Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Окончательное решение по делу Роберта Кочаряна вынесет Конституционный суд Армении

«Должен сказать, что это не стандартное дело для Конституционного суда», – сказал председатель Конституционного суда Армении Грайр Товмасян в интервью телекомпании «Армньюз», коснувшись дел на основании заявлений суда общей юрисдикции Еревана и второго президента РА Роберта Кочаряна относительно определения вопроса соответствия статьи 300.1 Уголовного кодекса РА Конституции республики.

Напомним, 18 июля 2019 года Конституционный суд Армении принял процедурное решение об обращении в Европейский суд по правам человека и Венецианскую комиссию для получения консультативного мнения по указанным делам. Производства по вышеупомянутым делам до получения ответов приостановлены.

Вопрос и ответ приводим ниже:

– Политическая, возможно, даже правовая жизнь Армении строится вокруг одного судебного процесса, и касается это Роберта Кочаряна и других бывших должностных лиц. Невольно Вы и Конституционный суд оказались в эпицентре. Можете сказать, чем обусловлено решение КС приостановить производства и обратиться в ЕСПЧ и ВК для получения консультативного мнения?

– Честно говоря, в последний период я внимательно не слежу за политической жизнью и не могу разделить Ваше мнение о том, что политическая жизнь строится вокруг данного процесса, но в целом то обстоятельство, что она может развиваться вокруг одного уголовного дела, – негативное явление для любой страны. Тем не менее, мы не можем отрицать, что есть большой интерес – как со стороны политических кругов, так и со стороны юридического сообщества. И надо сказать, что это не стандартное дело для Конституционного суда. Но не потому, что есть большой общественный интерес, а по той причине, что оспариваемая норма по своей структуре, характеру, содержанием значительно отличается от других статей. В частности, она содержит ссылку на другой правовой акт, который по степени абстрактности является более общим. А во-вторых, у нас никогда не было практики, и честь и хвала, что не было, применения этой нормы. Пожалуй, обусловлено этим.

Но для меня, уверяю вас, это обычное дело – независимо от политического и юридического интереса. Для меня и других судей Конституционного суда это рядовое дело. Иногда я в шутку говорю, что из поступающих дел нужно убирать имена и фамилии, поскольку мы, в конечном счете, не определяем виновность данного лица, степень вины, мы не определяем срок наказания. Мы только определяем, соответствует ли статья, по которой предъявляется ему обвинение, Конституции.

Что касается второй части вопроса: учитывая общественный интерес, учитывая тот факт, что мы имеем дело с экс-президентом страны, если в других случаях можно считать допустимой погрешность в 0,000001% в решении КС, то в данном случае – нельзя. В этом случае это недопустимо. Именно этим обусловлено, что неиспользование ресурса, потенциала, которые существуют в Европейском суде, в Венецианской комиссии, считаю, было бы роскошью для Конституционного суда.

Это не означает, что Конституционный суд не располагает этим ресурсом для полноценного рассмотрения этого дела, выяснения. Однако ресурсы, собранные в международных структурах, членами которых мы являемся, должны быть использованы по этому делу.

Следует помнить, что ни Европейский суд, ни Венецианская комиссия не выносят окончательных вердиктов, как и не решают, соответствует ли данная статья Европейской конвенции. И тем более, они не могут решать вопроса конституционности. Но их анализы, опыт, изучение опыта других европейских стран, обобщение их судебной практики, стандартов, которые существуют в европейских странах – в частности в рамках конкретности уголовного права, помогут нам, окажут содействие, мы будем придавать этому важность для принятия решения по этому делу. Повторяю, окончательное решение по этому делу вынесет Конституционный Суд Республики Армения.

Как я уже отметил, это консультативные мнения, поддержка друга, и этот тот случай, когда эта помощь необходима, я не хочу использовать слово «обязательна», но если был случай, при котором мы должны были использовать, то это именно тот случай.

Должен сказать, что это новый институт для нас, он вступил в силу с августа прошлого года, и сказать, что в Европейский суд подано большое количество обращений, неверно, они достигают десятка, если я не ошибаюсь.

Я уверен, что мы получим эти мнения как можно скорее и возобновим производства по этим делам.

 

Источник: Panorama.am

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.