Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Культ есть, личности нет!

Есть в нашем армянском языке удивительно емкие по смыслу жаргонные словечки, перевести которые с сохранением всей их остроты и сарказма просто невозможно, например, тутуц, сайлуг, дод, стиц. И почему-то именно эти слова все приходят на ум, когда пытаешься дать оценку действиям нынешнего «правительства». Впрочем, почему «почему-то»? Только эти слова и в состоянии адекватно описать деятельность пламенных «народных» лидеров.

Нет смысла пытаться в одной газетной статье перечислить все те глупости, которые успели сотворить действующие власти за достаточно короткий промежуток времени, уверенно ведя страну к пропасти. Глупости, которые, несомненно, очень дорого обойдутся нашему многострадальному народу, — мало нам было всяческих бед, теперь вот и эта «народная» напасть!

В ГОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ХРУЩЕВА, КОТОРЫЙ ВРОДЕ РАЗВЕНЧАЛ КУЛЬТ личности Сталина, но затем точно так же стал предметом обожания и поклонения в СССР, в стране ходил характерный анекдот: у Армянского радио спрашивают: есть ли культ личности в СССР? И Армянское радио отвечает: культ есть, личности нет! Этот анекдот как нельзя лучше характеризует нынешнюю ситуацию в Армении, не находите? Вообще, чем дольше эти ребята находятся у власти, тем больше выявляется их большевистская суть, слегка закамуфлированная «демократическими» (я бы сказал — демагогическими) лозунгами. Старшее поколение должно хорошо помнить важнейший девиз той эпохи: «Мы говорим — партия, подразумеваем  — Ленин. Мы говорим — Ленин, подразумеваем  — партия». Сходство просто режет глаза.

Элементарные неучи, подвизающиеся на совершенно неведомой им ниве политической деятельности, не стесняясь и не задумываясь о смысле своих слов, громогласно делают заявления в том смысле, что если партия (а мы знаем, кто у них подразумевается под партией) возложит на них высокие обязанности, то они как солдаты своей партии, конечно, исполнят священный долг! Формулировки могут быть разные, но смысл именно в этом.

А ведь давненько мы уже не слыхали подобных скромненьких сентенций, не правда ли? Аж со времен приснопамятной советской власти. Тогда партия, также без обиняков  однозначно идентифицирующая себя с народом, не сильно напрягаясь, перебрасывала своих адептов с сельского хозяйства на культуру, оттуда — на дипломатическую работу, затем — на науку, ну и так далее по списку — свои же люди, ну и что, что проваливают одну работу за другой, не камни же им таскать!

Нужна ли лингвистическая экспертиза, чтобы разглядеть эту в общем плане до боли знакомую стилистику? Обратим внимание на образ мышления выскочек новой формации: не народ, не парламент, не Совет старейшин, не демократические выборы, а ПАРТИЯ должна чего-то там на них ВОЗЛОЖИТЬ! То есть, как и коммунисты, они совершенно уверены, что выборы предопределены и им нужно просто умело выслужиться перед партией. И разве на самом деле не так именно заполняются сегодня правительственные вакансии? Каким-то фантасмагорическим образом к нам вернулся лексикон и, соответственно — карьерное продвижение комсомольских выкормышей,  которых, как нам казалось, мы навсегда оставили в прошлом. Ан, нет! Новые комсомольцы, вполне успешно окончившие всякие там зарубежные учебные заведения, активно участвующие в различных, очень авторитетных семинарах и коллоквиумах, где им внушали гуманистические идеи о верховенстве закона и уважении прав человека (ой ли?), в глубине души остались все теми же пламенными большевиками, алчно рвущимися к власти под демагогическими лозунгами о борьбе за счастье народа. Заметим, кстати, что даже в этом, отнюдь не благородном деле провинциального авторитаризма нынешний «распределитель вакансий» вовсе не является первопроходцем: у нас уже довольно давно существует «партия», члены которой являются, как бы это помягче сказать, безоговорочными исполнителями воли своего фюрера (ой, простите, лидера).

Тут самое время задаться вопросом: как же мы дошли до жизни такой, как могли допустить приход к власти команды откровенных демагогов?

