Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Минкульт под знаком образования?

Помнится, несколько лет назад в Великобритании проводились экзитполы, результаты которых показали, что у граждан островов много претензий к Виндзорам. Но на вопрос, хотят ли британцы сохранения монаршей власти, абсолютное большинство дружно отвечало — да! Так вот, с Министерством культуры Республики Армения вышло, как с монархией в Британии.

«ПУСКАЙ УЖЕ МИНКУЛЬТ ЗАКРОЮТ, ЧТОБЫ НЕ МЕШАЛИ РАБОТАТЬ!» — этот крик души арт-деятелей приходилось слышать постоянно на протяжении ряда лет, а уж в последние месяцы он превратился в откровенный мем. Ведь на волне эмоций мы часто путаем структуру с идиотизмом отдельно взятого министра. Но мем оказался вредным. Про вредность осознали, когда в рамках процесса формирования новой структуры правительства над головой Министерства культуры нависла оптимизация. Этим словом, чтобы не было очень страшно, нынче называют сокращение бюджетных расходов. Хотя в недавнем телеинтервью и.о. министра культуры Назени Гарибян настаивала, что оптимизация означает совершенствование, улучшение, развитие и прогресс. Вообще послушаешь представителей правительства — и сразу ясно, что «оптимизация» и «оптимизм» — слова однокоренные.

Оптимизма оптимизации Минкульта не испытывают в кругах, культуру делающих. И понятно почему: все это не про культуру, а про бабки. К тому же понижение статуса министерства, так или иначе, ассоциируется в рефлексирующих творческих умах как понижение статуса самой культуры и ее деятелей. Да еще ни о каких масштабных проектах или творческих планах в связи с крупной реорганизацией речи не идет. Впрочем, недавно удалось услышать мотивацию создания мегаминистерства образования, науки, культуры и спорта, о котором не слышал только ленивый, мол, это комплекс духовной и физической культуры под эгидой образования. Допустим. Культура как фактор воспитания. А как же культура как наследие? Культура как развитие? Культура как индустрия — экономика культуры? Наконец, культура как визитная карточка страны, делающая ее узнаваемой в мире!

КСТАТИ, О МИРЕ. В КОНТЕКСТЕ ГРЯДУЩЕЙ РЕОРГАНИЗАЦИИ И РАЗГОВОРОВ о передаче Агентства охраны исторических и культурных памятников Министерству градостроительства сотрудники агентства направили письмо премьер-министру Пашиняну, где среди многих аргументов против подобного фокуса особо оговаривается следующий. Армения подписала не одну международную и европейскую конвенцию, касающуюся культурного наследия, его охраны, защиты и эксплуатации, и передача этого поля структуре, не наделенной «культурными» функциями, в этом контексте недопустима. О подобных вещах кто-нибудь задумывается?

Государственная культурная политика призвана обеспечить приоритетное культурное и гуманитарное развитие как основу экономического процветания, государственного суверенитета и цивилизационной самобытности. Именно культура обеспечивает влияние нации в мире, потому что в ее недрах рождаются смыслы.

Впрочем, если послушать, получается, что в последнее тридцатилетие у нас не было ни смыслов, ни культурной политики, на чем особенно настаивает и. о. министра. В своем недавнем и большом телеинтервью телеканалу «А1+» Назени Гарибян обрисовала такое угрожающее громадье реформистских планов, что министерство впору не оптимизировать, а расширять втрое. «Министерство должно провести процесс институционирования нашего культурного поля. Возможно, следует провести такие реформы, чтобы очаги культуры и искусства могли  развиваться, богатеть, полностью использовать свой творческий потенциал и, грубо говоря, продавать этот потенциал», — говорила и. о. министра. Как и предыдущую культурную власть, нынешнюю не оставляет мечта о «культурной самоокупаемости». Хотя о таковом в контексте настоящего искусства речи не идет даже на Западе, на который мы так любим кивать.

НА НЕГО КИВАЛ И ПРЕМЬЕР ПАШИНЯН, ПЕРЕЧИСЛЯЯ — В БОЛЬШИНСТВЕ СЛУЧАЕВ ОШИБОЧНО — страны с единым Министерством образования и культуры. В этот список вошла и Германия, в которой есть федеральный министр культуры, а вот министерства — нет. Так же как нет его и в США. Но вряд ли стоит перечислять все то, в контексте культуры, что у них есть. В том числе институт меценатства. Во многих странах о нем есть закон, о котором у нас даже не принято упоминать. Суть этого закона в следующем. Если ты жертвуешь на искусство или на восстановление, например, какого-нибудь культурного памятника, то с тебя снимаются почти все налоги. И, поскольку у нас ничего подобного нет, остается Минкульт, от которого на самом деле все ждут денег. Министерство — это администратор, менеджер, который следит за распределением денег, убеждается, что ничего не украли и чтобы каждому досталось. Поэтому, если в наших реалиях ослабят Минкульт, лучше не станет, а станет хуже.

А если оптимизация все-таки неизбежна, стоит перевести свой взор с американцев и немцев на кого-нибудь более близкого и «аналогичного». В соседней Грузии, например, модули работы Министерства культуры искали десять с лишним лет. В итоге оно было преобразовано в Министерство культуры, охраны памятников и спорта. Где «сбоку бантик» — это все-таки спорт, а приоритет — все-таки культура. В таких странах, как наши, по-другому быть не может. И в этом смысле появившаяся относительно недавно версия о сохранении Министерства культуры РА и присоединении к нему Государственного комитета по туризму РА выглядит куда более вменяемой.

 

Источник: Сона Мелоян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.