Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Народ — это кто?»

После пошагового продвижения к цели и победы на досрочных выборах хотелось бы верить, что травматологическая лексика взявших верх пойдет по убывающей. Кого надо «размазали», что надо «отрубили», как хотели, так сказали, Роберт Кочарян на нарах, отчасти добились того, что республиканцы воспринимаются как ругательство, вроде сволочи. Что еще?

НИКТО НЕ ЗНАЕТ, МОЖНО ТОЛЬКО ПРЕДПОЛАГАТЬ. ВО ВСЕХ СЛУЧАЯХ СТАВКА делается на народ, который неподкупен, мудр, справедлив и никогда не ошибается и вообще глас народа — глас божий.

С другой стороны. «Людям не должно прислушиваться к тем, кто говорит, что глас народа является гласом божим, ибо необузданность толпы всегда граничит с безумием». (Из письма неизвестного ученого VIII века богослову и поэту Алкуину). Дела давно минувших дней…

Век нынешний. Вазген Манукян, премьер-министр Армении времен Левона Тер-Петросяна, еще раньше один из отцов — основателей АОД, был тем, кем был, потому что, как народ тогда захотел, так народ тогда и сделал. Тер-Петросяна — президентом, Манукяна — премьер-министром.

В начале девяностых люди целовали-миловали-обнимали, носили «нашего Левона» и его соратников на руках, а в конце девяностых прокляли и выгнали. Затем снова воспылали к первому президенту, правда, не так горячо, чтобы повернуть корабль-государство вспять, но, чтобы устроить побоище с пальбой, хватило. Признаки мудрости и снайперски точного попадания в «яблочко» со стороны народа усматриваются?

За сутки до предвыборного «дня тишины» новая власть во второй раз взяла под арест второго президента Армении Роберта Кочаряна. Вазген Манукян, председатель Общественного совета республики по этому поводу объяснил: «Если наше государство решило руководствоваться формулой «Цель оправдывает средства» и наш народ с этим согласен, то это самый короткий путь для того, чтобы сделать государство неправовым и погубить его. Решать вам, дорогой народ». Скепсис в отношении дорогого народа улавливаете?

Лев Николаевич Толстой: «Заблуждение не перестает быть заблуждением от того, что большинство разделяет его». Мнение классика в расчет берем?

ИЗ ПЕРЕЖИТОГО. ИЗОЛЯТОР, В КОТОРЫЙ ЗАКЛЮЧЕН РОБЕРТ КОЧАРЯН, расположен в том же доме на Налбандяна, которое в свое время занимал НКВД. Зловещая организация, ее боялись все. Страх — от возможности в любую минуту попасть в те же подвалы. Возможность — от всесилия НКВД. А всесилие от чего?

Даже для того, чтобы арестовать за «просто так», требовалось хоть захудалое, но какое-то обоснование, и их хватало. Кто строчил миллионы доносов? Сербы, хорваты, итальянцы? Кто охранял, конвоировал, обыскивал бесчисленных узников ГУЛАГа? Нудисты, сыроеды, марсиане? И по ту и по другую сторону колючей проволоки стоял «наш непростой советский человек». В том числе армянской национальности.

Из признания умного человека, переписанного в блокнот автора. «Я лично признаю, что соединение личных мнений в «народное» создает новое качество, мудрость высшего порядка. Но я отрицаю мистическое могущество этого коллективного разума. Ему тоже свойственно ошибаться, нередко по нескольку раз подряд. И личность не имеет права безропотно склоняться и уничижаться перед мнением народным — при всем к нему уважении».

Ошибался по нескольку раз подряд и армянский народ.

С Демирчяном, когда без сожаления отпустил его, чтобы затем с радостью позвать обратно.

С «Левон — президент!», которого тоже вначале ввысь, затем вниз, а потом новое приглашение в президенты.

Роберт Кочарян, Серж Саргсян — примерно в том же ракурсе: звали к власти — веселились, подсчитали — прослезились.

Теперь вот Никол Пашинян — наше все! Пришел по желанию народа, действует по мандату народа. Все правильно.

Вопрос: Народ — это кто? Народ — это когда? Народ — это сколько?

Чтобы называть своих сторонников народом, одной заполненной площади достаточно? Большая половина избирателей, не пришедших на выборы, — они кто, не народ, отщепенцы?

УМНАЯ ВЛАСТЬ НЕ ОБОЛЬЩАЕТСЯ СИЮМИНУТНОЙ ПОДДЕРЖКОЙ, которая легко оборачивается противостоянием. На вопросы «Народ — это сколько?» «Народ — это кто?» умная власть отвечает:  «Народ — это мы». Я, ты, он, она… Все. И согласные, и несогласные, и те, кто девятого декабря проголосовал за, и те, кто — против, и те, кто вообще не пришел на выборы, потому что, пока каждый танцевал свое танго, надеялись на то, что стороны договорятся договариваться. Не дождались.

Что дальше? Если упоение победой останется с властью, а низвержение и разгром несогласных — в повестке дня, «бархат», о котором твердили одни, может превратиться в наждак, который обещают другие.

…Говорят, оптимист — это человек, который на последние деньги покупает бумажник. Идти в магазин за бумажником или идти и перекрывать дороги — решать, как сказал Вазген Манукян, дорогому народу.

 

Источник: Сергей Баблумян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.