Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

От того, что глава правительства «плохое» выдает за «хорошее», ситуация в стране к лучшему не меняется

Уже несколько недель подряд премьер-министр на своей странице в ФБ периодически и с завидным постоянством публикует и комментирует статданные, касающиеся социально-экономической ситуации в стране. По какому принципу он выбирает те или иные показатели, сказать сложно. Откуда берет цифры, которые позже оказываются спорными, а то и вовсе ошибочными, тоже. Но это отдельный вопрос.

КУДА ВАЖНЕЕ то, как комментируются те или иные показатели. Хорошо ли то, что премьер считает позитивом, иногда даже беспрецедентным или рекордным? Или все-таки плохо?

Обратим внимание на две последние записи главы правительства. В одной из них Никол Пашинян рассказывает о том, как прекрасно, что на рынке недвижимости очевидна активизация, о том, что покупающих недвижимость больше, чем продающих, что количество сделок с недвижимостью существенно выросло по сравнению с прошлым годом, и т.д. Но в этой записи варчапета все же особого внимания заслуживает другое: «В июне 2019 года по сравнению с июнем 2018 года объем ипотечных кредитов увеличился на 174%, а в первом полугодии 2019 года, по сравнению с первым полугодием 2018 года — на 120%.

Это рекордный показатель, как минимум для последнего десятилетия. Больше чем рекордный», — написал он.

Да, такой показатель можно назвать беспрецедентным. Да, можно назвать его рекордным. Однако это вовсе не означает, что рекорд свидетельствует о позитиве. Что беспрецедентный рост ипотечного кредитования — это хорошо. Наоборот, это плохо, это таит в себе более чем серьезные риски, в частности, для банковской сферы, да и в целом для государства. И вот почему.

ДЕЛО В ТОМ, что резкий рост ипотечного кредитования мог быть позитивным показателем только при столь же резком росте платежеспособности населения. А в этом плане, скажем прямо, особых иллюзий питать не приходится. Нет ни рекордного роста, ни беспрецедентного. Например, среднемесячная зарплата по положению на июнь текущего года составляет 176 тысяч драмов. По сравнению с революционным 2018-м есть рост на 4 тысячи драмов. Но вот до революции этот показатель был выше (в 2017-м средняя зарплата составляла 177 тысяч драмов). По сути, существенных изменений по этому показателю не произошло, платежеспособность населения, повторюсь, не выросла. А вот ипотечное кредитование, которое по идее напрямую должно зависеть от платежеспособности, демонстрирует не просто рост, а рост рекордный. Тут более чем очевидны риски, связанные с неспособностью заемщиков оплачивать свои кредитные обязательства.

О снижении уровня платежеспособности населения свидетельствует еще одни показатель, касающийся рынка труда. Недавно премьер заявил о шестипроцентном снижении уровня безработицы в первом полугодии. Опять же неизвестно, откуда он взял этот показатель, но, по данным Статкомитета РА, в течение первого квартала текущего года (данные по полугодию пока не опубликованы) количество безработных в стране выросло на 16 тысяч человек по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Так или иначе, очевидно, что и эти тенденции сильно бьют по уровню платежеспособности. И вот при всем при том премьер, по сути, радуется тому, что неплатежеспособное население получило рекордное число ипотечных кредитов.

Для кого это хорошо? Для банков, выдавших кредиты, но явно не уверенных, что деньги подлежат возврату? Для заемщиков, часть которых завтра реально может оказаться в долговой яме? Для государства, которому завтра придется разруливать вероятную проблему в отношениях между банками и населением? Очевидно, что сегодняшний рекорд завтра может выйти боком. И вряд ли это хорошо.

СЛЕДУЮЩАЯ ЗАПИСЬ, оставленная премьером в ФБ, повествует о том, что крупнейшие налогоплательщики увеличили свои налоговые выплаты в бюджет. Разумеется, тут тоже глава правительства обращает внимание на факт позитивности тенденции. Тут воспользуемся ранее обнародованной премьером информацией о том, что количество хозяйствующих субъектов увеличилось на 24 тысячи при том, что раньше их было 96 тысяч. То есть появилось столько новых хозсубъектов, но рост налоговых поступлений обеспечили лишь 1000 (крупнейшие). Куда делись налоги от остальных, не уточняется. Где результаты антитеневых шагов правительства, если из 120 тысяч хозсубъектов лишь одна тысяча нарастила объем налоговых выплат в бюджет? И наконец, что хорошего, если 1000 крупнейших хозсубъектов обеспечивают львиную долю бюджетных поступлений? Кому от этого хорошо? Крупному бизнесу? Вряд ли. Дополнительные отчисления особой радости вызвать не могут. Государству? Вряд ли, это увеличивает его зависимость от крупного бизнеса…

Скорее всего, в ближайшие дни премьер-министр опять что-то напишет на своей странице в ФБ. Приведет какой-нибудь показатель и прокомментирует его, преподнося в качестве «беспрецедентного» достижения «революции». Но от того, что глава правительства «плохое» выдает за «хорошее», ситуация к лучшему не меняется. Это, скорее, самообман… из-за непонимания реальной ситуации, неумения адекватно ее анализировать или преднамеренного введения в заблуждение общественность — это уже отдельный вопрос.

 

Источник: Ара Меликсетян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.