КОНЕЧНО, ПРЕЖДЕ ВСЕГО НАДО СКАЗАТЬ СПАСИБО ПРЕЖНИМ ВЛАСТЯМ, и не за неэффективное управление — здесь как раз все обстояло относительно благополучно (а это, заметим, является главным показателем качества работы правительства), а за то, что в бедной стране, где несправедливость воспринимается особенно болезненно, не сумели обуздать слепую жадность кучки невежественных прощелыг (смешно их называть олигархами), что допустили крайне несправедливое распределение национального богатства, за то, что не сумели внятно объяснить народу, что страна, зажатая в тисках блокады и вынужденная львиную долю своих ресурсов направлять на оборону, не может обеспечить высокий уровень благосостояния для своих граждан. Впрочем, последнее утверждение в любом случае звучало бы крайне неубедительно, когда блага действительно распределялись в высшей степени несправедливо.

К этому надо добавить особенности армянского менталитета: у нашего народа чрезвычайно обостренное чувство справедливости, отсюда фатальное неумение примиряться с жизнью, с ее реалиями. Такому народу очень трудно примириться и с самим собой — не случайно еще персидский царь Дарий сказал, что армян невозможно победить, но их можно разделить. Что и происходило с нами в течение веков. Неужели допустим и на этот раз?

Главный порок армянина — черно-белое восприятие мира. Точнее, это истинное его несчастье; именно оно мешает ему создавать прочное государство, которое на самом деле всегда есть продукт компромисса, на который армянин органически неспособен. Надо наконец научиться преодолевать свой кажущийся таким обоснованным внутренний протест. Это вовсе не означает быть рабом, это означает только — учитывать также интересы другого, умение строить общежитие. Тем более что протест очень часто действительно только кажется обоснованным, на самом деле это недовольство собой, своими ограниченными способностями, своими нереализованными возможностями, неумение примириться с собственной реальностью. Должен заметить, что этим может страдать и профессор университета, может, даже чаще он и страдает.

Рискуя навлечь на себя гнев квасных патриотов, должен все-таки сказать еще несколько нелицеприятных слов о моем народе. Следует при этом оговориться, что почти все нижеизложенное в равной степени относится практически ко всем народам, но нас, естественно, интересует собственный народ.

Вполне объяснимо, почему кумирами масс чаще всего становятся ничтожные демагоги: они им вполне понятны — уровни близки. Дешевая  чванливая демагогия — бальзам на душу не добившегося в жизни намеченных целей человека, в этом национальном чванстве находящего отдушину для своих амбициозных устремлений.

Народ обезличивается, можно сказать, теряет свою субъектность в тот момент, когда позволяет себе сотворить кумира и слепо следовать за ним; когда в коллективном психозе и профессор университета превращается всего лишь в молекулу массы. На самом деле молекула безликой массы определяется не по профессии и не по образовательному уровню; безликая масса — это все те, которые жаждут заиметь себе непререкаемого предводителя, которые страстно желают трансформировать крайнее недовольство собой и своим положением в обожание своего «бога», который каким-то образом должен открыть перед ними невероятные перспективы. В таких условиях «бог» обязательно появляется, каким бы карикатурным он на самом деле ни был. Этот «бог» будет обещать все что угодно, вплоть до волшебства, до всеобщего непрерывного счастья. И ему будут рукоплескать. Недолго, но будут. Впрочем, могут и долго, если вовремя подобрать нужное количество свирепых надсмотрщиков, — мы хорошо помним жизнь в 30-е годы XX века.

Понятно также, почему массы так обожают революции. Потому что у них появляется иллюзия, что они в чем-то участвуют, в чем-то очень важном. Надо ли говорить о том, что в итоге эти массы неизменно остаются с носом? Но, победив в революции, они долго, очень долго категорически не желают выходить из состояния эйфории, что по-человечески вполне понятно. (Заметим, именно потому и ожидается высокий показатель на предстоящих в Армении выборах у команды демагогов.) Самое печальное, что не только право голосовать или право принимать решения, но и исконно человеческое право думать эта (немалая!) часть населения добровольно и безоговорочно делегировала своему идолу. Разговор, дискуссия с неофитами имеет смысл в той же степени, как и беседа с настенными часами с кукушкой: ты им приводишь какие-то факты, аргументы, в ответ слышишь неизменное, однотонное «ку-ку». По содержанию это «ку-ку» есть бесконечный рефрен умильных «идей  бога».

