Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Баланс сил или парламент одного человека?

Экс-министр обороны, возглавляющий список Республиканской партии Армении Виген Саркисян считает, что дебаты с участием лидеров политических сил – это начало хорошей традиции и важная культура, которая должна быть закреплена законодательно. Представляем интервью Вигена Саркисяна с Aysor.am о политических дебатах, предвыборной кампании и других вопросах.

— Господин Саркисян, можете сказать, что теледебаты состоялись?

— Очень важно, что присутствовали первые номера всех политических сил. Это важная культура. Хочу напомнить, что на предыдущих парламентских выборах Республиканская партия выступила с такой же инициативой и, к сожалению, из-за отсутствия первых номеров одной-двух партий, остальные решили, что и они не будут участвовать. Это, конечно, было неправильно. Вчера была заложена хорошая традиция, уверен, что она должна быть также закреплена законодательно. В то же время, мне жаль, что мы не имели возможности отдельных дебатов, несмотря на то, что вся предвыборная кампания господина Пашиняна была построена на критике Республиканской партии, при этом как мы продемонстрировали за эти дни – путем лжи. Это сводит выборы к проблемам прошлого, а не будущего, а избиратель должен голосовать за будущее. Считаю, что если бы у нас была возможность провести отдельные дебаты, во время вчерашних дебатов другие кандидаты также имели бы большую возможность представить свое мнение. Таким образом, фактически очевидно, что больше внимания было уделено двум фаворитам предвыборной борьбы.

— А в плане содержания?

— Были вопросы, к содержанию которых нам удалось обратиться довольно глубоко, а некоторые вопросы имели более формальных характер. В дебатах участвовали также политические силы, которые были там не для того, чтобы представить свои программы, а чтобы еще больше «очернить» «черных». Это, конечно, не удалось, однако, на мой взгляд, подобное явление не приносит пользы и похоже на пропаганду ненависти.

— В беседе с нами политтехнолог Армен Бадалян, оценивая дебаты, заявил, что первые лица партий задавали вопросы, которые были бессмысленными. Вы тоже так считаете?

— Я не позволяю себе давать оценки вопросам своих коллег, поскольку почти все из них –  политические деятели, которые прошли путь, и если они задали какой-то вопрос, скорее всего, видели в этом определенный политический смысл. Политтехнологи имеют право давать подобные оценки, а политические деятели в данном случае – нет.

— Во время продолжавшихся более трех часов дебатов Вы смогли сказать то, что хотели?

— Конечно, нет, два с половиной часа – это 210 минут и, учитывая 11 участников, вопросы ведущих и прерывания, у каждого из нас было 15 минут. На мой взгляд, во всех случаях сложно ожидать многого от формата дебатов с 11 участниками. Дебаты в небольшом формате всегда более выгодны для общества и политических сил. Считаю, что в данном контексте Общественная телекомпания Армении довольно хорошо организовала дебаты в небольшом формате – с участием 3-4 политических сил.

— Господин Саркисян, какие у Вас предположения, сколько процентов приблизительно сможет набрать Республиканская партия и какое место займет в Национальном Собрании?

— Я давно привык давать относительно выборов один прогноз: если все пройдет нормально, то Центральная избирательная комиссия поздно ночью опубликует предварительные, а утром уже обобщающие данные. Обычно, я не делаю других прогнозов. Все решает голосование граждан, и я призываю всех выполнить свой гражданский долг, не бояться и все хорошо взвесить.

— У вас нет даже прогнозов относительно второго места?

— Вообще не хочу говорить об этом. Я просто знаю, что в Армении есть многочисленные обеспокоенные самыми различными проблемами люди и вчерашние дебаты в очередной раз должны им подсказать, что единственная сила, которая будет бороться в этом парламенте за то, чтобы их голос был услышан, единственная сила, имеющая людской ресурс, знания, опыт, команду, которая может сделать эффективно эту работу, единственная сила, которая вчера открыто критиковала созданные правительством премьер-министра Пашиняна за этот период проблемы, дефицит командной работы, при этом критиковала, приводя цифры и факты, критиковала конкретные явления, которые не прибавляют ничего нашей безопасности, – это  Республиканская партия Армении.

Мы выбираем парламент, силу или противовес не на один день, один месяц или один год, чтобы говорить, что нужно дать время, чтобы работали. К сожалению, господин Пашинян настолько ускорил этот процесс, что у людей мало времени, чтобы сориентироваться, и они выбирают парламент на пять лет. На эти пять лет нужно понять – у нас будет баланс сил или единоличный парламент. Я заявил и во время дебатов, что если господин Пашинян заменит все 150 номеров списка другими 150 кандидатами, набранные им проценты от этого не изменятся. Он не скрывает, что отодвигает на второй план своих рейтинговых кандидатов, говоря, какой смысл голосовать за них, возьмите пустой бюллетень, опустите в избирательную урну, проголосуйте за меня как за будущего премьер-министра. Почему он это делает? Чтобы завтра, послезавтра собрать свою команду и сказать, что вы все вместе не набрали столько голосов, сколько я один, и принимать решения я буду единолично. А это значит, что у нас будет единоличный парламент. Сейчас или у нас будет хотя бы сбалансированный единоличный парламент, противовесом которого станет определенная политическая сила и заставит также мобилизовать команду, умных людей, работать их и т. д., или у нас будет типичная популистская ситуация, когда есть одна основная единоличная сила, а рядом какие-то проявления карманной оппозиции, которые могут повести страну в очень опасном направлении.

