Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Что, где, когда: мессидж Давида Тонояна

30 марта, выступая перед представителями армянской общины Нью-Йорка, министр обороны Давид Тоноян сделал сенсационное заявление. Во-первых, о том, что никаких уступок с армянской стороны не будет; во-вторых, запустил вместо пораженческой формулы «территории в обмен на мир» свою: «новая война — новые территории». «Мы избавимся от окопной, постоянной оборонительной ситуации. Мы увеличим количество подразделений, которые могут перенести военные действия на территорию противника», — сказал он. Развивая свою мысль уже в интервью «Голосу Америки», министр подчеркнул, что как минимум неприемлемо говорить с Арменией, армянской армией, Арцахом с позиции силы и угрожать армянскому народу войной. И добавил, что общество также должно принять это.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО напомним, что глава Минобороны полтора месяца назад уже заявлял о переходе от оборонительной к наступательной тактике, не исключив при этом нанесение первого удара по Азербайджану. В Нью-Йорке он повторил этот постулат, дополнил его формулой «новая война — новые территории», отчетливо посылая Азербайджану мессидж о том, что новая агрессия против армянских государств чревата новыми территориальными потерями именно для Баку. Это тот самый посыл, который давно ждало армянское общество, и чрезвычайно важно, что он прозвучал на уровне министра обороны.

В выступлении Тонояна был еще один весьма важный момент: уступок не будет, но возможны компромиссы. Каких-либо разъяснений того, что он подразумевает под компромиссами, не последовало, посему рискнем предположить, что речь идет о территориях Арцаха, пока еще находящихся под азербайджанской оккупацией. По сути дела, речь идет о разработке новой военной концепции Армении, предполагающей переход от господствовавшей десятилетиями сугубо оборонительной тактики к готовности к продолжению того, что было начато в первой Карабахской войне.

В этом смысле весьма показательна реакция Баку, в которой, как говорится, прекрасно все — от видимого замешательства до невнятных обвинений в «агрессии», плавно перешедших в признание собственной агрессивной политики, и далее — взывание к «высшему руководству» РА в отчаянной надежде услышать опровержение слов Давида Тонояна. Который, кстати, весьма точно подметил, что ответное заявление Министерства иностранных дел Азербайджана является более воинственным, нежели его собственное.

О ЧЕМ ЖЕ ШУМИТ бакинский МИД? Во-первых, о том, что «замена формулы «мир в обмен на территории» на «новая война — новые территории» является очередным наглядным признанием высокопоставленного официального лица Армении о проведении агрессорской и захватнической политики». Во-вторых, что на фоне состоявшейся в Вене встречи на высшем уровне высказывание Тонояна носит «откровенно провокационный характер и выступает против усилий международного сообщества по мирному урегулированию конфликта». В-третьих, вновь грозно, но голословно заявлено, что «ВС Азербайджана находятся в числе наиболее сильных армий мира и способны в кратчайшие сроки освободить оккупированные территории Азербайджана на основе соответствующих положений международного права».

Далее бакинский МИД делает шокирующее открытие: оказывается, «Азербайджан, в отличие от Армении, не выступает с территориальными притязаниями по отношению к другим государствам и не имеет цели по оккупации каких-либо территорий». После чего идет бряцание оружием с традиционным заявлением о том, что в случае (бла-бла-бла) «Азербайджан готов освободить свои территории от армянской оккупации любыми другими средствами». Ну и в заключение следует пассаж о том, что в Баку очень хотели бы услышать «комментарий высшего руководства Армении», дабы понять, были ли слова Давида Тонояна «министерской импровизацией» или согласованными с руководством.

Пока никаких разъяснений от высшего руководства РА не последовало и, думается, вряд ли последует. Так что странные надежды Баку на то, что вдруг каким-то чудом позиция руководства Минобороны не совпадает с подходами руководства Армении, не оправдаются. Что, согласитесь, абсолютно естественно.

