Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Кочарян пролил свет на некоторые детали событий 1-2 марта 2008 года в Ереване

Экс-президент Армении Роберт Кочарян в интервью телеканалу «Еркир медиа» прокомментировал утверждения о том, что трагических событий 1 марта 2008 года можно было избежать, если бы не было введено чрезвычайное положение.

Армянская оппозиция во главе с первым президентом Левоном Тер-Петросяном, который баллотировался на президентских выборах 19 февраля 2008 года и проиграл их, проводила с 20 февраля в центре Еревана митинги, выражая недовольство итогами голосования. Акции протеста вылились 1-2 марта 2008 года в беспорядки и столкновения митингующих с силами правопорядка, в результате которых погибли десять человек, свыше 200 были ранены.

“Указ о введении чрезвычайного положения был мною подписан тогда, когда у нас уже была жертва — погиб капитан полиции, было сожжено несколько десятков машин, были сооружены баррикады, и на войска внутренних сил напрямую совершались нападения (с использованием) “коктейлей Молотова” и других предметов”, -заявил Кочарян.

По его словам, в подобной ситуации отказ от объявления чрезвычайного положения мог сегодня восприниматься как бездействие со стороны главы государства.

“Президент являлся гарантом конституционного строя. Тогда по Конституции было так. Как мог президент республики, видя все это, отказаться предпринять какие-либо шаги и выжидать, чем все это завершится? Все это было прямой угрозой конституционному строю, тем более, что та сторона заявила о цели развала государственной системы”, -заявил он.

Кочарян отметил, что избежать насилия было возможно несколькими путями, однако оппозиция не пошла на диалог.

“Решение можно было найти, если бы проигравшая (на выборах) сторона, набравшая всего 21% голосов, не заявила, что она избрана. Они могли потребовать второй тур выборов. Но они не оставили места для диалога. Они заявили, что он (Левон Тер-Петросян – ред.) избранный президент, набравший 60% голосов”, — сказал Кочарян.

Конкретизируя случившееся у здания мэрии Еревана 1 марта 2008 года, экс-президент отметил, что первоначально полиция старалась найти решения.

“Полиция старалась договориться и смягчить ситуацию, направляя массу в сторону Матенадарана или другое место, без баррикад или порчи частной собственности, однако был получен отказ. Было сказано, что будут строить баррикады, и что это борьба до конца”, -сказал он.

По словам Кочаряна, с целью установления диалога между оппозицией и властями вмешался даже Католикос Всех Армян.

“Его Святейшество позвонил мне, и мы напрямую договорились, что он попробует встретится с Левоном Тер-Петросяном для смягчения ситуации. Однако он не принял Католикоса. Это было еще днем”, — сказал он.

Экс глава государства также опроверг слухи о том, что со стороны властей были задействованы вооружённые формирования с целью усмирения протестных акций.

“2 марта министр обороны и начальник национальной службы безопасности доложили, что армия не принимала участие в столкновениях с митингующими. Я всю эту ночь был в президентской резиденции. Тот факт, что ни один солдат, ни один военный не получил физической травмы, свидетельствует о том, что столкновений не было”, — сказал он, при этом не исключив участие каких-либо других формирований, но со стороны частных лиц.

“Все обвинения в мой адрес основаны на гипотезах. Надлежит, в первую очередь, провести надлежащие экспертизы, а не создавать нужные им (властям) ожидания у народа, используя свое должностное положение. Подобное поведение недостойно образа государственного органа, тем более в рамках настолько чувствительного дела”,— сказал он.

 

Источник: newsarmenia.am

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.