Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Арцах был и является участником переговоров

25 лет назад Баку обратился к Степанакерту с просьбой о прямых переговорах.

Озвученный на саммите ЕАЭС в Сочи премьер-министром Армении Николом Пашиняном императив о необходимости участия Арцаха (НКР) в переговорном процессе встретил мгновенную и истеричную реакцию со стороны Азербайджана.

Аналогичной была и реакция Азербайджанской стороны на участие представителя Арцаха в предшествовавшей международной встрече в Абхазии. Тон и манера протеста азербайджанской стороны вынудили МИД РФ выступить с официальным заявлением.

«Российская позиция по Нагорному Карабаху никогда не предполагала отказа от участия в международных мероприятиях лишь потому, что там можно ненароком встретиться с карабахскими представителями» — так МИД РФ отреагировал на критику со стороны пресс-службы внешнеполитического ведомства Азербайджана, которое осудило встречу «представителей сепаратистского режима с чиновником МИД России», состоявшуюся не так давно в Сухуми.

Российская сторона понимает важность участия в переговорном процессе по урегулированию нагорно-карабахского конфликта представителей Арцаха (НКР). В контексте того, что Арцах де-факто является состоявшимся государством на протяжении почти 30 лет, он давно ведет самостоятельную международную деятельность, сотрудничает как с отдельными странами, так и международными организациями, — позиция МИД РФ весьма рациональная и верная.

С 1992 года ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ. Между тем известно, что Нагорно-Карабахская Республика как минимум с лета 1993 года всегда являлась и продолжает оставаться полноценной стороной конфликта и переговорного процесса.

Азербайджанская официальная позиция до боли напоминает позицию Украины в вопросе Крыма. В руководствах этих республик так и не могут избавиться от дремучего инстинкта на право владения той или иной территорией, доставшейся им волею случая и несовершенной политической системы бывшего СССР. Крымская область была передана в состав Украинской ССР в 1954 году по воле политического руководства СССР (Н. Хрущева), а не правомочных юридических процедур, что явилось грубым нарушением прав ее народа. Аналогичная ситуация была и с Карабахом, который целиком был передан в качестве автономии новообразованной Азербайджанской ССР решением Закавказского бюро РКП/б в июле 1921 года, а двумя годами позже лишь меньшей частью своей территории вошел в АзССР в качестве автономной области.

Сегодня Россия вполне обоснованно считает Арцах зоной своих стратегических интересов. И для этого есть исторические обоснования. В 1813 году, более 200 лет назад, в карабахском селе Гюлистан был заключен мирный договор с Персией, согласно которому в состав Российской империи вошли Карабах, Ширван, Ленкорань, Дагестан и другие земли. Тогда никакого государства под названием Азербайджан на этих территориях не существовало.

Сегодня очевидно, что нет и не может быть никакого урегулирования азербайджано-карабахского конфликта без участия Арцаха.

Очевидцем того, как Нагорный Карабах де-факто и де-юре стал стороной конфликта и участником переговоров, был полномочный представитель президента Российской Федерации по Нагорному Карабаху и сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России в 1992-1996 гг. посол Владимир Николаевич Казимиров.

— Владимир Николаевич, 28 июля исполнится 25 лет со дня проведения первых переговоров между официальными властями НКР и Азербайджана. Благодаря этим переговорам удалось решить массу острых и важных вопросов. Судя по сегодняшней азербайджанской позиции, в Баку начисто забыли, что первые переговоры с официальными властями Арцаха были инициированы самим Азербайджаном. Чем, на ваш взгляд, объясняется такая позиция?

— Действительно, 28 июля 1993 г., через 4 дня после падения Агдама, крупного города на западе Азербайджана, на линии фронта возле Мартакерта прошли встречи и первые переговоры военно-правительственных делегаций Азербайджанской Республики и Нагорного Карабаха. Их возглавляли исполняющий обязанности министра обороны Азербайджана Сафар Абиев и председатель Комитета самообороны Нагорного Карабаха Серж Саргсян. Были достигнуты небольшие договоренности и продлено на 7 дней прекращение огня для подготовки встречи АР — НК «на высшем уровне». Правда, договоренность о такой встрече не раз возобновлялась, но Баку сначала заматывал ее, а затем так и «забыл».

