Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Пандухт: Герои и злодеи Армении

На протяжении десятилетий армянский народ находится в поиске героев и злодеев, пытаясь найти для себя гордых и отважных лидеров, которые бы резко контрастировали с коррумпированными и слабыми. Интерпретация исторических событий в выгодном нынешним властям свете — это распространенная практика, и нынешняя ситуация в Армении, когда правительство Никола Пашиняна подвергло аресту Роберта Кочаряна, есть не что иное как попытка представить Кочаряна в образе злодея, а Пашиняна — в образе героя-борца. Тем не менее, оглядываясь в недавнее прошлое, читатель может наблюдать совсем иную картину.

***

В начале 1990-х годов, в ходе одного из сложнейших этапов Арцахской войны, Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев вместе с правительством Советского Азербайджана пытались представить арцахских армян «сепаратистами». В те годы Роберт Кочарян, который тогда де-факто являлся лидером Арцаха, встретился с российским журналистом Андреем Карауловым, чтобы встать на защиту интересов армянской нации перед многомиллионной советской аудиторией. В ходе интервью Караулов холодно спросил Кочаряна: «Какой международный контроль может помочь Вам, когда Вы привозите в больницу Степанакерта своего родного брата, который потерял только что, час назад, на войне кисть руки, глаз, и у которого из обеих ног снарядом вырвано по три килограмма мышц?». Кочарян ответил стоически: «Война — это для всех, и для моего брата в том числе, и все мы должны нести равным образом бремя этой войны», добавив, что он никогда не сомневался в том, что, в конечном итоге, все завершится миром.

Роберт Кочарян в должности премьер-министра Республики Арцах

Спустя несколько лет, в 1997 году, министр обороны Вазген Саркисян отправился в Степанакерт для того, чтобы просить Кочаряна переехать в Ереван и помочь ему в разрешении нестабильной и взрывоопасной ситуации, когда Армения находилась на грани экономического коллапса. Кочарян вначале отказался, утверждая, что в послевоенном Арцахе еще многое предстоит восстановить. Однако Саркисян настоял на своем, объясняя это тем, что опасная политика Левона Тер-Петросяна, не верившего в то, что Армения в состоянии удержать арцахские территории, вот-вот погубит Армению. Выслушав все доводы, Кочарян согласился, поставив интересы Армении превыше всего.

После вынужденной отставки Тер-Петросяна, вызванной народным возмущением в связи с его предательской позицией в отношении Арцаха, Кочарян был избран президентом вместо него. Ему доверили этот пост, так как невозможно было представить, что, будучи национальным и военным лидером в Арцахской войне, он продолжал бы политику Тер-Петросяна.

***

В то время как Кочарян осваивался с ситуацией в Ереване, малоизвестный журналист Никол Пашинян, исключенный из Ереванского государственного университета из-за плохой посещаемости, был осужден за публикацию недостоверной информации о депутатах парламента и членах их семей (спустя два десятилетия, за несколько дней до прихода к власти Пашинян признал, что у него нет университетского диплома, однако утверждал, что причиной этого была критика руководства университета, а не плохая успеваемость). Пашинян был оштрафован на $25,000, а его газета «Орагир» оказалась на грани закрытия из-за слабого менеджмента, а также отсутствия интереса общественности к так называемым «компрометирующим» материалам. До своего закрытия газета была связана с партией «Нор Уги» Ашота Блеяна, бывшего министра образования времен правления Тер-Петросяна.

В статье 1999 года газета «Аsbarez» описывает откровенно антинационального деятеля Блеяна следующим образом: «В разгар [Арцахской] войны с Азербайджаном Блеян посетил Баку, где высказывался об уступках, шедших вразрез с принципами и политическим курсом правительства [Арцаха]». Будучи министром образования, Блеян выступал за исключение из образовательных программ государственных школ темы Геноцида армян, обосновывая это тем, что новое поколение армян должно быть привержено «более позитивным темам». Спустя десять лет после работы на «Орагир», Пашинян направил своих детей на учебу в образовательный комплекс «Мхитар Себастаци», основанный и руководимый Ашотом Блеяном.