ТУТ НЕЛЬЗЯ НЕ ЗАМЕТИТЬ, ЧТО САМЫМИ АНТИНАРОДНЫМИ ПРАВИТЕЛЬСТВАМИ в итоге оказываются администрации тех стран, где народ, несмотря ни на что, ни на какой предыдущий горький опыт, продолжает свято верить в возможность приведения к власти ангелов во плоти, — самых честных, самых неподкупных и самых умных патриотов; терпимые правительства есть только в тех странах, где народ воспринимает власть как необходимое зло и потому постоянно держит ее под жестким контролем, разоблачая вовремя все злоупотребления, не позволяя тем самым разрастаться им до чудовищных преступлений.

Жизнь показывает, что меньше всего следует доверять профессиональным обличителям, ибо они и есть самые мерзкие корыстолюбцы, скрытые до поры до времени. И консолидировать они в состоянии только ту самую потерявшую субъектность массу — да простят меня те тысячи и тысячи уважаемых людей, которых политическая ситуация трансформировала в эту самую безликую толпу. Тут, видимо, уместно еще раз основательно лягнуть бывшие власти, в частности, Республиканскую партию, ответственную за эту самую политическую ситуацию. Но и заметить, что именно ей, по всей видимости, придется восстанавливать порушенную «революционерами» Армению. Не только потому, что элементарно больше некому (Республиканская партия вместе с прилегающими к ней политическими силами объективно остается на сегодняшний день единственной политической организацией, обладающей адекватным для управления страной интеллектуальным потенциалом), но и потому, что, пройдя через очень серьезное испытание, партия доказала свою жизнеспособность, умение консолидироваться, самоочищаться, умение привлекать, идя на разумные компромиссы, новые силы и, главное, она в состоянии действительно предъявить стране продуманную, теоретически и практически обоснованную  программу на годы вперед.

Нельзя не сказать и о лидере партии. Сегодня вряд ли найдется много людей, готовых сказать доброе слово о Серже Саргсяне, но я скажу. Уже то, что после катастрофического политического провала однопартийцы не стали топтать его ногами, а наоборот, сохранили к нему глубокое уважение, говорит о том, что все эти годы авторитет Сержа Саргсяна был обусловлен вовсе не его высоким положением, а именно его выдающимися человеческими и профессиональными качествами, в чем и мы, кстати, неоднократно имели возможность убедиться. Вспомним хотя бы его реакцию при выборах 2008 года на бешеные наскоки сторонников ЛТП, которые иначе как «подонками» сподвижников  Сержа Саргсяна не называли, на что последний реагировал словами: «Они наши братья и сестры, мы должны уважительно относиться к ним!» Да и пресловутая «революция любви и согласия» была «бархатной» исключительно благодаря властям, а не крикливому лидеру движения, который постоянно и сознательно шел на обострения и не погнушался привлечь к своему «движению» военнослужащих и даже детей! Да, Серж Саргсян совершил грубую политическую ошибку, пойдя на третий срок правления, но за эту ошибку он расплатился сполна, и у нас сегодня нет никаких оснований перечеркивать все то хорошее, что было сделано им для своей родины.

Вернемся, однако, к теме.

МОЖНО ЛИ КРИТИКОВАТЬ ВЛАСТИ? РИТОРИЧЕСКИЙ ВОПРОС. МОЖНО ЛИ оскорблять власти? Тоже риторический вопрос — оскорблять нельзя никого. Но можно ли узурпатора называть узурпатором? Будет ли оскорблением констатация действительности? Да, сегодняшнего узурпатора приветствуют, с ним встречаются руководители других государств, поскольку элементарно вынуждены иметь дело с той властью, которая имеется в наличии, а вот мы — мы должны улыбаться ему под страхом репрессий, что ли? Или можем прямо в глаза сказать, что мы о нем и его компании думаем? Напомнить этому «властителю дум», что узурпация власти так или иначе, рано или поздно (скорее — рано) приводит к анархии или диктатуре, точнее, к диктатуре через анархию, это непреложный закон. И то в лучшем случае, если сильно повезет и сохранится государство как таковое, если анархия быстренько не разнесет его в клочья.

