Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Агора Пашиняна приказала долго жить

История противостояния Назени Гарибян с коллективом Оперного театра примечательна во многих аспектах. Остановимся на одном: реакции премьера.

ЛЕТОМ прошлого года на одном из своих митингов Пашинян торжественно провозгласил, что отныне все решения в Армении будут приниматься народом на главной площади республики. И даже сравнил такой механизм принятия решений с древнегреческой агорой. То выступление премьера вызвало много ироничных комментариев, но посыл был ясен: отныне власть всегда будет считаться с мнением людей. Отметим, Пашинян ссылался не на приоритет закона, а на приоритет общественного мнения. Оно и понятно, ведь пришел Пашинян к власти, не очень-то соблюдая букву закона, парализуя жизнь столицы  разнообразными акциями протеста.

Но что мы имеем в случае с конфликтом вокруг Константина Орбеляна? Весь коллектив Театра оперы и балета, все театральные организации выразили поддержку Орбеляну. Казалось бы, самое время вспомнить Пашиняну про свои заявления-обещания и пойти навстречу гласу народа: Орбеляна в должности восстановить, а чиновнику от культуры объяснить, что она обязана считаться с мнением представителей сферы, поскольку в этом, согласно Пашиняну, был главный смысл смены власти в стране. На деле видим обратное: Пашинян всячески стремится защитить и оправдать действия «своего человека».

Кстати, не в первый раз. Вспомним всеобщее негодование по поводу тех многомиллионных премий, которые повыписывала себе и своим ближним новая власть в преддверии Нового года. И последовательно продолжает выписывать и дальше, игнорируя общественный протест. Как должен был бы поступить Пашинян, если верен своим заявлениям? Казалось бы, очевидно: осудить это злоупотребление должностным ресурсом. Тем более что предыдущая власть критиковалась в основном именно за подобные прегрешения. Ведь до сих пор каких-либо страшных коррупционных схем новая власть в действиях прежней не выявила. То, что представлено публике, — злоупотребление своим служебным положением, как, например, в деле нашумевших тушенок генерала Манвела.

В ЧЕМ принципиальная разница в подходах генерала Манвела и нынешних высоких чиновников? Генерал Манвел, пользуясь привилегиями своего статуса, не слишком внимательно относился к условиям хранения  официально выделенной «Еркрапа» тушенки, не видя в том особого греха. Новые министры и марзпеты, пользуясь своим статусом, периодически выписывают себе за счет налогоплательщиков нехилые премии и тоже вины в том никакой не видят… В чем такая уж принципиальная разница? Практически никакой. Как поступает Пашинян? Он горой вступается за своих министров, фактически игнорируя критику общества…

Вот и сейчас очевидно, что он всячески стремится обосновать действия своего назначенца, очень хотел бы проигнорировать мнение театрального сообщества и спустить негодование на тормозах… Получится или нет — другой вопрос.

Так что имеем лишнее свидетельство: площадь Агора забыта. Что бы там раньше Пашинян ни говорил, может даже искренне, но власть имеет свойство трансформировать людей, и вся история с Константином Орбеляном — лишнее подтверждение, что для Пашиняна сегодняшнего приоритет — вовсе не общественное мнение, а интересы его команды, его интересы…  А потому фикция и заявления Пашиняна для своих наивных обожателей, что он и его команда не будут держаться за власть, а уйдут, когда увидят, что люди ими недовольны. Никто никуда добровольно уходить не станет, держаться за рычаги власти новая команда будет до последнего патрона. И в этом тоже все очень напоминает судьбу Тер-Петросяна и АОД, также оказавшихся у государственного руля на волне популизма и эйфории и также отчаянно цеплявшихся за власть, когда всем уже было очевидно, что пришло время уходить.

 

Источник: Рубен Маргарян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.