Посредническая миссия России, да и Минская группа СБСЕ поддерживали эти контакты между сторонами карабахского конфликта. Особенно Москва, где 15 сентября 1992 г. состоялись первые негласные контакты между представителями этих сторон конфликта.

В отличие от Минской группы ОБСЕ, Россия изначально признала его необычную, трехстороннюю конфигурацию. Представители Нагорного Карабаха участвовали уже во встрече в Железноводске 23 сентября 1991 г. Минская же группа подошла к признанию Нагорного Карабаха стороной конфликта лишь в сентябре 1993 г. на самой первой встрече вне Рима — в Москве.

Это сейчас сопредседатели МГ ОБСЕ подают пример довольно слаженной работы, признают значение перемирия 1994 г. и соглашения об укреплении режима прекращения огня от 4 февраля 1995 г., достигнутые по инициативе России. А в те годы западные державы не спешили признавать то, что достигалось Москвой, и даже наоборот.

Не буду приводить аргументы насчет трех сторон в этом конфликте, но сейчас это очевидно. Всем, кроме Баку, который, когда ему было надо, первым шел на установление контакта с руководством Нагорного Карабаха, звонил и писал ему, предлагал не обстреливать Агдам и «Ханкенди», встретиться под Мартакертом. Более того, и прекращение огня Баку уже подписал 9 мая 1994 г. только с НК — до того как Ереван дал согласие поставить и свою подпись. В каком еще качестве имел он дело со Степанакертом, если не со стороной конфликта? Не знаю, известно это нынешнему руководству Азербайджана или свои же эксперты, историки, архивисты все скрыли от него?

— Знакомство с высказываниями официальных лиц Азербайджана создает впечатление, что курс на насильственное решение карабахского конфликта является для них единственным способом решения проблемы. Как-то не верится, что в руководстве Баку не понимают, что без участия Арцаха в переговорах, если даже Армения пойдет на какие-то уступки, решить проблему невозможно. И что начало боевых наступательных действий чревато катастрофой не только для Арцаха, но и для Азербайджана и всего региона. Но форсированное наращивание современных военных вооружений азербайджанской стороной явно преследует цель получить подавляющее превосходство над армиями Арцаха и Армении. И гарантий, что эта современная техника не будет задействована, становится меньше. Какие международные договоренности могут выступать гарантами невозобновления боевых действий в регионе?

— Обладая немалым потенциалом, уязвленное исходом войны 1991-1994 гг. руководство АР то и дело угрожает решить карабахский конфликт силой и, как бы в подтверждение своих угроз, провоцирует инциденты, даже позволяет себе иногда и пробу сил, не желает допускать их расследования по линии ОБСЕ. Вместе с тем это для него средство обмана собственного народа этаким патриотизмом напоказ. Потому что там не могут не понимать жестоких последствий новой большой войны для своей страны и для себя. Она опасна не только для народов всех трех сторон, но и для всего региона.

Три государства — сопредседателя МГ ОБСЕ, а также Совет Безопасности ООН, не забывшие о прежней войне и о том, кто никак не хотел ее прекращать, не смогли бы остаться безучастными. А это совсем не нужно Баку и его элите. И хотя однозначной гарантии невозобновления военных действий, конечно, нет, это все же настораживает Баку. Кроме того, новая война вконец подорвала бы не только репутацию, но и саму его договороспособность, которая, несмотря на уже взрослый возраст государства, пока остается под вопросом. Не буду на сей раз приводить примеров, их немало и по Карабаху.

 

Источник: Эдвард САХИНОВ, russia-artsakh.ru

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.