Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Константин Затулин: доверие, которое могло бы быть установлено между «новой» Арменией и Россией, сразу дало трещину

На митинге, посвященном 100-дневному сроку  своего правления,  премьер-министр Республики Армения Никол Пашинян, говоря о нашей внешней политике  и в частности, об армяно-российских отношениях, утверждал, что у нас  все хорошо и станет еще лучше.  Это было сказано без каких-либо дополнительных подробностей, как это и  принято в послереволюционной Армении. Об этом  и других вопросах мы побеседовали с Константином Затулиным, первым заместителем председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и и связям с соотечественниками.

«Огорчает то, что политическая напряженность не спадает»

— Г-н Затулин, в Армении уже более 100 дней как установилась новая власть. Как вы оцениваете ситуацию в Армении  и армяно-российские отношения на современном этапе?

— Насколько я слышал, действующее на данный момент в Армении правительство подчеркивает, что оно является революционным правительством. Если это так, то ситуация в Армении послереволюционная. Что касается отношений между Арменией и Россией – мне кажется, стороны — Армения и Россия  после той самой революции продолжают присматриваться друг к другу, что-то устраивает, что-то -нет. Не во всех случаях слова и дела совпадают. Когда дело касается контактов за это время – то  у президента России Путина было 2 личных встречи с премьером Армении, было  3 телефонных разговора. Насколько я знаю, ваш премьер удовлетворен этими переговорами.

— А российская сторона?

-Что касается российской стороны, мы отмечаем положительную риторику новых властей, которые став министрами  и уйдя из депутатов, если так можно выразиться, несколько изменили свои прежние депутатские  точки зрения – о необходимости демонтировать российскую военную базу, о необходимости выхода из ЕАЭС. Сейчас армянская сторона на официальном уровне ничего похожего  не утверждает. С другой стороны, есть и огорчающие нас моменты – то, что политическая напряженность не спадает, то, что рейтинг премьера поддерживается с помощью ярких заявлений и громких уголовных дел. Это, конечно, испытанный способ удержания рейтинга. Но все — таки хотелось бы, чтобы речь больше шла  о развитии экономики, улучшении жизненных возможностей для населения, безусловно, о борьбе с коррупцией, если только она не является предлогом для сведением счетов по политическим мотивам.

«Это бумеранг, который может ударить по лбу тех, кто этим занимается»

 — Как вы считаете, скажется ли скандал с генсеком ОДКБ Хачатуровым на армяно – российских отношениях?

— Я по этому поводу делал заявление. Не мое дело советовать правительству как поступать, но в этом случае, безусловно, затронуты не только внутриармянские обстоятельства, затронут и авторитет военно – политического союза, который в конкурентных условиях с большим трудом удерживает давление со стороны противников этого союза извне, снимая противоречия, которые существуют между странами – участниками ОДКБ. То, что в Армении сочли для себя возможным  открыть уголовное преследование  и арестовать на какое-то время  генерального секретаря действующего ОДКБ, хорошего впечатления на Россию не произвело и  произвести не могло. Это, на мой взгляд, хуже, чем преступление, это ошибка со стороны армянского руководства, потому что доверие, которое могло бы быть установлено между Арменией и Россией, сразу дало трещину. И наш министр иностранных дел  по этому поводу высказался.

—  В последнее время в Армении нет недостатка в громких уголовных делах, было также возбуждено дело против  экс- президента Роберта Кочаряна. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне кажется, что в России, особенно в знающих кругах, в которых анализируют и объясняют развитие армяно-российских отношений, с большим сомнением восприняли то уголовное преследование бывшего президента Роберта Кочаряна, которое стало одной из последних сенсацией. Я думаю, со стороны России достаточно было формальных и неформальных намеков, что такого рода  сведение счетов или попытки политической мести  — все равно, оправданы они или нет, как бы они ни объяснялись, – производят не лучшее впечатление на партнеров  Армении – по ОДКБ, по Евразийскому союзу и т.д. Тем более, что, как явствует из решения конституционной инстанции, это преследование не является законным. Я не знаю, какое решение примет конституционная коллегия, но в любом случае, мне кажется, стоит прислушаться к тем, кто говорят: впечатление, что таким образом можно поддерживать рейтинг власти, на самом деле — палка о двух концах.  Это бумеранг, который может ударить по лбу тех, кто этим занимается.

«Преследования просто вынудили Роберта Кочаряна вернуться в политику»

 — Г-н Затулин, как по-вашему, к чему это может привести?

— Это уже привело к тому, что Роберт Кочарян, хороший он или плохой, заявил о своем возвращении в политику. По-моему, он не собирался этого делать. Но как следует из тех интервью, которые он дал нашему телевидению, эти преследования просто вынудили его вернуться и выступить в роли публичного политического оппонента действующего премьера. По – моему, это первый случай с момента этой самой революции.

—   Что можете сказать по Карабахскому вопросу с учетом сложившихся условий?

— Это еще один вопрос, который мне как другу Армении и Арцаха представляется очень чувствительным. Любое ухудшение отношений в Армении, любая дестабилизация, цветная революция в Армении порождает риски для Нагорного Карабаха – территории, которая, как известно, на сегодняшний день не является признанной  и которая тем не менее заслуживает право на жизнь и процветание. Я надеюсь, молю Бога, чтобы какие-то внутриполитические проблемы Армении не сдетонировали в Нагорном Карабахе, потому что мир вокруг Нагорного  Карабаха очень хрупок, мы убедились в этом в  2016 году. Мы все должны семь раз, десять раз подумать, прежде чем в этой ситуации армянам рисковать достигнутым в Нагорном Карабахе.

 

Источник: Грант Сарафян, iravunk.com

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.