***

Под руководством Кочаряна Армения постепенно оправилась от экономического и политического кризиса 1990-ых годов. Действительно, за время президентства Кочаряна страна стала разительно отличаться от той, каковой являлась в тер-петросяновские годы беззакония и нищеты. По многим показателям Армения встала на путь преобразования в безопасное и процветающее государство.

В 2005 году, выступая в Совете Европы, Кочарян, отвечая на провокационный вопрос азербайджанского журналиста о его участии в Арцахской войне, сказал: «Я родом из Нагорного Карабаха, и должен вам сказать, что с 1988 года у моих детей не было детства. С 1991 по 1994 гг. вся моя семья жила в подвалах под бомбежками азербайджанской авиации. Да, я горжусь, что принимал участие в боевых действиях, и горжусь тем результатом, который мы сегодня имеем». Его недвусмысленный ответ вызвал бурные аплодисменты в зале Совета.

В то время как Кочарян защищал интересы Армении в международных организациях, Пашинян, лишившись надежд на руководство собственным изданием, начал писать для другой газеты — «Айкакан Жаманак», связанной с бывшим депутатом Петросом Макеяном, союзником Левона Тер-Петросяна.

Государственный Департамент США в своем докладе за этот период назвал «Орагир» и «Айкакан Жаманак» «политическими таблоидами». Бывший посол США в Армении Джон Эванс указал в докладе, ставшем достоянием общественности, что «Айкакан Жаманак» имеет «репутацию издания, публикующего бездоказательную информацию, которая, как правило, не подтверждается». Издание «Радио Свобода», финансируемое Правительством США, характеризует «Айкакан Жаманак» как газету, «симпатизирующую бывшему руководству Армении [правительству Тер-Петросяна]».

Высказываясь в газете «Айкакан Жаманак» о переговорном процессе касaтельно статуса Арцаха, Никол Пашинян написал следующее: «Так вот, меня удивляет, что в нашей стране все еще есть люди, питающие иллюзии относительно захваченных, если угодно — освобожденных, если угодно — оккупированных территорий. Я не разделяю точку зрения, что хорошая дипломатия может сделать так, что мы сможем избежать возвращения этих территорий Азербайджану. Оставив свое, хотим быть хозяином чужого».

Пятнадцать лет спустя, в мае 2018 года, на парламентских слушаниях по избранию Пашиняна премьер-министром депутат Арман Сагателян напомнил Пашиняну об этих предательских словах. Пашинян заявил, что это ложь и дезинформация. После этого Сагателян представил копию газеты, однако Пашинян, вновь уклонившись от ответственности за свои высказывания, утверждал, что его слова “были искажены». Сагателян, будучи ровесником Пашиняна, возможно, был особенно заинтересован поднять этот вопрос публично, поскольку сам являлся азатамартиком во время войны в Арцахе, в то время как Пашинян уклонился и от войны, и от военной службы.

Депутат Арман Сагателян в Национальном Собрании

***

К концу второго президентского срока Кочарян не стремился остаться у власти, став редким исключением на постсоветском пространстве как лидер страны, который отказался от попыток сохранить власть и выдвинуться на третий срок. В то же время Пашинян, будучи безуспешным и, в значительной степени, малоизвестным журналистом, решил попытать счастья в политике, присоединившись к кампании Левона Тер-Петросяна, который, несмотря на катастрофическое наследие своей эпохи, стремился вновь прийти к власти в Армении.

Набрав всего лишь 21,5% голосов избирателей, Тер-Петросян отказался признать результаты выборов, а его сторонники начали перманентные акции протеста на площади Свободы. Для мобилизации своих сторонников Тер-Петросян заявил, что к ним готовы присоединиться высокопоставленные военнослужащие, в том числе два заместителя министра обороны — Манвел Григорян и Гагик Мелконян. Вместе с Пашиняном они радостно скандировали: «Манвел! Манвел! Гагик! Гагик!», эгоистично втягивая военных в свой политический театр в нарушение Конституции.

