Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

План по ошибкам мы давно перевыполнили

«План по ошибкам мы перевыполнили», — говорит в интервью «Голосу Армении» кандидат физико-математических наук Сергей Вартанов.

— Г-н Вартанов, будучи математиком, вы профессионально занимаетесь и экономикой. Как вы считаете, почему «невидимая рука рынка», на которую многие рассчитывали в начале 90-х, не сработала в Армении и экономическая ситуация остается тяжелой?

— При всем уважении к Адаму Смиту надо признать, что эта формула была приемлемой во времена становления капитализма. Считать сегодня, что рынок все отрегулирует, — ключевая ошибка. Это доказывается и математическими моделями, и опытом развитых стран. Либералы осуждают плановую экономику, но все успешные американские и европейские компании действуют в рамках планов. Плановая экономика в своей идейной части была вершиной организации, и автоматизированные системы управления разрабатывались в СССР под нее. Но, даже если бы рынок действительно все регулировал, это бы не спасло Армению от экономических катаклизмов. Все было предрешено еще в конце 80-х годов. Развал СССР был системной ошибкой. Ельцин хотел освободиться от лишних проблем, а наше общество, не понимая катастрофических последствий этого шага, восприняло его с радостью. О том, что уничтожаются сами основы еще недавно процветающей экономики республики, никто не задумывался. Высказывались и принимались с восторгом абсурдные идеи, что можно прожить на одном джермуке, молибдене с золотом и проч. Но вся наша экономика была завязана на Россию и республики СССР, которые были основными потребителями нашей продукции и в значительной степени обеспечивали нашу продовольственную и сырьевую безопасность.

Мы лишились железной дороги — самого дешевого вида транспорта, обеспечивающего массовую перевозку товаров, сырья. Грузия перекрывала газопровод, остановилась химическая промышленность, возникли бытовые проблемы. Разграблялись и продавались за копейки предприятия. Практической смекалки новых собственников предприятий хватало лишь на то, чтобы продать производственное оборудование по цене металлолома. Причем в ряде случаев это было дорогостоящее современное оборудование.

— Но Левон Тер-Петросян утверждал, что вся производимая в Армении продукция была неконкурентоспособной…

— Это ложь! Да, наши станки, в том числе с ЧПУ, уступали некоторым европейским, но спрос на них был, поскольку лучшая станкостроительная продукция по цене доступна далеко не всем. Китай начал восстановление экономики с массового производства продукции не лучшего качества, но завалил ею весь мир. Любая продукция имеет своего покупателя. Надо было не уничтожать, а развивать производства, параллельно повышая качество товаров, как это делают в том же Китае. И Россия, и развивающиеся страны редко покупают оборудование и другие товары лучшего качества, они берут то, что устраивает.

Это касается и других отраслей. Вычислительные машины и системы, которые разрабатывал и производил ЕрНИИММ, тогда были из лучших. В Европе никто подобной техники не производил! Мы были в лидерах по промышленным и боевым лазерам, работали на космическую промышленность.

Да, ЕрАЗ выпускал некачественные машины, но можно было его перепрофилировать на производство востребованной малой сельхозтехники, договорившись об импорте комплектующих. Сохранил же Лукашенко МАЗ, подписав соглашение по двигателям с MAN, и они выпускают отличные грузовики, автобусы, востребованные в Европе.

А когда истерическим решением закрывали АЭС, кто-нибудь задумался о последствиях?! Правда, потом одумались и перезапустили. Иначе до сих пор сидели бы в потемках.

— Допущенные ошибки привели и к огромным социальным проблемам…

— 60% населения Армении работало в сфере промышленности. Когда предприятия закрылись, эти люди лишились работы и средств к существованию. Народ побежал и продолжает бежать. В 90-е годы население Армении снизилось практически на миллион человек, мы потеряли значительную часть интеллектуалов и специалистов высокой квалификации. А управленческая элита формируется именно в этой среде. Квалифицированных рабочих тоже не осталось. По расчетам демографов, сейчас население Армении должно было составлять 5,3 миллиона человек, а мы имеем 2,9 млн, причем большинство мужчин, уезжая на заработки, не выписывается, значит, еще меньше. Разве это не экономический геноцид собственного народа?!

— Вы считаете, что этого можно было избежать?

— Обратимся к примеру Беларуси. Лукашенко сохранил советскую промышленность, медицину и систему образования. По ВВП Беларусь опережает Армению в 6 раз, хотя по количеству населения — только в 3 раза. Сельское хозяйство развито, обеспечено собственной сельхозтехникой, села образцовые, дороги прекрасные, успешно развиваются IT-технологии. Это место могли занять мы. Лукашенко — хозяин, который заботится о своей стране.

