены, дети и родственники убитых террористами полицейских тоже надеются, что правосудие в один прекрасный день действительно восторжествует. Настоящее правосудие, а не его николин суррогат. И, боюсь, правосудие это Аветисяну и Манукяну с Хандояном совсем не понравится…

 

Источник: © Пандухт

Поделитесь с друзьями:

Комментарии отключены.