Днем 1 марта депутат Вардан Хачатрян достиг договоренности с руководством полиции о переносе митинга на следующий день. Однако в записи телефонного разговора Пашиняна с членом кампании Тер-Петросяна Александром Арзуманяном ему были даны четкие указания проигнорировать договоренности и продолжить акцию протеста на том же месте. Молодой Пашинян, получив указания, призывал людей возводить баррикады и вооружаться всем, чем попало, в том числе камнями и палками. Провоцируя массы, сам Пашинян избежал столкновений с полицией, вынужденной защищаться от разъяренных протестующих. Вместо этого, когда вечером 1 марта между демонстрантами и полицией произошли ожесточенные столкновения, Пашинян под покровом ночи пустился в бега и скрывался более года, прежде чем сдаться полиции.

С тех пор Пашинян возлагал вину за погибших 1 марта на Роберта Кочаряна и его правительство, в том числе на Сержа Саргсяна, являвшегося оппонентом Тер-Петросяна во время выборов 2008 года. В то же время Пашинян никогда не упоминал о собственной причастности к этим смертям. Заместитель главы дипмиссии США в Ереване Джозеф Пеннингтон в служебных телеграммах назвал Пашиняна «самым радикальным последователем» Тер-Петросяна, который 1 марта «использовал экстремистскую риторику для того, чтобы призвать протестующих к вооруженной борьбе». Пеннингтон также заявил, что «имеются достоверные доказательства того, что 1 марта Пашинян фактически подстрекал демонстрантов к ожесточенным столкновениям с полицией».

Сасун Микаелян, Тер-Петросян и Пашинян в ходе кампании Тер-Петросяна 2008 года

***

В последующие годы Кочарян сдержал свое обещание не вмешиваться в политические процессы, в то время как Пашинян, отсидевший два года в тюрьме и освобожденный по амнистии решением Национального Собрания, не переставая заявлять, что являлся политическим заключенным, продолжил воплощать в жизнь свои политические амбиции.

Пашинян, объединив усилия с бывшими сторонниками Тер-Петросяна, продолжил начатую в годы правления Кочаряна деятельность по дискредитации власти и созданию атмосферы ненависти, часто приправленную красочными, а порой и откровенно подлыми высказываниями.

За это время в целях дискредитации правительства было создано несколько мифов. Например о том, что в созданных «режимом» условиях весь народ Армении находится в «состоянии угнетения», а также ряд конспирологических теорий об убийстве Вазгена Саргсяна 27 октября 1999 года и погибших 1 марта 2008 года. Исходя из вышесказанного, складывалось впечатление, что единственными ответственными за это являлись Роберт Кочарян и члены его правительства. На протяжении десятилетий эти необоснованные мифы преподносились Тер-Петросяном, Пашиняном и их сторонниками как неоспоримый факт и, вместе с прочими, ранее уважаемыми лидерами, в некоторых слоях общества образ Кочаряна был демонизирован.

В апреле 2018 года, когда Пашинян инициировал очередную кампанию за власть, он воспользовался развернутой им самим, Тер-Петросяном и их союзниками многолетней пропагандой. И теперь, с приходом к власти, Пашинян всячески пытается выставить себя героем, явившимся спасти Армению. В канун 100 дней правления, с подачи администрации Пашиняна Кочарян был арестован и заключен под стражу на спорных с юридической точки зрения основаниях.

В итоге мы имеем Армению, очарованную своим новым героем — премьер-министром, который избежал войны, призывал сдать земли Арцаха Азербайджану, а вечером 1 марта 2008 года, спровоцировав людей на вооруженное противостояние, пустился в бега. Между тем злодеем, посаженным в тюрьму, стал человек, укрывавший свою семью в подвале во время обстрелов Степанакерта, боровшийся за освобождение армянских земель и вытянувший Армению из кризиса 1990-ых.

Второй Президент Армении Роберт Кочарян

Политическое преследование бывшего лидера страны, основанное на многолетней сомнительной пропаганде, создает прецедент, который может нести серьезные негативные последствия для Армении. Последствия, от которых никто не будет застрахован. И, как показали Пашинян и его сторонники, память в Армении бывает короткой и избирательной.

 

Степан Назаретян

Источник: © Пандухт

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.