Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Несколько наблюдений в связи с операцией «Опера»

Работы по демонтажу прилегающих к территории Оперы кафе предоставили возможность для некоторых наблюдений и смежных с ними заключений.

1. Когда Никол Пашинян вместе со своими немногочисленными сторонниками пришел из Гюмри в Ереван и решил перекрыть площадь Франции и прилегающие к ней дороги, ночевать с ним на месте осталось небольшое количество людей. Движение транспорта остановилось, так как дороги были перекрыты.

В апреле прошлого года ведущие к площади дороги перекрывала небольшая группа людей, и если бы полиция решила расчистить улицы, то от нее для этого не потребовалось бы больших усилий. Однако правоохранители проявили терпимость и не применили силы. Между тем как в отношении протестующих против демонтажа кафе граждан сила была применена как за перекрытие улицы, так и за сопротивление на территории самих кафе. Одна женщина получила ранение в области поясницы, а у одного полицейского возникли проблемы со здоровьем.

2. В адрес пришедшего к власти посредством улицы Никола Пашиняна вчера на улице впервые прозвучал призыв «Никол, уходи!»

3. Выясняется, что «бархатным» парням и девчатам перекрывать улицу было можно, а остальным – нет.

Не свои провозглашаются контрреволюционерами и «неправильно» перекрывающими улицу.

Кстати, примечательно, что полиция не применяет каких-либо мер в отношении перекрывающих за деньги дорогу, ведущую к прииску Амулсар. Более того, полиция, согласно публикациям в прессе, не отреагировала даже на случай поножовщины, имевший место в ходе столкновения между сторонниками и противниками эксплуатации рудника. То есть мы имеем дело с двойными стандартами: когда власти бывает нужно применить полицейскую силу и разблокировать улицу, соответствующие шаги предпринимаются. Эти двойные стандарты порождают разумные подозрения по части мотивации поведения правительства в вопросе прииска Амулсар.

4. Рейтинг Пашиняна переживает спад, что является следствием проводимой новым правительством экономической политики. Вследствие имевшего место возле Оперы число недовольных возросло.

5. «Бархатные» власти руководствуются логикой сноса. Созидающая составляющая отсутствует.

6. Есть властные хунвейбины, которые, якобы, действуют независимо, но четко видно, что их шаги направляются. В нужный момент они оказываются перед зданием прокуратуры или на площади Свободы, обеспечивая театральную постановку «Народ поддерживает действия властей».

Хунвейбины могут также выполнить функцию похищения человека и применения силы, как это было заметно в случае с Нареком Маляном.

7. Проведя работы по сносу и оставив людей, которым не предложили никакой альтернативы, без работы, правительство показало реальное лицо «экономической революции». В этих условиях все слои армянского бизнеса ждут трудные дни. Фактически, презумпция виновности вошла в свою силу. Кафе возле Оперы были снесены, исходя из этой презумпции и революционной целесообразности.

8. Каждая революционная команда имеет своих вышинских и янычар. То есть людей, которые покорно служили предыдущему режиму и были против нынешних, но после смены власти поменяли лагерь, и сейчас с энтузиазмом работают революционерами и борцами с предыдущими. Подобными вышинскими, в частности, являются, генпрокурор Артур Давтян и тесно сотрудничавший с предыдущими властями, а сегодня ставший руководителем столичного административного округа Кентрон Виктор Мнацаканян.

Пока что столько.

 

Источник: Петрос Алексанян, 7or.am

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.