Отметим прежде всего, что Давид Тоноян особо подчеркивает тот факт, что он говорит исключительно с позиций министра обороны, отделяя дипломатическую составляющую от военной. В этом смысле все попытки Азербайджана апеллировать к тому, что, дескать, заявления министра направлены против усилий по мирному урегулированию, выглядят неприкрытым лицемерием и жалкой манипуляцией, особенно с учетом проводимой Азербайджаном политики. Более того, именно бесконечные угрозы Баку прибегнуть к силовому решению, многократно переходившие в диверсии с человеческими жертвами с обеих сторон, в конечном итоге привели к тому, что военная компонента стала в процессе урегулирования столь же весомой, сколь и дипломатическая. Другое дело, что в Баку не привыкли к подобному лексикону армянской стороны, на протяжении десятилетий постоянно старавшейся снизить милитаристскую ноту в атмосфере конфликта, и теперь буквально ошарашены тем, что логично вытекающая из их же собственной агрессивной политики позиция Еревана обрела характер публично высказанного курса.

ТЕПЕРЬ ГЛАВНОЕ. Оказывается, МИД Азербайджана абсолютно не в курсе заявлений своего президента, уже не говоря о многочисленных представителях власти пониже рангом. МИД Азербайджана также не ведает о главной мечте Ильхама Алиева — возможно, потому, что мыслит более реальными категориями и уверен в ее несбыточности. Посему напомним специально для МИД Азербайджана лишь некоторые из высказываний их «мудрого лидера».

«Мы, азербайджанцы, конечно же, возвратимся на все наши древние земли — и в Иреван, и в Гейчу, и в Зангезурский махал. Все это наши древние земли», — заявлял Алиев в 2015 и 2016 гг. И повторил год назад на съезде своей партии: «Ереван является исторической землей азербайджанцев, а потому политической и стратегической целью является возвращение в этот город. Хочу отметить, что мы не должны забывать о своих исторических землях. В дальнейшем это должно быть одним из направлений нашей деятельности. Наши исторические земли — Иреванское ханство, Зенгезур, Гейче (озеро Севан), об этом должны знать как наше молодое поколение, так и весь мир». Напомним также ведомству Мамедъярова, что «помыть ноги в Севане» мечтал еще лет этак 25-27 назад еще один президент Азербайджана, Эльчибей, да так и помер немытым.

Теперь вопрос бакинскому МИДу: что это, если не высказанные на самом высоком уровне президента Алиева территориальные претензии, публично выраженная агрессия и захватнические планы в отношении суверенного государства — члена ООН?

Кстати, в конце прошлой недели, аккурат в дни, когда в Вене проходила встреча на высшем уровне, в Ереване состоялось 14-е заседание бюро Конференции региональных и местных органов власти стран Восточного партнерства. Участие в нем принял также представитель Азербайджана — депутат Верховного меджлиса Нахиджеванской АР Анар Ибрагимов. Как выяснилось, сей муаллим приехал в Ереван отнюдь не для того, чтобы развивать восточное партнерство. Вот как писали о его визите азербайджанские СМИ: «Депутат посетил на древней и исторической земле Азербайджана, в являющемся центром Иреванского ханства одноименном городе «Гей мечеть». Анар Ибрагимов поместил в соцсети фотографии и написал следующее: «Сегодня я посетил «Гей мечеть». Мечеть, построенная в 1766 году ханом Иревана Гусейнали ханом, является единственным оставшимся в городе нашим турецко-исламским политическим, религиозным и культурным наследием».

Поскольку нахиджеванский депутат Ибрагимов является, судя по всему, ценителем культурно-исторического наследия, хотелось бы поинтересоваться у него, а что стало с богатейшим армянским наследием Нахиджевана?

ВЕРНЕМСЯ, однако, к заявлению Давида Тонояна. Особо подчеркнем, что оно было сделано в точное время и в точном месте: сразу после Венского саммита с его дипломатическими мессиджами, на встрече с армянской диаспорой и в самом центре мировой политики — Нью-Йорке. И оттого прозвучало особенно однозначно, выверенно и четко, не допуская разночтений. Очевидная паника в Баку происходит, несомненно, еще и от осознания всех этих факторов.

Что ж, отныне Азербайджану придется привыкать к тому, что из Еревана и Степанакерта будут звучать не только миролюбивые призывы дипломатов и политиков, но и жесткие заявления представителей руководства армянской армии. Что посеяли — то и пожинайте. Терпение армянского народа тоже имеет свои пределы, и в этом смысле остается повторить слова министра обороны: никому не дано права говорить с Арменией, армянской армией, Арцахом с позиции силы и угрожать армянскому народу войной. А уж тем более — дикарям, вандалам, головорезам и их высокопоставленным покровителям.

 

Источник: Марина Григорян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.