— Поскольку завтра последний день предвыборной кампании, пожалуйста, дайте оценку, как она прошла?

— На мой взгляд, изначально это была предвыборная кампания с короткой программой. За 12 дней очень сложно провести полноценную предвыборную кампанию. Особенно в такое судьбоносное для Армении время. Мы в этот раз более активно использовали социальные сети, я как человек, впервые активно использовавший эти сети, должен сказать, что она позволяет большую оперативность и гибкость. Средства массовой информации также работали очень хорошо и все пытались максимально освещать процесс. Конечно, возможно, наблюдалась нехватка определенной координации, где-то предвзятые подходы, особенно с учетом того, что эти выборы отличились тем, что много журналистов было в различных списках и средства массовой информации так или иначе преследовали свои корпоративные интересы. Считаю, тем не менее, что и СМИ хорошо работали, и социальные сети использовались полноценно. Мы также провели большую работу на местах с рейтинговыми кандидатами, во многих регионах рейтинговые кандидаты выдвинуты из числа представителей первой десятки партии. Мы сделали максимально возможное, чтобы довести наши подходы. Надеюсь, что избиратель понимает, почему Республиканская партия представлена на этих выборах и с какими предложениями.

— Сегодня Эдуард Шармазанов распространил заявление, в котором отмечается, что получил сигнал о том, что вчера у его предвыборного штаба в Ванадзоре два лица инсценировали «куплю-продажу», а еще один проводил съемку этого процесса. Когда из штаба вышли люди, чтобы узнать, что происходит, они с «духом» сбежали. Были ли зафиксированы Республиканской партией еще подобные случаи? Много ли таких случаев?

— В ходе предвыборной кампании неприятных случаев много, есть прямое давление на кандидатов, членов их семей, друзей, мы постоянно слышим о том, что происходят подобные процессы. Есть примитивные вещи, например, в Эчмиадзине какая-то организация, в распоряжении которой находятся рекламные щиты, решила, что она может иметь политические предпочтения и отдавать кому-то этот щит, а кому-то нет. Хотя это является грубым нарушением закона. Было много неприятных явлений: как отмечается в докладе БДПИЧ, к сожалению, в социальных сетях больших размеров достигли оскорбления в адрес друг друга, проявления нетерпимости. Это очень тревожно.  Вульгарнее стали политический дискурс и языковое сознание, как отметил во время дебатов Пашинян, но языковое сознание, в первую очередь должно исходить от руководящего состава страны. И в данном случае, считаю, что основным источником этого языкового сознания, начиная с мая, был Никол Пашинян, который внедрил такие термины, как уложить на асфальт, размазать по стенке, взять за шею. Подобный ненужный «мачоизм», который ничем не обогащает политическую культуру.

— Господин Саркисян, телефонный разговор между премьер-министром и директором СНБ был прослушан и опубликован в сети. На Ваш взгляд, это может повлиять или подействовать на голосование, а также результаты выборов?

— Прежде всего, я крайне осуждаю это явление. Имело место незаконное прослушивание. Считаю, что это дает повод для беспокойства относительно уровня соблюдения личной тайны, тайны переписки, переговоров. Фактически если можно прослушать телефонные звонки главы страны и руководителей Службы национальной безопасности и Специальной следственной службы, значит, обычный гражданин вообще не защищен, и кто знает, сколько компромата накоплено на каждого гражданина. С точки зрения соблюдения личной тайны это очень плохо. Но с другой стороны, независимо от того, насколько это неприятное явление, неприятно также само содержание разговора. С одной стороны я впечатлен смелой и последовательной позицией директора СНБ, где он, фактически прогнозирует опасность принимаемого решения и пытается довести до премьер-министра возможные последствия этого, однако с другой стороны, конечно, есть тревожные факты, в частности то, что заранее известна суть судебного решения.

Это факты, которые не могут не повлиять на восприятие правосудия. Они также напрямую воздействуют на принимаемые по данному делу решения и с точки зрения доверия, и с точки зрения возможных дальнейших правовых последствий. Я вижу в этом большую политическую проблему: и.о. премьер-министра неоднократно заявлял, что какого-либо вмешательства быть не может. В данном случае, очевидно, что он знает, что судья до принятия решения звонит, «уточняет», пытается получить позицию и никоим образом не реагирует на это, не говорит, что судье нужно заявить отвод, возможно даже начать преследование в его отношении, поскольку он совершает незаконное действие. Иногда Пашинян так быстро принимает решение, кто и какое производство должен возбудить, а иногда очень спокойно смотрит на явление, которое принципиально касается его основных политических заявлений.

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.