— Но в адрес Лукашенко высказывается много критики…

— Он не нравится демократам. Заблуждения, невежество и злой умысел нередко различить трудно. Оскар Уальд ввел понятие «добродетельная диктатура». Сегодня для постсоветского пространства, включая Армению, трудно придумать что-то более эффективное. И с точки зрения теории управления централизованное управление всегда эффективнее, чем решения, принимаемые демократическими процедурами. Но диктатура диктатуре рознь. Добродетельная и умная диктатура эффективна, а диктатура глупцов и невежд – тирания, поскольку решения сомнительного качества реализуются путем насилия, это то, что сегодня происходит на Украине.

— Но все-таки немногие специалисты и интеллектуалы остались, но они не востребованы. Никто не спрашивает у них, как сделать сельское хозяйство более эффективным, какие отрасли промышленности следует развивать…

— Сложившаяся система управления обществом и государством просто препятствует присутствию в ней профессионалов-интеллектуалов. У наших олигархов-капиталистов другие задачи. Профессионалы знают цену ошибок и говорят об этом. А посредственности критику не любят. У Стругацких в повести «Трудно быть богом» показано, как серость, дорвавшаяся до власти, превращается в черную массу.

— Но ведь за годы независимости так и не появилось вразумительной программы развития, чтобы подбирать под нее кадры…

— Если не сформулированы цели и задачи, основанные на анализе имеющихся ресурсов, возможностей, если нет реальной программы развития, любая цель недостижима. Для нашей страны ничто, кроме плановой экономики, не подойдет, поскольку это диктат разума, воздействующий на субъективные и эгоистические интересы экономических субъектов. В США действует комитет, который собирает информацию обо всех корпорациях и на этом основании что-то планирует и регулирует. Там стараются понять, куда и с какими параметрами движется экономика.

— Похоже, роковую роль сыграло именно непонимание важнейших вопросов экономики, множество иллюзий и заблуждений. Главное – избежать новых ошибок. Что, на ваш взгляд, должно сделать новое правительство, чтобы выправить ситуацию в экономике?

— Налаживать самое тесное сотрудничество с Россией – основным потребителем продукции, которую мы можем произвести. Рассчитывать, что Запад нам поможет, – заблуждение. Это мы уже проходили. Что сделали США для восстановления экономики Армении? Ничего. И не сделают. Зачем им развивать страну с населением менее 3 млн человек и более чем скромным бюджетом?

Кроме того, присутствие здесь США не понравится ни России, ни Ирану. Треть инвестиций в Армению – российские. Это 6 с лишним миллиардов долларов. У России здесь политические интересы, база, которую она не выведет, тем более что договор заключен на 50 лет. А доверие потеряем. Кому нужен партнер, который часто меняет условия и правила? Может, хватит комплементарности во внешней политике? Если Армения попытается убрать российских пограничников, тоже ничего хорошего не будет. Станут уходить, заберут оборудование. У нас есть эти миллионы долларов, чтобы купить свое, есть возможность обучить наших пограничников работе на современном оборудовании? И с таможней возникнут проблемы. План по ошибкам мы давно перевыполнили. Пора остановиться. К тому же есть опасность, что нас попросят из ОДКБ. Кого оно будет здесь защищать? Армян или американский бизнес? С Ираном тоже может заморозить отношения и закрыть границу, по крайней мере таможенную. Мы только усилим собственную блокаду. Одна Грузия останется? Там тоже все ненадежно – и с Поти, и с автомобильной дорогой. Это приведет к росту цен. Когда премьером стал Карен Карапетян, в числе первостепенных задач он назвал переговоры с Грузией об открытии абхазского участка железной дороги.

Россия близка нам по ментальности, культуре, традициям. Нас связывают давние связи, которые реально были чрезвычайно полезны и надежны. Союз с Россией был для нас временем гарантированной безопасности и очень эффективного развития. Там много влиятельных армян, здесь многие за тесный союз с Россией, что тоже важно. Это единственная страна, которая может нам что-то дать, потащить Армению за собой в сфере собственного развития.

— Но у России самой масса проблем…

— Да, нынешний российский экономический блок не вызывает доверия. Но, столкнувшись с кризисом, Россия займется собой и соседями. Вместе мы сможем многое изменить к лучшему. Армения еще имеет серьезный профессиональный ресурс, просто он не задействован. Нужно добиваться того, чтобы в планах экономического развития России определенное место отводилось Армении. И не надо позиционировать себя как ничтожного просителя, ищущего места под надежным крылом России. Мы – толковая нация и можем реально оказаться полезными. Но надо наконец определиться с ориентирами, понять, что мы теряем страну и людей! Надо налаживать широкое сотрудничество, в первую очередь c Россией и Беларусью.

— Но Лукашенко так любит Азербайджан! Вряд ли Беларусь станет нам искренним другом и надежным партнером.

— Когда в Беларуси возникла угроза дефолта, Россия не помогла, а Алиев немедленно выделил ей 2 миллиарда долларов. Лукашенко, естественно, этого не забыл.

При постановке разумных целей, планировании, грамотной кадровой политике, переустройстве экономики можно очень многое сделать.

 

Источник: Гаянэ Сармакешян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.