Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Интимная статистика, или Сказка про 100 и один факт

Расслабился Никол Воваевич, ох, расслабился… Не знаю, кому что показала его марафонская пресс-конференция, кого впечатлила, кого шокировала, кого разочаровала, кого возмутила, но особенностью этого публичного выступления премьера, пожалуй, стало то, что он даже не старался казаться убедительным.

СКАЗКИ ЖЕ «про 100 и один факт», рассчитанные на подготовительную группу детского садика, лишь подтверждают это. А многие из тех, кто надеялся услышать из уст Пашиняна хотя бы обнадеживающие обещания, остались в недоумении. Кто-то недоумевал по поводу глубоких знаний премьера в области сексопатологии и его ссылок на интимные статистические данные о первой брачной ночи сограждан. Кого-то удивило то, что глава правительства, представляя факты из жизни новой Армении, даже приблизительно не знал, все-таки сколько же открылось за отчетный период реально новых рабочих мест из тех 50 тысяч, что он назвал недавно, оказавшихся просто вышедшими из тени. Удивили его походы и к люстрации с «исчезновением» неких материалов из СНБ, удивила его склонность выдавать обещания за свершившиеся факты и признаки успеха… Все перечислять не имеет смысла.

Уже на 10-й минуте пресс-конференции вывод стал напрашиваться один: расслабился премьер-министр, перестал даже пытаться иллюстрировать свои речи в жанре популизма более или менее кондиционными фактическими обоснованиями. Конечно, все 100 приведенных Пашиняном «достижений революции» можно легко оспорить. Но в этом столько же смысла, сколько в споре с пациентом медучреждения известной специфики о том, что он не Наполеон. Остается понять только одно: Пашинян не может или не хочет быть убедительным?

НА ДНЯХ одна из газет со ссылкой на свои источники сообщила о том, что, согласно исследованиям, рейтинг премьер-министра падает с высокой скоростью. На фоне невыполненных обещаний социального характера, на фоне разбитых вдребезги общественных надежд, на фоне многочисленных историй про премии должностным лицам и случаев коррупционных скандалов, фигурантами которых являются представители не прежней, а уже действующей власти, вовсе не удивительны репутационные потери Пашиняна. К этому можно добавить еще и то обстоятельство, что в самой властной команде обострилась внутренняя конфронтация, что, конечно же, не может не отражаться на настроениях отдельных общественных групп, поддерживающих ту или иную группу во власти. Поэтому даже без специальных исследований можно предположить, что общественная любовь к Пашиняну изрядно остыла. И этого он сам не может не знать.

Готовясь к марафонской пресс-конференции, он по идее должен был, что называется, кровь из носу сделать хотя бы шаг к восстановлению репутационных потерь. Между тем Пашинян фактически усугубил разочарование, встретившись с журналистами с откровенно сомнительным списком достижений. Впрочем, тут уместнее термин «вызывающе сомнительным». А если быть точнее, то «провокационно сомнительным».

Зачем же Пашиняну провоцировать общественное разочарование к себе? К себе и к власти в целом? Ответ на этот вопрос можно поискать в той же пресс-конференции Пашиняна. В частности, по теме, касающейся карабахского урегулирования и его персональной «модели» выбора варианта урегулирования с широким привлечением общественности. В свое время советник президента США по вопросам безопасности Джон Болтон заявил, что широкая общественная поддержка даст возможность новым властям Армении предпринять решительные шаги в вопросе карабахского урегулирования. Очевидно, к этим решительным шагам Пашиняна все-таки не тянет. Он не может не осознавать, что речь идет о слишком серьезных шагах и о слишком большой личной ответственности.

ПОХОЖЕ, с одной стороны, именно эту ответственность он хочет переложить со своих плеч на общественные, когда говорит о том, что варианты карабахского урегулирования намерен обсуждать в формате интерактивной коммуникации с народом. С другой стороны, слишком высокая степень общественной поддержки явно ограничивает Пашиняну пространство для маневра. Ведь огромная поддержка со стороны общественности подразумевает практическую реализацию любого собственного (или кем-то подсказанного) варианта решения. А вот сокращение народной поддержки дает возможность попытаться избегнуть тех самых решительных шагов, которых от него ожидают заинтересованные спонсоры предприятия.

Впрочем, это лишь предположение, навеянное непопулярными шагами и риторикой Пашиняна в последнее время. Его сказкой про «100 и один факт», которая явно не могла впечатлить общественность эпизодами ошеломительного успеха в деле строительства новой Армении.

 

Источник: Ара Меликсетян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.