В наших реалиях на это как раз очень мало шансов. Объясняю почему. Фигура, с восторгом примеряющая треуголку Наполеона, непригодна не то что на роль диктатора — роль председателя колхоза, пожалуй, оказалась бы для нее такой же непосильной. Демагогия красиво звучит на митинговой площади, в парламенте она уже звучит смешно, исполнительную власть она неизбежно приводит к параличу. А если человек элементарно глуп, если у него умственная недостаточность, ее невозможно компенсировать никакой честностью, патриотизмом, никакими иными добродетелями, даже если они на самом деле есть, что тоже весьма и весьма сомнительно при умственной недостаточности. Необходимо отметить также, что умственная недостаточность, в отличие от других болезней подобного типа (например, сердечной недостаточности), никак не лечится. «Если человек глуп, то это надолго» — мудр был Вольтер.

Есть ли большая глупость, чем по всякому поводу испрашивать мнение народа (то есть проводить референдум), особенно по вопросам, отрицательное мнение народа по которым не вызывает сомнений (например, повышение всяких там тарифов)! Тутуц — разве это не единственное слово, которым можно охарактеризовать авторов подобных инициатив?

Смешно сказать, такой «демократический» способ решения вопросов объясняется тем, что в нашей стране установлена прямая демократия и без согласия, поддержки народа проведение разграничительных линий на асфальте, повышение всяческих тарифов или увеличение налогового бремени невозможно. Да понимают ли они, что это вообще такое — прямая демократия и с чем ее едят?

Свою абсолютную беспомощность, свою тотальную некомпетентность они всерьез пытаются компенсировать звонким слоганом: «Мы делаем революцию». Один из «видных» деятелей этой «когорты» на вопрос, чем он будет заниматься на ответственной должности, так прямо и ответил: «Я буду делать революцию».  Последыши большевиков, они и действуют один в один их методами и руководствуются их лозунгами. Не вчера ведь было сказано: «Есть у революции начало, нет у революции конца!»; поэт Юрий Каменецкий написал эти строки в 1924 году (революция случилась за семь лет до того), а композитор Вано Мурадели сочинил к ним музыку аж в 1967 году — видите, как долго шла эта революция, дошла даже до 1991 года. Х-а-а-роший для нынешних борцов за счастье народа пример!

ВОТ И ЛИДЕР ИХ, ЗАНИМАЯ ВЫСШИЙ ПОСТ В ГОСУДАРСТВЕ, ПРОДОЛЖАЕТ делать то единственное, что на самом деле и умеет делать, — митинговать! Должно быть, он уже в глубине души чувствует, что шапка оказалась не по его шевелюре, даже наращенная борода не помогла, но половник из рук выпускать никак не хочет, по улицам шагает с деланной бодростью. Тем не менее противный старикашка Фрейд со своим подсознанием все же в нем прорывается — вдруг «бог» заговорил о каком-то искуплении! Кто бы подсказал, что единственный способ искупления в данном случае — тихий отход в сторонку.

Честно говоря, вначале у меня и была слабая надежда на то, что этот «премьер» очень скоро сообразит, что никак не тянет на роль лидера нации и — это мне представлялось еще менее вероятным — у него хватит порядочности и патриотизма мирно отойти в сторонку. Но это была действительно детская иллюзия — чем дольше, тем больше этот человек в своем воображении утверждает себя в статусе «бога». Свои очевидные провалы он объявляет победами, все проблемы с ходу объявляет решенными, своих оппонентов видит только на свалке истории, сам позирует в кабине военного самолета, руководителей великих держав, рядом с которыми ему выпало счастье один раз стоять, объявляет своими друзьями, допускает празднование своего дня рождения на центральной площади столицы, а также установку памятника ему, великому кормчему, на дороге Гюмри — Ереван. Культ? Личности? Невольно думаешь, что нам явно не хватает писателя-антиутописта типа Оруэлла, наверное, только он бы и смог дать соответствующее определение всей этой фантасмагории.

Он живет в каком-то собственном воображаемом замке, который построил точно по плану, изложенному в известном стишке: что нам стоит дом построить, нарисуем — будем жить! Там, в этом чудненьком замке, у него все-все в превосходных степенях и впервые в мире: и невиданная доселе бескровная «революция любви и согласия» (ничего, что в соседней Грузии ровно такая же революция была осуществлена пятнадцать лет назад, и, кстати, совсем не хочется вспоминать, чем она закончилась), и воображаемое искоренение коррупции (но при этом почему-то падают инвестиции), и абсолютная свобода слова (когда его же сторонники из журналистской братии жалуются на беспрецедентное психологическое давление именно после прихода «народного премьера» к власти), и его едва ли не братские отношения со всеми руководителями государств (а пресс-секретарь президента Беларуси позволяет себе отреагировать на его заявление в такой оскорбительной форме, какой лично я никогда в публичной дипломатической практике не замечал). Такие дела…

