Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Меняю минкульт на Чебурашку и песочницу!

В последние пару лет существовало две версии, со знаками + и -, перспектив существования Министерства культуры. Прошлый министр Армен Амирян при назначении на должность заявил, что его цель — добиться такого культурного расцвета, чтобы Минкульт оказался просто не нужен. Второй комментарий по поводу «не нужен» муссировался в арт-кругах и был рожден не прекраснодушными заявлениями, а продиктован суровой правдой жизни — Минкульт скоро станет окончательно не нужен, потому что его полностью и травматично для культуры заменяет Минфин. Первая версия, как вы догадываетесь, была и остается недостижимой утопией. Вторая продолжает наступать, кому — на ногу, кому — на горло.

СО ДНЯ НАЗНАЧЕНИЯ НОВОГО МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ ЛИЛИТ МАКУНЦ ПРОШЛО чуть больше двух месяцев. Будем считать, что выводы делать рано. Хотя какие-то программные положения новый министр сотоварищи уже высказывала. Среди них и скучно-хрестоматийные, типа поддержки творческой молодежи и развития культуры в регионах — это непреложный малый джентльменский набор каждого нового министра. Или назначение новых кадров — тезис в нынешних реалиях угрожающий, поскольку практика показала, что кадры, которые решают все, и не только в культуре, на грядке не растут. Тут следует подчеркнуть, что министр оговорилась, — это следует делать очень осторожно, чтобы не наломать дров. Вообще страх наломать дров, кажется, пока главное достоинство новой культурной власти, если его вообще можно считать достоинством.

Зато уж точно достоинством можно считать хотя бы намерение обзавестись наконец законами в сфере культуры, а такой «апрельский тезис» тоже имеет место быть. Что касается песни о главном, а главное, как мы уже давно поняли, — это деньги, Лилит Макунц еще месяц назад заявила, что, если программы, заявленные прежним правительством, будут утверждены, бюджетные средства полностью закончатся уже в июне-июле и нечего будет расходовать. «Бюджет Министерства культуры распределялся неэффективно, средства расходовались неразумно, речь, в частности, о мероприятиях, на проведение которых ежегодно выделялось 1,2 млрд драмов», — сказала тогда министр.

Каковы теперь будут механизмы распределения финансов, покажет время. А пока новая культурная власть осваивает terraincognita, именуемую отечественной культурой, жизнь продолжается, свято место пусто не бывает и функцию местоблюстителя растерянного Министерства культуры все больше прибирает к рукам Министерство финансов. Минфин вообще не обязан понимать, что есть культура. И жизнь и лучше, и веселее не становится.

О ПЕРЕХОДЕ С 1 ИЮНЯ ВСЕГО ФИНАНСОВОГО ХОЗЯЙСТВА КУЛЬТУРЫ В КАЗНАЧЕЙСТВО, вызвавшем возмущение всего арт-сообщества, говорилось уже не раз. Причем, что не характерно, возмущение не кулуарное. В контексте новых реалий состоялась встреча министра культуры с директорами практически всех государственных арт-учреждений, главной темой которой был именно этот вопрос. Лилит Макунц выслушала и, кажется, поняла и приняла все аргументы против работы через казначейство. Причем директора пришли с уже готовым протестным письмом, которое тут же на месте единодушно все подписали. То есть целое профессиональное сообщество демократично и единогласно выказало позицию. С этой документально подтвержденной позицией Лилит Макунц отправилась на заседание правительства, чтобы представить ее конкретно главе финансового ведомства.

Не будем сейчас гадать, у кого не хватило авторитета, — у культуры, ее деятелей или у ее министра, которой сказали: «Отойди, девочка, не мешай контролировать финансы и бороться с коррупцией». Борьба с коррупцией как единственная форма жизнедеятельности человека… Словом, решение о казначействе осталось, а взамен культура получила заверения, что все будет хорошо и они с казначейством поженятся. А если нет — звоните и жалуйтесь, найдем и обезвредим!..

В последнее время арт-сфера вздохнула с облегчением, мол, больше из Минкульта не поступает идиотских директив типа всем работать и в августе. Рано обрадовались! Взамен получили эпистолу из Минфина с требованием указать, сколько в каком культурном учреждении телефонов и в чьих кабинетах они установлены. Ну, во-первых, в абсолютном большинстве арт-учреждений не персональные телефоны, а коммутаторы, а в-главных, получается, что если по какой-либо служебной надобности перенести телефонный аппарат из кабинета замдиректора в кабинет администратора — это есть что? Сокрытие информации, обман и повод для борьбы с организованной преступностью!

«Помнишь мультик про крокодила Гену? «Вам что, делать нечего?» — «Совсем нечего…» Там, помнится, Гена с Чебурашкой в итоге построили для детей песочницу. Может, и нам устроить такую песочницу, чтобы Министерству финансов было чем заняться? Нельзя же всерьез думать о том, что, если держать под контролем количество телефонов, можно что-то такое искоренить», — комментировал один не в меру остроумный деятель культуры. Впечатление, что есть косвенный курс на искоренение культуры, потому что, если в арт-очаге постоянно занимаются «телефонами», непонятно, когда заниматься прямым делом.

ВООБЩЕ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ ПОРТИЛО культуре немало крови. Действующий закон «О закупках», по ходу дела обрастающий все большими инновациями, был не просто песней, — плачем Ярославны, всех, кто хозяйствует в культуре. Новый Минфин не просто пошел стопами предшественников, он зашел в сферу юмористическую. С 1 июля любой чек с закупки, в прежние времена являющийся подтверждением целево потраченных денег, более таковым не является. Вернее, является только в том случае, если на нем указан налоговый код организации, совершившей сделку. Придумано Министерством финансов!

Вот я, допустим, директор театра. Мне нужно столько-то метров ткани на костюмы. Прихожу в магазин, покупаю, расплачиваюсь. Вытаскиваю бумажку. «Вот, говорю, наш налоговый код». Продавец смотрит сначала удивленно, потом на губах его мелькает легкая улыбка, сменяющаяся сочувствием. «Нет-нет, — говорю я, — вы уж будьте добры, внесите непременно, я желаю быть законопослушным гражданином». Мне и рады помочь, но тут возникает вопрос — внести, а как? В кассовом аппарате такой опции нет. На приобретение новых аппаратов или написание и установление повсеместно новых программ уйдет черт знает сколько времени. Придумано Министерством финансов! Придумано — и через неделю отдумано обратно. На полгода. До решения технических вопросов.

Нет, ребята, надо срочно обменять Минкульт на крокодила Гену, Чебурашку и строить песочницу. Не то культура при такой-то фантазийности Минфина совсем загнется.

 

Источник: Сона Мелоян, Голос Армении

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.