Отсутствие у него диплома он объясняет каким-то политическим преследованием (при том что руководителем Армении в то время был его непосредственный наставник и кумир), «откос» от армии — гуманным законом нашей страны, позволяющим третьему сыну в семье не служить, если первые два уже отслужили. На самом деле, просто жалко становится человека, который свое малодушие пытается оправдать великодушием государства, в котором живет. Интересно, что мешало ему — великому патриоту — пойти на священную войну добровольцем? Ведь подавляющее большинство воюющих в Арцахе были именно добровольцами! Как он — если у него есть совесть — смотрит спокойно в глаза тем ребятам, которые на священной войне потеряли своих друзей? Тому же Сасуну Микаеляну, своему сподвижнику?

Сегодня он сотрясает воздух: «Всех, кто посягнет на будущее детей, мы не только положим на асфальт, а размажем по стенам».

ОСТАВИМ В СТОРОНЕ ВЕСЬМА «СПЕЦИФИЧЕСКУЮ» ЛЕКСИКУ ЭТОГО «ТОЛЕРАНТНОГО» ДЕЯТЕЛЯ, «блестящего журналиста», «ответственного» руководителя государства. Обратим внимание на то, что это говорит человек, который сам активно вовлекал детей в свою революцию, выводил их на улицы, где была весьма высока вероятность жесткого столкновения с полицией, а потом в парламенте с пеной у рта доказывал, что это его законное право. Помнится, тогда возмущенный председатель Национального Собрания Ара Баблоян в знак протеста на 10 минут покинул зал заседаний, предварительно посоветовав «революционеру» обратиться в различные международные организации, занимающиеся правами детей, которые ему объяснят, где его ошибка. Должно быть объяснили. И настолько хорошо, что он стал ярым защитником прав детей. До следующей оказии?

Не надо быть большим пророком, чтобы предвидеть, что эйфория, в которой еще некоторое короткое время, забыв о пустом желудке, будет пребывать простой народ, очень скоро растворится в тяготах жизни, которые из-за бездарного руководства (точнее, его отсутствия), несомненно, усилятся, и тогда он, этот несчастный обманутый народ, в растерянности, а затем в ярости будет вопрошать: где же обещанная волшебная палочка? И что же, вы полагаете, тогда узурпатор выполнит свое обещание в течение пяти минут уйти с политической арены, как только потеряет доверие народа? Наивные… Узурпаторы отстреливаются до последнего патрона — это закон жанра.

Недавно на одном из российских каналов прозвучала примечательная фраза: только страна, не имеющая будущего, мобилизует все свои ресурсы на борьбу с прошлым. Трудно спорить с этим утверждением. А поскольку сегодня у власти в Армении находится «партия», которая на самом деле ничего иного, кроме как поносить прошлое, и не умеет (притом не только ближайшее прошлое — вспомним, что писал луноподобный о ненависти к собственной истории вообще), то и гнать ее надо днем раньше поганой метлой! Это императив предстоящих выборов, люди обязаны это осознать. Осознать сегодня, сейчас!

А завершить я хочу цитатой из очень известного романа; грамотные люди, несомненно, узнают его. Там речь идет об осени, но наша армянская «весна» очень похожа на ту хмурую, безнадежную осень. И тем не менее я очень надеюсь, что это не понятное для нас время года очень скоро, проскочив все промежуточные этапы, завершится яркими новогодними праздниками для моего народа.

«Когда  его оставили наедине с отечеством и властью, он решил, что не стоит портить себе кровь крючкотворскими писаными законами, требующими щепетильности, и стал править страной как бог на душу положит. И стал вездесущ и непререкаем, проявляя на вершинах власти осмотрительность скалолаза и в то же время невероятную для своего возраста прыть, и вечно был осажден толпой прокаженных, слепых и паралитиков, которые вымаливали у него щепотку соли, ибо считалось, что в его руках она становится целительной, и был окружен сонмищем дипломированных политиканов, наглых пройдох и подхалимов, провозглашавших его коррехидором землетрясений, небесных знамений, високосных годов и прочих ошибок Господа».

 

Источник: Григор Апоян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.